ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Практически до января 1942 года планы по отражению вторжения покоились в худших английских традициях на концепции статической обороны. «Линия Виктории» — цепь укреплений — тянулась с востока на запад, отсекая северо-западный угол острова. Оставшиеся две трети побережья были серьезно укреплены. Пляжи и земля за ними были нашпигованы противопехотными и противотанковыми минами, проволочные заграждения были расставлены в устрашающих количествах, повсюду были выкопаны противотанковые рвы. Бетонные доты выстроились у побережий тремя параллельными рядами. Подобные сооружения были также установлены у всех основных аэродромов. Только несколько рот предполагалось использовать в качестве мобильных подразделений — они должны были контратаковать противника, если тот попытается захватить аэродромы. Остальная же часть гарнизона должна была сидеть внутри своих укреплений и ждать.

Генерал Бик, прибывший на остров в январе и взявший командование в свои руки, к такой концепции отнесся критически. Он считал, что большой мобильный резерв крайне необходим. Но к концу января налеты люфтваффе стали непрерывными, и большая часть войск была вынуждена постоянно ремонтировать поврежденные оборонительные сооружения. На мобильную подготовку времени практически не оставалось, как и на воплощение в жизнь идей генерала Бика. Оборона острова продолжала строиться в славной традиции Битвы у Брода Рурка: тонкая красная линия и стена позади.[36] К сожалению, теперь на англичанах были мундиры хаки, а с Ju.52 прыгали отнюдь не зулусы.

III

Вторжение на Крит в мае 1941 года нанесло серьезный удар по 10-му воздушно-десантному корпусу генерала Штудента. Из 22 000 человек, участвовавших в захвате острова, 6000 было убито. 3764 из этих убитых были воздушными десантниками. Наиболее высокими потери были среди офицеров и опытных сержантов. Многим начало казаться, что славные дни парашютистов подошли к концу.

Штудент с этим был решительно не согласен и в течение нескольких месяцев выжидал возможность опровергнуть своих критиков. Ошибки Критской кампании — недостаточная предварительная рекогносцировка, неправильный выбор зон выброски, недостаточная мощность греческих аэродромов — по его мнению, можно было исправить. На Мальте таких ошибок уже не будет.

На этот раз немецкие парашютисты должны были прыгать вместе со своими итальянскими союзниками. Эта перспектива была куда более оптимистичной, чем могло показаться тем, кто судил об итальянцах по их действиям в Африке. Италия, подобно Германии и СССР, заинтересовалась возможностями нового рода войск достаточно рано, и эксперименты с ВДВ впервые начала проводить еще в конце 1920-х годов. За 1930-е годы итальянские батальоны парашютистов были развернуты в дивизиях «Фольгоре» и «Немба» — отлично подготовленных и пронизанных духом боевого братства. Если итальянцы и могли в чем-то подвести немцев, то последние, кто это сделал бы, были итальянские парашютисты.

Подготовка к операции «СЗ» (так ее обозначили итальянцы) началась в конце ноября под общим руководством генерала Штудента. Решено было, что операция состоится самое позднее в середине апреля, поскольку к этому времени Роммелю и армиям в России потребуются дополнительные силы ВВС. Ранее операцию не позволили бы провести погодные условия на море.

Силы, находящиеся в распоряжении немцев и итальянцев, были огромны. 30 000 человек должны были быть переброшены по воздуху и 70 000 — по морю. Общая численность войск четырехкратно превосходила британский гарнизон на Мальте. 400 самолетов Ju.52 и Savoia-82 выбросят первую волну воздушного десанта и вернутся со следующей партией, как только парашютисты захватят аэродромы. Также нападающие располагали пятью сотнями планеров, большую часть составляли обычные DFS230 и меньшую — Gotha242. Первые использовались еще на Крите и способны были нести до 10 человек, вторые брали на борт 25 человек либо аналогичное количество полезного груза. Также во вторжении участвовали 30 планеров Ме.321 «Гигант»; они могли нести на борту двести человек и 75-мм противотанковую пушку либо легкий танк. Каждый «Гигант» сопровождала тройка Me. 110.

На Крите первыми в действие вступили планеры — их бесшумное появление было элементом неожиданности. Но в случае с Мальтой неожиданность роли не играла, к тому же поверхность острова, испещренная каменными стенами, не позволяла планерам сесть где-либо, кроме аэродромов.

Единственное преимущество, которое было у Мальты перед Критом (для немцев), — это расстояние. В течение одного дня каждый транспортный самолет был способен четыре раза совершить получасовой перелет туда и обратно. За два перелета самолеты способны были выбросить 12 000 солдат.

С морской частью операции возникали некоторые проблемы.

Во-первых, подготовка шести итальянских дивизий оптимизма не внушала. Во-вторых, в штабах сомневались, что итальянский флот способен будет эффективно защитить транспорт по пути на Мальту. Также до конца не выяснен был вопрос со снабжением топливом.

Но, несмотря на это, в лагере «оси» недостатка в оптимизме не испытывали. Князь Пьемонта, консервативный, умный офицер, номинально командующий всей операцией, был уверен в успехе. Штудент также был настроен положительно. Его подчиненный, майор Ранке, представил своему командиру восторженные рапорта о состоянии дивизии «Фольгоре». Силы, готовые принять участие во вторжении, ошеломляли. Штудент раз за разом внимательно изучал план и не находил в нем изъянов. Кессельринг предполагал, что с морской частью операции возникнут проблемы, но что касается воздушного этапа, тут придраться было не к чему. Только итальянские генералы, командовавшие шестью пехотными дивизиями, пребывали в пессимизме, но их сомнения были отброшены в сторону командующим итальянской армией маршалом Кавальеро. Он жаждал лавров.

Источник такой уверенности крылся в тщательной воздушной разведке. Каждый квадратный дюйм Мальты был запечатлен камерой, каждое оборонительное сооружение, кроме наиболее искусно замаскированных, было нанесено на карту и принято во внимание. Как позже сказал Штудент: «Мы знали даже калибр береговой артиллерии и на какой угол в глубь острова ее можно развернуть». Силы вторжения имели четкое представление о том, куда они вторгаются.

Вооруженный такой информацией отдел планирования объединенного германо-итальянского штаба в Риме представил черновой вариант плана операции. Первый удар планировалось нанести по юго-восточному сектору острова. Хотя побережье Мальты на этом участке было скалистым, оно было защищено меньше, чем остальные. Начиная с полудня выбранной даты на укрепления ПВО на этом участке должна была обрушиться волна бомбардировщиков. Как только упадет последняя бомба, в дело немедленно вступят парашютисты, десантирующиеся к северу и к западу от главной цели — аэродрома Халь Фар.

К этому времени в дело вступят морские части. Главная ударная сила — 8300 человек, артиллерия и танки, находящиеся на самоходных судах, — высадятся под покровом темноты в заливе Марса Широкко, в непосредственной досягаемости от парашютистов. На следующий день самолеты доставят вторую волну войск, предназначенных для захвата аэродрома Халь Фар, а основная сила вторжения обеспечит безопасность пляжей. Небеса будут находиться под контролем люфтваффе, а море — под контролем итальянского ВМФ и немецких субмарин. Оставшаяся часть острова неизбежно падет перед наступающими.

IV

Первая высадка десанта прошла успешно. В небе Крита немецкие летчики, стараясь компенсировать дрейф от сильных встречных прибрежных ветров, выбрасывали парашютистов слишком далеко в глубь острова. На Мальте же ветра были слабыми и дули преимущественно с моря, так что повторение критской ошибки исключалось. К трем часам пополудни около 4000 немецких и итальянских парашютистов было выброшено в назначенный район к западу от Халь Фара. Английским зенитчикам удалось подбить около дюжины немецких транспортников, но в большинстве своем десантники благополучно достигли земли. Погасив парашюты, они перегруппировались и, поддерживаемые «Штуками», принялись укреплять и расширять свой плацдарм.

вернуться

36

36 Битва у Брода Рурка (Rourke's Drift) — одна из героических страниц английской истории. 22–23 января 1879 года 150 английских солдат в красных мундирах под командованием майора Генри Сполдинга отразили атаку пятитысячной армии зулусов под началом вождя Дабуламанзи Кампанде. Не имея возможности отступить, солдаты отчаянно сражались, чем обратили зулусов в бегство. За эту битву 11 человек было награждено высшей военной наградой Англии — Крестом Виктории. — Прим. пер.

26
{"b":"117174","o":1}