ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну что,– спросил Майкл,– сейчас куда?

– К Пашке,– сказал Саня, и мы разошлись по машинам.

Немного подгазовывая, чтобы не заглохнуть, я съехал с тротуара. Светофоры не работали, вокруг пустынно, не видно не зги. Отсутствие стекол в машине не есть хорошо. Холодно. Мы медленно ехали по темнеющему городу. Автоматика пока включала фонари. Бульвар сиял так, что хотелось выйти и пройтись, нереальность происходящего давила так, что хотелось выть. Проезжая мимо салона Евросеть, где работала моя двоюродная сестра, я притормозил. Серега проехал вперед и встал у угла. Мишка встал боком, чтобы иметь более широкий угол обстрела. Ничего не объясняя я выскочил, вошел через окно, монтажкой открыл ящик с товаром, взял четыре упаковки раций и мы уехали прочь.

В доме было тепло. На волне всеобщей эйфории, мы хвастались, рассказывая, как быстро и легко мы «взяли» оружейный магазин. Оставив Майкла на крыше, мы под чутким руководством Паши и Угрюмого и Сереги разбирали добычу. Рассортировав, полученное оружие и боеприпасы, мы занялись остальной добычей. К вечеру мы укомплектовали экипажи. Угрюмый с Андреичем. Мишка с Серегой. Я с Саней. Назавтра был культпоход за едой. Мы обсудили меню, что брать в первую очередь, что во вторую, а что не брать вообще, и отправились спать.

Наутро мы отправились в супермаркет за покупками, одетые по последней моде, теплые комбезы, башлыки и бушлаты с капюшонами. У всех кроме меня по Сайге (у меня моссберг), по охотничьему ножу, по электрошокеру, а у меня еще и бита через плечо. Выглядели мы очень грозно. Как нам казалось. Но почему то, Пашкин ребенок, увидев нас, не удержался от улыбки.

– В наши таратайки много не влезет, сказал Саня,– надо бы что-нибудь посолиднее.

– Заедем на стоянку. Мало ли по городу машин, заметил Угрюмый.

– А заводить их как?

– Предлагаю поехать к автосалону и «купить» там ГАЗель.

Предложение пару секунд обкатывалось в мозгах присутствующих, но не вызвало особых возражений. Придя к консенсусу, мы опять разобрались по машинам и поехали на улицу строителей. Покупать грузовичок.

Доехав до входа в салон мы остановились так же как и вчера. Саня вышел из машины и пошел к дверям. Вдруг один из сугробов зашевелился и бросился на него. Какое то существо с диким визгом запрыгнуло и вцепилось в горло, пытаясь толи прогрызть, толи задушить. На секунду мы застыли, остолбенев и только Мишка не растерялся. Подскочив ко мне он выхватил у меня биту и нанес несколько ударов по существу. Оно визжало, но отпускать Саню не хотело. Саня же вертелся юлой, пытаясь стряхнуть это чудо со спины. Серега бросился ему под ноги, я толкнул, Саня свалился, а Мишка нанес два точных удара. Визг прекратился, будто его выключили. Тяжело дыша мы собрались вокруг тела. Миша растеряно опирался на биту. Концом ствола Саня приподнял спрятанное в длинных волосах лицо.

– Девчонка.

– Еще молодая.

Вдруг она приподняла голову и сделала движение вперед. Мы отскочили. Саня инстинктивно нажал на спусковой крючок. Пуля пробила висок. Мы ошарашено молчали.

– Ладно, нечего смотреть, – хрипло сказал Угрюмый, – пошли делом заниматься.

Больше эксцессов в этот день не возникало. В крытом салоне нашли готовую семиместную, тентованную газель с ключами. Как водится, выехали на ней через окно (потихоньку это становится привычкой). Доехали до маркета, набрали продуктов по списку и поехали к Паше.

На сегодня дел больше не было, поэтому мы решили заняться определением нашей политики.

Выбирали начальника. Долго махали руками, повышали голос, стучали по столу. Я предлагал Саню. Паша предлагал Угрюмого, Майкл предлагал меня, остальные меняли свое мнение. Выбрали все-таки Саню, что, в принципе, верно. Очень обязательный, ответственный, всегда держит свое слово, если определит направление (а он умеет делать правильный выбор), то попрет как танк, напролом. Угрюмый стал военным командиром, основным Санькиным замом.

Долго судили и рядили как нам жить дальше. Все понимали – в городе оставаться нельзя, но и уходить далеко от города тоже нельзя. Решили особо не дергаться, а подумать, какие варианты поселения у нас есть. Требования к поселению: не в городе (проблемы с зомби, трудность при захвате и обороне, постоянно на виду); не очень далеко от города (как не крути, а город – основной источник всего, по крайней мере пока); фактически мы должны стать чем-то вроде феодального замка, с полностью автономным снабжением. Решили попробовать взломать оружейку в каком-нибудь из силовых ведомств нашего города, и притащить цистерну с бензином к Пашиному дому. Кроме того из-за большой скученности у наших женщин начались ссоры. Надо переселяться, а то мы здесь в тесноте все перегрыземся. Саня моментально прочувствовав ситуацию распределил обязанности. Свою жену и жену Андреича, как учителей, поставил заниматься детьми; мою жену, как провизора, заобязали составить список лекарств, которые могут нам в дальнейшем понадобится; Серегина жена была в прошлой жизни поваром в ресторане и на нее естественно повесили раскладку продуктов и основную готовку. Мишкина подруга оказалась акушеркой, пока её услуги нам, Слава богу, не понадобились, но на будущее… Естественно, никто не отменял уборку по дому, помощь в приготовлении пищи, наблюдение за детьми и кучи других дел, которые женщины незаметно взваливают на себя и волокут в течении всей своей жизни. Единственный плюс, это то, что в прошлой жизни наши жены охотно делились с нами нашими повседневными заботами, а сейчас мы дистанциировались от них (от забот, а не от жен).

С утра, ради разнообразия, ясный, морозный день. Такое ощущение, что погода решила отдохнуть и побаловать нас солнышком. Дети выбежали во двор, пытались лепить из сухого снега снеговика. Получалось плохо, но, судя по всему, удовольствие они огребли немаленькое. Женщины тоже вышли во двор, пытаясь переделать мастерскую под частично жилое помещение. Мы же поехали потрошить оружейку нашего ГИБДД. Да, чуть не забыл, Паша взбунтовался и тоже поехал, но за рулем ГАЗели. Женщин мы вооружили и оставили под присмотром сына Паши, Шурика.

Медленно выползли с заснеженной улочки, и остановились. Порядок следования колонны был определен заранее. Впереди двигались мы с Угрюмым на битой девятке без стекол, за нами Майкл с Андреичем на одиннадцатой, потом Паша на ГАЗели, а потом, прикрывая нас, двигалась девятая с Серегой и Саней.

Двигатели натужно ревели, тишина разлеталась в клочья. Мы с Угрюмым вели беседу, стараясь переорать двигатель и друг друга.

– Если что-то случится, нам будет очень тяжело. Нас могут разнести на клочки, а мы даже ничего не сможем сделать.

– Ничего. Вскроем оружейку, заберем оружие и айда домой. Продуктами мы пока обеспечены. Вышлем несколько групп на поиски места постоянной дислокации. Найдем, а потом будем там устраиваться.

– Сначала бы надо его найти. И ещё меня пугает это тишина. Который день мы шаримся по городу, а всего одно нападение. Нет ни зомби, не таких же групп как мы. Вместе ведь гораздо легче отражать вероятную угрозу.

– Ты немного не понимаешь. Нам не выгодна группа. С ней придется сливаться. Нам не выгодны одиночки – они черезчур мобильны. Нам выгодней прием семей.

– Позиция заложников?

– Да.

– А почему ты думаешь, что ты сможешь на них воздействовать через их семьи?

– Элементарно. Надо их искать не сейчас, а дней через десять – пятнадцать. Если человек не бросил свою семью, а заботиться о ней, то его можно взять и можно на него воздействовать.

– Да уж, ты хитрый. А две недели это не мало?

– Сам сомневаюсь, но боюсь, что если дольше, то не выживут… Хотя и наша выживаемость под очень большим вопросом.

Мы помолчали, я бездумно следя за дорогой, а Угрюмый насторожено озирая окрестности. Никто не собирался стрелять в нас из-за угла, никто не устраивал засад. Кругом был красивый, занесенный снегом город, как на картинке про зиму из учебника начальной школы.

Показалось двухэтажное здание ДПС. Две машины ДПС, столкнувшиеся лоб в лоб прямо около входа в дежурку, с мертвым водителем за рулем одной из них, и полувыползшим мертвым же водилой из другой. Мы аккуратненько припарковались и выбрались на улицу. Мороз ощутимо пощипывал за открытые места. Я дернулся к дпсникам.

6
{"b":"117173","o":1}