ЛитМир - Электронная Библиотека

– Какую связку?

– Ну, ту самую, – вежливо напомнил я. – Где ты связываешь воедино: данного молодого человека, его родственников, упирая на их животное происхождение; кровосмесительство между родней; потуги мирового разума на воспроизводство данной конкретной человеческой единицы; сексуальные пристрастия этого сельхозинвентаря, сварочного аппарата и этого чуда; загробный мир; детей данного индивидуума и изделие из сырых деревьев; лучших друзей человека; наш народный фольклор, в части нечистой силы; тут же призываешь светлые силы в свидетели; упоминаешь некоторые гинекологические термины, причем в очень интересном контексте связывая их с утюгом и кипящим чайником; после этого делаешь сноску на очень интересную физиологию, стоящего напротив тебя товарища; обещаешь ему экскурсию к мифологическим персонажам, попутно упоминая косметическую маску из экскрементов мутантов летучих мышей и человека, а из последней тирады я узнаю, что возможно этого человека зовут Кузьма.

Паша ошарашено оценивал полученную информацию. Наконец до него начало доходить: сначала он растянул губы в резиновой улыбке, а потом рассмеялся. Чувствуя, что гроза прошла, его орлы тоже разулыбались.

– Ладно, чего ты хотел? Я достал из карман чертежик с размерами и показал Паше:

– Паша, а ты сможешь сделать такую штуку?

Паша внимательно изучил чертеж, почесал затылок, посмотрел в небо, что-то прикинул и сказал:

– Можно. Но не сегодня. Завтра. Я радостно сказал:

– Паша! Ура! Устроит!

И отправился по своим делам. Заглянул к Семенычу, предупредил, чтобы не трепал языком. Выслушал его ответную обиженную речь. Сходил к Майклу, поговорил о делах наших грешных, выпили по рюмочке коньяка. Сходил к Сереге – выпросил Ивана, для охраны лекарственной экспедиции. Сбегал к жене, попросил её снарядить кого-нибудь (например – Лену) в аптеку за лекарствами. Послал своих на нефтебазу за дизтопливом, попутно выдал три арбалета с требованием три часа потратить на отработку стрельбы с пятидесяти шагов. Сходил к Алине, которая уже сидела с Леной, Иваном и Санькой, выдал им инструкции по походу в аптеку, намекнул лично Алине про пятую баню, стоящую напротив таксопарка и наискосок от аптеки. Дождался пока они не уедут, помахал им на прощанье и неторопясь отправился с Семенычем исследовать метровую трубу канализации, причем Семеныча мне удалось уговорить, только посулив ему три гранаты Ф-1, и то, лезть в трубу он категорически отказывался, мотивируя старостью, больной спиной, своим возрастом и еще мотивирую меня и всех на свете, тем, что они ему спокойно помереть не дают. Правда, когда я достал ствол и, передернув затвор, предложил помереть спокойно, он на это не согласился и, собравшись, пошел со мной, что-то ворча себе под нос про шутки, зубы и промежутки.

Вечером мы собрались за столом у Семеныча за рюмкой чая. Я показал чертежик Семенычу.

– Семеныч, зацени. Тот долго смотрел на него, жевал губами:

– Это что внизу?

– Поворотный подшипник, –глянув на палец, тыкнутый в чертеж, охотно подсказал я.

Семеныч опять углубился в изучение. Он вертел чертежик, прикидывал, бормотал себе под нос. Мы с Алиной терпеливо ждали его вердикт.

– Сам придумал? – глянул он на меня поверх очков, замотанных изолентой.

– Не-а, – хрустнул я сушкой. – У меня ребенок средневековьем увлекался. Я столько всякой всячины ему с интернета скачивал – просто беда. И этот рисуночек оттуда, я просто его чуть усовершенствовал, чтобы бесшумней крутился, без усилий. Противовесы придумывать не стал, просто поворотная стена. В этих душевых дебильная советская плитка, причем куча стопок с такой же отбитой. Огромные трещины по углам – такое ощущение, что они сложены из плит поставленных друг на друга. Такая же стена не будет привлекать к себе внимание. Мы сложим стенку, поставим на металлическую раму, положим эту же плитку и у нас будет поворотная дверь. Раму присобачу я – не зря двери железные одно время ставил. С плиткой не знаю…

– Плитку положу я. – задумчиво перебил меня старик. – По советски. И запор сделаю как ты нарисовал.

– Так что – должно получится. – подитожил я и повернулся к Алине:

– А у тебя что?

Алина подобралась. По моему она меня побаивается, хотя я вроде бы не страшный.

– Сходили в аптеку. Набрали всякой всячины, в основном шприцы, бинты и другую бижутерию. По лекарствам план не выполнили. Видимо во время кризиса нарки потоптались в аптеке. Все нужные пузырьки и таблетки исчезли. А потом я устроила им небольшие учения по действию в городских условиях. Решила отработать все это на бане. Обшарили её трижды, сверху – донизу. Явно я ничего не увидела, только прикинула, где может находиться возможный вход, исходя из схемы, которую вы мне дали.

Она зашуршала бумагой, разворачивая рисунок. Чертежик был хороший, с привязкой к местности. Мы втроем склонились над картой, столкнувшись лбами. Алина тыкая карандашом в отметки – поясняла:

– Это нижний зал, где находится оборудование. Тут куча манометров, труб и всякой фигни, как у Семеныча, и тут вот есть подсобка. Она, как бы, утоплена в стене и внутри обычная крашеная кирпичная стена. Все остальные стены отделаны декоративными гипсовыми панелями, которые будут очень удобны для такого же типа двери. Размеры я сняла на всякий случай. Далее, парадный вход на улице Коммунистической. Два запасных выхода. Один выходит во двор бани с хозпостройками. Стоянка для пяти легковых и одной грузовой, типа Урал-вахтовки. Глухие ворота, открывающиеся вручную. Другой запасной вход открывается в гаражи. Загорожен кустами, через него можно незаметно выскользнуть. Мы немного исследовали гаражи по ним можно проскочить сразу на три улицы, причем если в этом гараже в задней стене сделать дырку, то мы выходим на территорию старого водоканала, где мы брали жесть и трубы. Там бедлам и разруха и оттуда можно выйти еще на две улицы (в этом районе квартал мог быть и пятисторонним и шестисторонним – старая застройка плюс кусок бывшей промзоны), а дальше забор пивзавода.

Алина рассказывал в общей сложности полчаса, отвечая на наши вопросы и тыкая в план-схему. Потом настала моя очередь. Моя экспедиция среди отбросов (или отходов) нашего общества прошла достаточно неплохо. Метровая труба вывела нас еще в одну трубу приблизительно такого же диаметра. (передвигаться все равно приходилось на четвереньках). После краткого обсуждения, мы решили плыть в ту же сторону, куда текло все и попали в большой коллектор. Находились мы там буквально несколько минут. Дело в том, что без противогазов там находится невозможно. Развернувшись мы выбрались через открытый люк около моста через речку вонючку. После этого вернулись обратно тем же путем. Показав стертые колени м ы тихонько поржали. Наконец мы угомонились и разошлись. Я пришел домой поздно. Тихо разделся и на цыпочках пошел к кровати.

– Ты пришел? – сонно окликнула жена. Я замер.

– Да, – шепотом сказал я. – Ты чего не спишь?

– Тебя жду. – голос жены звучал обижено, – того и гляди засну, а ты шляешься неизвестно где.

– Дела, любимая – проговорил я, забираясь под одеяло.

Жена крепко прижалась ко мне и закинула на меня свою красивую, горячую ногу. Я очень люблю свою жену. С мыслью о том, что с такой работой можно стать импотентом, я повернулся к жене, обнял её и поцеловал. Ну, люди все взрослые, дальше рассказывать не буду. Сами знаете.

* * *

Утро было солнечным, постель пустая, мелочь залезла под бок и тихо там посапывала. Девочке шел седьмой год. В этом году она пойдет в первый класс, пусть немного не такой, но все-таки. Старший ребенок пропадал на тренировках, которые открыл для детенышей Серега. Ему нравилось возиться с ними. Он вел в прежней, обычной жизни секцию рукопашного боя для детей. Теперь занимался тем же самым. Раз в неделю они собирались с Семенычем и обсуждали занятия на следующую неделю для своих, для чужих. Если бы мой культурный ребенок вышел сейчас поздним вечером погулять во время до кризиса, то я бы очень переживал… за хулиганов, которые попались ему на пути. Серега с Семенычем, не афишируя, готовили из нашего молодого поколения людей, которые могут постоять за себя. Помимо рукопашного боя их учили правильно вязать пленников и как освобождаться; кидать подручные предметы (обычно это были ножи, вилки, гвозди и заточенные пластиковые карты); стрелять из арбалета; владеть холодным оружием, из сервов нам, кстати, достался учитель фехтования из нашего Дворца творчества юных (то бишь бывшего Дворца пионеров); стрельбе из стрелкового оружия и другим мелочам.

31
{"b":"117173","o":1}