ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Моана. Легенда океана
Неправильная
S-T-I-K-S. Закон и порядок
Советистан. Одиссея по Центральной Азии: Туркмени- стан, Казахстан, Таджикистан, Киргизстан и Узбекистан глазами норвежского антрополога
Игра престолов
Порядочная женщина
Хроники Максима Волгина
AC/DC. В аду мне нравится больше. Биография группы от Мика Уолла
Травы с эффектом диеты

Родители Тиномори, вообще, были здоровыми людьми, никогда ни на что не жаловались. Мать - добрейшей души человек, то ли врач, то ли медсестра, а отец - из полиции. Но месяц назад оба скоропостижно скончались от сердечного приступа. А их отпрыск даже не плакал на похоронах. Нацепил какой-то пурпурный парик с челкой до подбородка и ходил, изображая траур. А три слоя туши на глазах так и не потекли.

- Боже, еще один гей! - взвыл программист, а я мужественно вздохнул.

- Нет, Тиномори - нормальный мальчик, - махала руками соседка, - просто он теперь одевается модно… Как эти… эмо, что ли.

- А, ну это совершенно меняет дело, - счастливая улыбка украсила лицо Ивана. - Так я все равно не понял, почему вы не хотите, чтобы я переступал порог этого дома.

И тут соседка и поведала самое страшное - три учителя из школы Нишимаши, что приходили к мальчонке в течение месяца, бесследно пропали после визита. Уж откуда этой женщине было знать, кто являлся про душу Кенске, и что с ними стало. Подозрительная особа - понял Иван.

- Хотя, нет, вру… Я прекрасно знала и учительницу математики Мегуми-сенсей, и физрука Вико-сэнсей, и преподавателя японского Фунэ-сэнсей, мои дети еще учились у этих замечательных людей. Но через несколько часов после визита сюда, всех троих нашли мертвыми!

Иван вздрогнул. Вот, оказывается, на что отправила его злосчастная физичка Макото-сэнсей. Смерти его она пожелала, в логово маньяка послала. Получается, убийца-то работает не в одиночку! Ничего, я ухмыльнулся, раньше сюда захаживали обычные педагоги, а не агенты из российского отдела странных явлений. И пусть только этот Тиномори попробует заточить свои вампирские зубки на Ивана Дуракова и меня, его напарника! Решимости у нас хоть отбавляй!

- Они погибли так же внезапно, как и родители Кенске, - развела руками соседка. - Поэтому хочу предупредить вас, в доме какое-то проклятье, лучше бы вы сюда не приходили.

А что поделать, Иван был обречен. Если он не попытается вернуть Тиномори в школу, то Макото-сэнсей устроит ему несладкую жизнь и вскоре добьется увольнения, как мы тогда будем искать преступника? Пока наши души блуждают по Ниххонии, Ивану ни в коем случае нельзя увольняться из школы.

- Такое чувство, - я подошел к крыльцу, оставив мотоцикл без присмотра, - что кто-то карает гостей этого дома.

Иван не мог не согласиться. Он еще раз постучал, но так как никто ему не открыл, он развернулся к соседке:

- Можно кое-о чем попросить, не могли бы вы передать парнишке, что к нему приходил Ба…

Парень не договорил, потому что женщина вдруг встрепенулась и в ужасе закричала:

- Только не говорите рядом с этим домом и внутри его своего имени!

- Почему это? - искоса глянул на нее я.

Соседка, бледнее смерти, еле держалась за свой забор и, раскачиваясь из стороны в сторону, причитала:

- У меня подозрение есть… что Тиномори Кенске имеет власть над теми, чьи истинные имена ему известны.

- Тогда и передайте ему, что заходил Бака-сэнсей, - улыбнулся Иван Дураков.

Обмануть смерть - вот, что предстояло нам на этот раз. Мегуми, Фунэ, Вико - это паспортные имена жертв. Бака - только перевод. И программист надеялся, что эту партию он выиграет наверняка.

- Ты играешь с огнем! - схватил я друга за локоть.

- Не с огнем, - оскалился программист, - а, возможно, с Судией!

***

Судия, Каратель, - кто он. Ни одной подсказки, скрытые IP-адреса, постоянно меняющееся место жительства. Кто-то говорил, что этот человек обитает в Хабаровске, кто-то видел его в Нижнем Новгороде. Один его друг уверял, что родина Карателя - Санкт-Петербург и даже называл имя этого человека. Но при проверке всех присланных данных Катя Дельская натыкалась на одно и то же - противоречия. Ни один из перечисленных не мог оказаться тем, кто называл себя громким словом Каратель. Некоторые люди просто пользовались схожими подписями, ставили цифры в конце ника или ухищряись перевести его на другие языки. Но все эти люди реально существовали, отвечали на отправленные им письма и довольно обходительно и вежливо общались с постучавшейся им Катей.

Некто, кого наркоманка с подмосковной дачи назвала Ночным, следовало б начать поиск с него. Девушка с легкостью вышла на сайт художников, о котором ей рассказала одна из пленниц мечты. И, действительно, под работами девочки висело несколько угрожающих комментариев от некоторого Ночного. Только его данные подключения совсем не совпадали с адресами найденных Дельской карателей.

Оставалась одна кандидатура на роль гневного критика Ночного. С которой была знакома и сама Катя. Напористый молодой человек лет двадцати от роду, который никогда не лез за словом в карман, и с которым следовало общаться предельно осторожно, чтобы он не разгневался и не унизил собеседника. И подпись у него была именно Каратель. Но чтобы такой человек мог поддаться глупости и очутиться в другом мире, откуда б он вершил судьбы других… Нет, такое вряд ли возможно. Кроме того, Катя не понимала, как этот человек мог быть знаком с Натальей Антоненко, если он постоянно критиковал кармамонов. И откуда мурманский псих знал Павла Залесского, нелюдимого извращенца из Москвы? Насчет Лёхи Петрова и его подружки-наркоманки, как раз все ясно. У одного купил диски втридорога, вторую раскритиковал на конкурсе комиксов. Помешанная на сэйлор-воинах студентка биофака, как оказывалось, тоже родом из Мурманска, так что, с ней-то Каратель мог запросто пересечься в реальности. Да и к ней, Дельской, у этого человека была одна претензия. Оставалось дело за малым: доказать, что мурманский Каратель сейчас лежит в коме - это проще простого, главное, отправить запрос в больницы Мурманска, и второе - найти связь парня с Залесским и Антоненко. И всё.

Если читать все, что писал Каратель в Интернете - весьма адекватный, образованный человек, добрый и отзывчивый… пока ему не наступали на хвост, и пока не появлялся рядом кто-то, превосходящий его в мастерстве клипмейкерства. Да, мурманский фанатик считался одним из лучших клипмейкеров среди фанатов, но не признанным аниме-журналами. Сколько б работ он ни отправлял в редакции, ни одна не находила одобрения.

Какие ласковые отзывы писал Каратель начинающим авторам, давал советы, на ссылки не скупился и даже организовал портал, на котором выкладывал пиратские дистрибутивы. Все на пользу творческим личностям. Но стоило новичку оказаться по уровнь выше своего наставника, как уничижительные комментарии не заставляли себя долго ждать. Кто-то плевал на них с Останкинской или Токийской телебашни и продолжал творить, а кто-то ломался и со слезами на глазах бросал творчество, оставляя его неотразимому Карателю.

Несколько критиков, как нашла Катя более подробную информацию о своем сопернике на ниве клипмейкерства, пытались научить Карателя некоторым приемам и предложить ссылки с полезными программами, но в ответ услышали лишь хамство и трехэтажный мат.

- Как это на него похоже, - потягивая зеленый чай, говорила себе Дельская, - Пылкий юноша, считающий себя пупом вселенной! Сколько их в сети…

Только не все носят столь пафосное имя. Катя нашла и последние работы давнишнего знакомого. Она не поссорилась с ним, нет, просто отошла на расстояние, чтобы Каратель случайно не задел ее своими коготками и не плюнул ядом в лицо. Он - творческая личность, ему надо самореализовываться. Только пусть практикуется не на мне - мудро рассудила Дельская, и с того дня публиковала свои работы на тех ресурах, где не присутствовал одинокий Каратель. Да, как выяснилось, друзей у мальчишки совсем не было. Кому охота находиться рядом с разрывной бомбой? Оттого и информации о язвительном критике, уничтожающем всех и вся, нигде не нашлось. Некому было направить поиск Кати в нужное русло. А провайдеры и хозяева сайтов вряд ли могли проследить за сообщениями, оставленными пару недель назад. Если даже Кирилл Илларионов уже не первый день ломал голову над головоломкой: 'Откуда этот Каратель'!

72
{"b":"117178","o":1}