ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
II

В то время как вожди рейха заседали в комфорте, предоставленном Герингом, генерал Эрвин Роммель осматривал необозримые пространства Западной пустыни со своего разведывательного самолета «Сторк». Роммель находился в Африке уже девять месяцев, и за это время он отбросил британцев на четыреста миль назад, к египетской границе, а во-вторых, отбил попытку Уэйвелла вернуть потерянные территории (британская контрнаступательная операция под кодовым названием «Алебарда»), Единственным пятном на его блестящей карьере лежал несдавшийся британский гарнизон Тобрук, оказавий в 70 милях в немецком тылу.

Начиная с июня в боевых действиях в пустыне наступило затишье, обе стороны наращивали силы. Англичане надеялись все-таки суметь достичь успеха там, где «Алебарда» сломалась, а Роммелю нужны были силы, чтобы наконец захватить Тобрук. Параллельно немцы разбивали огромное минное поле по линии фронта Соллум — Сиди — Омар.

У Роммеля хватало иных забот. Большая часть августа прошла в изнурительной кампании против надоедливых насекомых-паразитов, наводнивших его штаб. Командующего танковой группой донимали сначала москиты, затем мухи. Другим офицерам в большей степени докучали блохи, а вот клопам было абсолютно все равно, у кого именно пить кровь. «Моя постель сейчас стоит, окруженная жестянками с водой», — писал Роммель своей жене 27 августа. Три дня спустя он нашел более эффективное решение проблемы. «Я облил бензином железный остов кровати и поджег ее. С тех пор я избавлен от клопов — полагаю, они прятались в каркасе», — радостно сообщил он ей в следующем письме.

Насекомые были одной из самых болезненных проблем, стоявших перед генералом, но далеко не единственной. Караван с припасами для частей в Африке по дороге из Германии был потоплен в Средиземном море. Равно как и 40 % имущества, посланного из Италии, за период с июня по сентябрь. План атаки на Тобрук пылился в командной машине Роммеля — генерал ожидал поступления припасов, необходимых для воплощения этого плана в жизнь.

А тем временем в армию, находящуюся по ту сторону линии фронта, припасы лились щедрой рекой — и Роммель был об этом прекрасно осведомлен. Он ожидал наступления англичан еще до конца года и вовсе не желал иметь при этом у себя в тылу гарнизон Тобрука. Роммель продолжал забрасывать Берлин требованиями людей и оборудования, готовился к уничтожению Тобрука и надеялся, что англичане не выступят первыми.

4 октября в штаб Африканского Корпуса прибыл генерал фон Паулюс вместе с генералом Бастико, номинальным начальником Роммеля в Северной Африке. Фон Паулюс привез Роммелю известия о конференции в Каринхалле, о решении аккумулировать немецкие силы в Северной Африке и о грядущем вторжении на Мальту. Роммель был удовлетворен; он упорно добивался такого решения несколько месяцев. Он также согласился с инструкциями, привезенными фон Паулюсом, не рисковать Киренаикой, но с огромной неохотой подчинился решению не атаковать Тобрук. Не то чтобы фон Паулюс прямым текстом запретил ему это делать, но после двухдневного пребывания в пустыне Роммель признал, что атака на Тобрук превратится в непредсказуемую игру. В любом случае через три дня после убытия высоких гостей Роммель получил прямой приказ от Гальдера не атаковать Тобрук, а оставаться на своих позициях. Похоже было, что Гальдер, ни на что, кроме России, внимания не обращавший, использовал возможность лишний раз указать Роммелю на его место. Гальдер не любил и не уважал Роммеля, но, каковы бы ни были причины, приказ был обоснованным. Почему — стало ясно позднее.

III

В течение столетия Великобритания заявляла о своем контроле, пусть и частичном, над Средиземным морем. С годами стратегические интересы менялись, но, что бы ни стояло на карте — путь в Индию, Суэцкий канал, ближневосточная нефть, — оно всегда считалось жизненно необходимым для существования империи, будь она в состоянии войны или мира.

Такая зацикленность Великобритании на Средиземноморье несла в себе некоторый элемент постоянно сбывающегося предсказания: силы, дислоцированные там, вели к еще большей концентрации, а это, в свою очередь, влекло за собой постоянное их пополнение. Но, несмотря на это, большинство людей в Великобритании летом 1941 года считали, что оборона средиземноморских и ближневосточных территорий стоит на втором месте после защиты непосредственно Британских островов. Возможно, с потерей этих территорий война и не будет проиграна, но то, что в таком случае выиграть ее будет архисложно, в этом сомнения не было.

В любом случае события станут развиваться по нарастающей. При наихудшем развитии событий падение Мальты будет означать потерю Египта, что, в свою очередь, приведет к утрате ближневосточных нефтяных месторождений. Нагрузка на грузовые перевозки, и без того тяжелая, возрастет до всех мыслимых пределов, поскольку нефть придется доставлять из Америки через Атлантический океан. Англичане смогут противостоять немцам только в Европе, а корабли, необходимые для доставки жизненно важных грузов для будущего вторжения на материк, будут заняты под нефть. В таких условиях шансы на победу были невелики.

В лучшем случае захват Киренаики обеспечит безопасность Мальты; островная крепость продолжит причинять значительные потери грузоперевозкам стран «оси» и предотвращать снабжение армии Роммеля. Таким образом, станет возможным завоевание Триполитании и Туниса. Затем можно произвести высадку на Сицилии и после этого открыть Средиземное море для торгового флота. Высвободится значительное количество транспорта, ныне занятого на длинном и утомительном маршруте вокруг мыса Доброй Надежды; корабли можно перевести в Атлантику, чтобы они доставляли все необходимое для открытия Второго фронта в Европе. Победа в таком случае была более чем реальна.

Уинстон Черчилль прекрасно себе представлял последствия обоих вариантов и, естественно, стремился к тому, чтобы в жизнь воплотился второй, используя для этого все имеющиеся в его распоряжении силы и средства. Черчиллю аплодировали после блестящей победы О'Коннора над итальянцами в декабре 1940 года и с той же силой бранили за серию поражений, последовавших после этого. Немецкое вторжение в Африку свело на нет достижения О'Коннора, Греция бесславно пала, а за ней последовал Крит. Наконец, операция «Алебарда», на которую возлагались огромные надежды, забуксовала и встала через два дня после начала наступления. Это было последней каплей для премьер-министра. Некоторые головы должны были слететь со своих плеч — за исключением собственной, конечно. В середине июня Уэйвелл, не сумевший поставить немцев под топор, образно выражаясь, лег под него сам. Ему было приказано сменить генерала Окинлека на посту главнокомандующего силами Британской империи в Индии, Окинлек же занял должность Уэйвелла.

На следующий день после того, как телеграммы Черчилля ушли к командующим, армии Гитлера пересекли границу СССР, что создало новую длительную угрозу английским позициям на Ближнем Востоке. Военные аналитики из Лондона не верили в способность Красной Армии разделаться с врагом; скорее они расценивали немецкое наступление в России как долгий подступ к месторождениям на Кавказе, в Иране и Ираке. Российские расстояния давали англичанам передышку в несколько месяцев, но и только. Восьмая армия Великобритании должна была победить Роммеля в Западной пустыне, обеспечить безопасность Северной Африки и быть готова к передислокации в Северный Ирак — и все это до того, как первые немецкие танки вползут на Кавказские горы. Черчилль недвусмысленно дал это понять новому командующему Окинлеку в своей телеграмме от 19 июля:

Если мы не воспользуемся передышкой, дарованной нам тем затруднительным положением в России, в которое попали немцы, и не возьмем ситуацию в Киренаике под свой контроль, такая возможность уже не повторится. Прошел месяц со времени поражения при Соллуме (операция «Алебарда»), и, предположительно, пройдет еще столько же, прежде чем станет возможным повторить наступление. Этот перерыв должен быть максимально использован для подготовки. Представляется оправданным принять участие в большой и решающей битве в Западной пустыне до того, как ситуация повернется не в нашу пользу, даже при тех больших рисках, без которых редко одерживаются победы.

12
{"b":"117174","o":1}