ЛитМир - Электронная Библиотека

- А как же… конспирация и тайна? - не поняла Катя.

- Моя жена Ирина и моя сестра Маша, - программист перевел дух, ясно, трудно ему говорить об этом, - участвовали в одной операции ОСЯ, поэтому они являются такими же агентами, как и ты. То есть, на подхвате, на помощи или как это можно назвать. Пушек у них нет, не бойся. Простые архивариусы. А на самом деле одна - проводница, вторая - студентка истфака.

Дельская многозначительно кивнула. Да… попала так попала. И надо же было поймать за хвост проскользнувшую в голове мысль сделать этот странный клип. Сколько сил она на него потратила, сколько усилий… И она чувствовала, что эта работа станет для нее особенной. Но не до такой же степени, чтобы шайка придурочных утверждала, будто своим редактированием в фотошопе обычный клипмейкер смог нацелить на себя страшное проклятье.

Жизнь. Она продала свою душу ради жизни нерожденного ребенка. Ради того, чтобы ее малыш появился на свет, чтобы он жил с мамой и папой, рос, ходил в школу, и был счастлив. Кому только не готов продать душу человек ради своего ребенка, - подумалось Кате.

- Ну, мы приехали!

Тойота резко затормозила на подземной стоянке одного из высоченных элитных домов, и я галантно подал руку вышедшей из машины гостьи.

Свобода. Она лишилась ее. Катя не хотела об этом думать. В голову лезли страшные мысли, но она отгоняла их. А мне нелегко было идти рядом с этим эпицентром мрачных раздумий.

Как ей симпатичны оказались мы, окружающие ее люди. Программист Иван, подставляющий себя под пули, потому что иной жизни он уже не знает. Его простое добродушное лицо было настолько приятно, что Катя и сама бы запросто влюбилась в этого парня, не будь он женат, а она замужем. Да и я, его напарник, нареченный странным для нее именем, который она воспринимает исключительно как Интернет-кличку, продался ОСЯ ради жизни. Я старался понравиться девушке, чтобы она могла доверять мне, а не боялась словно призрака.

Маша. Или Маш-шу, как называл свою почти уже жену я. И эта девушка не выглядела воплощением вселенского зла. Маленькая хрупкая женщина, открывшая дверь, быстро юркнула в одну из многочисленных комнат элитной квартиры, а когда мы с гостьей вошли туда, она уже сидела на алом диванчике и разливала по чашкам горячий чай.

Как кстати этот чай в промозглый ноябрьский день.

Если б мне кто сказал, что эта девушка работает на ОСЯ, я б в жизни не поверил! Слишком неуклюжей и нескладной она казалась: узкие плечи, отсутствие талии, худые ноги… А в ее темных карих глазах столько доброты, что и таракана убить она не захочет. Двигалась Маш-шу по квартире предельно осторожно, опасаясь споткнуться или напороться на немногочисленные углы.

- Что это с ней? Какая-то она… не от мира сего? Не из русской ли сказки вы ее притащили? - Катя была готова на любую историю о родственниках своих новых коллег.

- Нет, что ты, - отмахнулся Иван, - сестра она моя родная, из Бобруйска.

- Ничего, и ты через три месяца такой же будешь, - улыбнулся уголками губ я, сажая Маш-шу себе на колени. - Как раз мы из командировки вернемся.

И тут Катя понимающе кивнула. Как же она сразу не догадалась.

- Командировка, - хозяйка положила голову мне на плечо, - и опять на волоске от смерти…

- Да, - грустно сказал я, гладя ее золотую косичку.

- И два самых любимых мужчины… - расплакалась Маш-шу, - опять будут спасать кого-то, а мне придется сидеть тут с ребеночком… А если…

- Молчать, женщина! - я крепко прижал ее к себе. - Тебе детей растить, а нам с Ваней…

- Родину защищать! - встрял программист. - Но не плачь, сестричка, и тебе дело найдется.

Маш-шу недоверчиво смотрела на смущающуюся гостью, которая не находила себе места, пока маленькая хозяйка обнималась со мной. Да какое дело могло найтись ей, беременной женщине, которая к тому же училась в университете и не хотела бросать. Ясно, что брат и жених не сошли с ума, чтобы заставлять ее гоняться по Москве за упырями с отрядом молдавских или узбекских наемников. Но что еще мог предложить ОСЯ родственнице агентов.

- Нам нужна ваша помощь, Маш, - спокойным голосом начал Иван, когда в комнату вошла Ирина, положив на журнальный столик компьютер из отдела. - И поможет вам с Ирой наша новая общая знакомая - Катерина.

Дельская, услышав свое имя, учтиво кивнула.

- Рада познакомиться, - тихо сказала Маш-шу, теребя ткань юбки.

- Только не смейтесь, когда я скажу, что от вас, девочки, нужно. - Смущенно начал Иван и тут же скороговоркой продолжил. - Вы все на некоторое время станете тусовщицами-анимешницами. Будете по фестивалям ходить. Разрешаю взять для подмоги Кирюху Илларионова. Для храбрости.

Маш-шу повела бровью, но не перечила. Она прекрасно знала, как трепетно брат относится к другу, который остался в общаге и по-черному завидовал товарищу, который дослужился до некой должности и получил московскую прописку, российское гражданство и шикарную квартиру. Кирюхе же после окончания вуза светило вернуться в свою Сызрань работать на заводе. И подрабатывать инструктором, чем он, впрочем, уже года три как занимался. Кроме того, Кирилл Иллирионов оказался в самой что ни на есть близости от места прибытия Ивана Дуракова из первой миссии, и встретился с моей персоной лично. Так что, бедному студенту пришлось пересказывать всю умопомрачительную историю приключений на Древнем Востоке. Дураков так и не поставил Шаулина в известность, что в его окружении есть человек, которому известно о деятельности ОСЯ и существовании оси времени.

Кирилл должен был помочь.

- И чем быстрее вы все разузнаете в Москве, тем быстрее мы вернемся из этой сетовой Ниххонии, - выругался я.

- Но как же мы свяжемся с вами? - не унималась Ира.

- Локи, милая, разработал для нашего отдела программку, - Ваня взял со стола карманный компьютер, - которая позволяет во сне являться к друзьям из фрактального пространства.

Его супруга с трудом понимала модель реального устройства мира, но для того, чтобы избежать подробной лекции с использованием не самых простых уравнений, кивнула.

- Вот через нее и будете переноситься в Ниххонию, когда что-нибудь узнаете, - Иван сказал это тоном, не вызывающим возражений.

Грустно прощаться, а надо. Хочется плакать, а слез нет. Мы можем погибнуть, но такова наша работа. Мы стражи миропорядка. Наша работа куда важнее, чем у милиционеров или шпионов, куда ответственнее чем у пограничников и таможенников. Если мы позволим себе погибнуть во фрактальном пространстве, миру придется несладко, потому что тогда чья-то буйная фантазия способна будет захватить его и насылать проклятья на всех. Нелегко осознавать такое жене агента. А надо. И коли агент поделился с ней о своей доле - надо помочь.

- А мой муж в Южном Бутово, - грустила Катя Дельская, - и никогда ему не суждено узнать, где и кем я работаю.

- Может, это и к лучшему, - обняла ее за плечо Ирина.

Гостья с грустью смотрела на свой мобильник. Рано или поздно придется позвонить мужу и сказать о новом назначении. Он, конечно же, не поверит, что такие деньги могли вдруг свалиться на голову его благоверной. А что делать? Разводиться и пополнять армию матерей-одиночек? Ни за что! Леша очень ждет ребенка, и ради маленького он примет Катю с любой работой, даже самой секретной. Станет подозревать.

***

Катя решилась поделиться своими опасениями, когда девушки возвращались из аэропорта. Их любимые улетели в Японию, а они теперь тоже летели… но на желтой Волге домой. Дельская изредка с удивлением поглядывала за окно, но машина на самом деле парила в воздухе над Москвой.

Водитель, ничем не примечательный кавказский таксист, что-то бубнил насчет того, что крылья на машине - его собственное изобретение, благодаря которому его божественному величеству не приходится скучать в пробках.

Куда она попала? Все новые удручающие факты из жизни окруживших ее людей сыпались на голову Дельской. Она уже готова была поверить в параллельные подпространства и перенос душ. Ей пришлось смириться с ненормально высокой зарплатой. Но летающее такси - это выходило за рамки всего разумного. А ее спутницы, нормальные с виду девушки, вполне спокойно относились к такому способу перемещения.

6
{"b":"117178","o":1}