ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Моя прекрасная ошибка
Побег от Гудини
iPhuck 10
Зачем я ему?
Миражи счастья в маленьком городе
Планировщики
Практическая характерология. Методика 7 радикалов
Отзывчивое сердце. Большая книга добрых историй (сборник)
Хроники Максима Волгина
A
A

Второй участок высадки, между дорогой Бирцебурджия — Таршин и аэродромом Халь Фар, ознаменовался серьезными потерями немцев. Многочисленные и хорошо замаскированные позиции ПВО открыли огонь по Ju.52, изрядно проредив наступавших. Пулеметы защитников сумели выкосить около 5 % личного состава 3-го и 4-го батальонов 7-й воздушно-десантной дивизии до того, как парашютисты успели приземлиться. Но, как и в первом случае, эта высадка была сконцентрирована, и вскоре остальные 95 % закрепились на своих позициях. Одна часть установила блокпост на дороге в направлении на север, другие подразделения двинулись на восток, в тыл к береговой артиллерии, и на юг, к северной линии обороны аэродрома Халь Фар.

В то время когда парашютисты вгрызались в каменистую землю Мальты, в Валетте, в офисе генерала Уильяма Добби, расположенного в резиденции губернатора, происходила встреча военных и гражданских властей острова. В течение многих недель они ожидали вторжения — вторжение явилось. От ВВС Мальты остались жалкие крохи, а помощь от Королевского флота могла появиться не ранее чем на следующий день. В любом случае масштаб этой помощи был бы незначителен. В распоряжении вице-адмирала Сифрета, командующего соединением Н в Гибралтаре, был только малый авианосец «Аргус», линкор «Малайя», крейсер «Гермиона» и восемь эсминцев. В гавани Гибралтара также стоял и американский авианосец «Васп», но в такой ситуации на его использование требовалось запросить разрешение Вашингтона. Сделать это ранее никто не побеспокоился. Только ранним утром 13 апреля Сифрет мог выступить со своим соединением на помощь к осажденному острову, ему предстояло пройти около тысячи миль.

Противник вышел в море на закате 12 апреля. Итальянские транспортные суда под охраной линкоров огибали мыс Пассаро. Им предстояло покрыть каких-то 70 миль по Средиземному морю, и единственной угрозой для них являлись английские подлодки. Одна из них, субмарина «Апрайт», засекла сбор флотилии вторжения у гавани Сиракуз и немедленно радировала об этом в Валетту. После чего стала скрытно сопровождать итальянские суда.

На Мальте наступала ночь. Битва за аэродром Халь Фар была в разгаре. В семи милях от него, в Валетте, генералы Бик и Добби пытались лихорадочно разобраться в неразберихе поступавшей к ним информации. Бик выступал за оборонительную стратегию. Он был согласен бросить в бой небольшой мобильный резерв, но основная масса войск должна оставаться на своих позициях до того, как на остров высадятся главные силы вторжения.

Подобно своим предшественникам на Крите, Бик ошибся в приоритетах. Главную угрозу, с которой необходимо было считаться и немедленно на нее реагировать, несли парашютисты. Если им удастся захватить аэродром Халь Фар, то на нем немедленно сядут самолеты и планеры с тяжелым вооружением и подкреплениями. Рано или поздно силы нападающих и защищающих уравняются, и с этого момента пойдет отсчет гибели острова. Вторая массовая выброска в 16.30 доставила на Мальту 9000 десантников, половину из которых составляли немцы. А битва за Халь Фар оборачивалась не в пользу обороняющихся.

К 21.00 западный плацдарм аэродрома представлял собой территорию четыре мили в ширину и одну в глубину. Подразделения дивизии «Фольгоре» на северном и западном флангах заняли деревню Сафи и окраины Имкаббы. На восточном фланге немецкие парашютисты 1-го и 2-го батальонов 7-й ВДД прорвали западный и южный рубежи аэродрома и пытались перерезать дорогу на Калафраку. К северу от Халь Фара 3-й и 4-й батальоны удерживали дорогу на Таршин и пытались окружить Бирцебурджию и южные пляжи Марса Широкко. Плацдармы разделяло немногим более мили.

Битва продолжалась всю ночь. Немецкие войска обстреливали из минометов позиции 231-й пехотной бригады и окраины Халь Фара. Ранним утром на аэродроме завязалась ожесточенная рукопашная схватка — парашютисты с двух плацдармов пытались вытеснить англичан к северу и востоку.

В миле от этого на северо-восток аналогичное сражение шло на побережье у Бирцебурджии. Сама деревня пала еще до полуночи; база гидропланов, расположенная южнее, была захвачена десантниками, спустя короткое время. Пляжи между этими двумя точками были зачищены в течение следующих часов, на побережье развертывался настоящий хаос, поскольку в это время в залив Марса Широкко приближались части морского десанта.

Немцы сообразили, что график вторжения был составлен без учета люфтов и побережье Марса Широкко для высадки морского десанта от противника освободить не успевают. Но поскольку любое промедление с высадкой приближало вероятность встречи с английским флотом, то решено было оставить все, как есть. В 3.00 утра 13 апреля под непрерывным огнем английских батарей первые итальянские суда вошли в северную часть залива. Те из десантников, кто смог уцелеть под таким обстрелом, выбрались на пляж, под завязку нафаршированный минами; выше на склонах немцы и англичане яростно бились друг с другом.

Неудивительно, что потери итальянцев оказались огромны. Из первой волны десанта около 40 % не дожили до рассвета. Большая часть снаряжения и вооружений, включая легкие танки, пошла на дно залива. Для неопытной итальянской пехоты это было настоящее крещение огнем.

На рассвете пришло некоторое облегчение. Как только взошло солнце, в небесах появились «Штуки» и «Мессершмиты». Генерал Бик получил известие о приближающейся итальянской армаде около половины второго ночи. Он отдал приказ, который по всему следовало бы отдать шестью часами ранее. Согласно нему войска немедленно должны были выступить со своих оборонительных позиций в юго-восточный сектор острова. Но было уже слишком поздно. При свете дня передвижения войск стали рискованными — немецкие самолеты раз за разом обстреливали незащищенные английские колонны. Хоть лидеры, собравшиеся в резиденции губернатора, и не хотели это признавать, но битва за Мальту была проиграна.

Немецким частям удалось с наступлением рассвета взять под контроль аэродром Халь Фар. Хотя сам аэродром еще продолжал обстреливаться с севера, а взлетно-посадочная полоса нуждалась в серьезном ремонте, командование «оси» теперь могло приступить к высадке планерного десанта. Лейтенант Джонсон, удерживающий вместе с двумя сотнями таких же, как он, полуостров к югу от Калафраны, наблюдал, как начиная с 9.00 «зловещие и безмолвные» планеры начали прибывать с моря. Планеры DFS230 были знакомы ему по Криту, но «Гигантов», подобно «жирным раздутым птицам», он никогда не видел. Планеры десятками плюхались брюхом на травянистые участки аэродрома и из их чрева выходили войска, а из «Гигантов» выкатывались гаубицы, 75-мм пушки и семь танков PzKpfw II.

К середине утра плацдарм войск «оси» включал в себя, не считая остатков отряда Джонсона, весь юго-восточный угол острова. Линия фронта теперь проходила от берега южнее Сиджу-ви через Имкаббу и Киркоп к побережью Марса Широкко, южнее Цайтуна. Вдоль ее восточной части шел яростный бой: англичане прорывались обратно к Халь Фару, а немцы пытались очистить от противника северную часть залива, в чем и преуспели. В Сиракузах довольный генерал Штудент готовился отбыть на Мальту.

В 11.00 утра соединение Н под командованием Сифрета находилось в двухстах милях к западу от Мальты. Находясь на мостике крейсера «Гермиона», адмирал напряженно размышлял над возможными вариантами развития событий. Вариантов было мало. На бумаге его флот превосходил итальянский, самолетам люфтваффе, контролировавшим небеса, он мог противопоставить 65 своих «Спитфайров», дислоцированных на «Васпе» и «Аргусе». Попытка атаковать при свете дня транспорты, идущие через Мальтийский пролив, скорее всего, приведет к тому, что в любом случае назовут «неприемлемыми потерями». С учетом того, что ситуация в Атлантике становилась все более напряженной, западные союзники никоим образом не могли позволить себе потерять «Васп». Но и итальянцев не стоило считать дураками — ночью переправляться через пролив они не рискнут, зная, что в этом случае британский флот нанесет по ним свой удар. Сифрет мог бы обстрелять ночью вражеский плацдарм, но он сомневался, что это как-то повлияет на исход сражения на острове. Что бы он ни предпринял, риск многократно превосходил выгоду. Успешные действия флота в условиях, когда небо контролируется противником, — нет, это было нереально.

27
{"b":"117174","o":1}