ЛитМир - Электронная Библиотека

– А затем... вы следили за нами в Пикадилли Армс, не так ли?

– Пожалуйста, позвольте мне объяснить...

– Очень бы хотелось вас послушать, – немного резко произнесла Зоя.

– Я как раз направлялся к вашему дому. – Коннор постарался, чтобы его голос звучал как можно более искренне. – Я надеялся, что смогу встретиться с вами.

– Это зачем еще?

– Пожалуйста, если вы позволите мне объяснить...

– Извините. – Зоя махнула рукой. – Продолжайте.

– Я ехал, чтобы навестить вас, когда наши повозки чуть было не столкнулись. И когда вы представились, я не знаю... Я просто развернул кабриолет и последовал за вами в город.

– И устроили так, чтобы Бертье оставил меня одну?

Коннор ничего не ответил.

– Эта история о том, что его отец болен, – правда?

– Нет, – смущенно опустив голову, пробормотал Коннор.

Зоя вздохнула:

– Полагаю, я должна быть довольна – не вами, заметьте, а тем, что лорд Каммингтон не болен.

Коннор посмотрел на Зою глазами, полными мольбы:

– Простите меня. Я даже не знаю, что на меня нашло, но...

– Вы все прекрасно знаете, мистер Магиннис. Теперь почему бы вам не сказать мне, в чем действительно дело?

Коннор набрал в грудь побольше воздуха и так долго не делал выдоха, что Зое показалось, он уже никогда его не сделает. Наконец, Коннор произнес:

– Мне нужна ваша помощь, мисс Баллинджер. Дело касается моего отца. Возможно, вы когда-нибудь слышали о Грэхэме Магиннисе.

– Грэхэм Магиннис... это ваш отец? – переспросила Зоя. По ее лицу было видно, что она припоминает это имя.

– Да. Он когда-то занимался бизнесом с кузеном вашего отца, Эдмундом Баллинджером.

– Я знаю. Но какое отношение это имеет ко мне? Я не занимаюсь бизнесом с Эдмундом. Более того, наши семьи на самом деле не так уж и близки. – Зоя предпочла не упоминать о сильной привязанности, существующей между ней и Россом.

– Я это понимаю, так же, как и то, что вы, наверное, единственный член семьи Баллинджеров, который сможет мне помочь.

– Помочь в чем?

Коннор наклонился вперед и в первый раз посмотрел прямо в глаза Зои:

– Я хочу, чтобы вы помогли мне вытащить отца из Милбанкской тюрьмы.

* * *

Часом спустя фамильная карета Каммингтонов, проехав частные владения Баллинджеров, остановилась у бокового подъезда имения Плантинг Филдс. Дворецкий уже ожидал у входа, и когда он открыл дверь кареты, то с удивлением обнаружил, что вместо Бертрана Каммингтона рядом с Зоей сидит совершенно другой человек.

– Мои родители дома? – не обращая внимания на выражение лица дворецкого, спросила Зоя и шагнула со ступеньки на землю.

– Да, мисс Баллинджер.

Она повернулась к карете, в дверях которой появился Коннор:

– Это мистер Коннор Магиннис. Пожалуйста, Десмонд, скажите моим родителям, что я хочу встретиться с ними в гостиной.

– Да, мисс Баллинджер, – дворецкий с нескрываемым презрением посмотрел на неопрятный вид посетителя и, увидев большую дыру на рукаве его плаща, добавил: – Позвольте ваш плащ, мистер Магиннис?

Как раз в этот момент кучер заметил выходящего из кареты лишнего пассажира. Узнав в нем молодого человека, с кабриолетом которого чуть было не столкнулась карета вечером, Кроули уже было открыл рот, чтобы прокомментировать это открытие, но Зоя не дала ему произнести ни слова.

– Большое спасибо, мистер Кроули, – посмотрев на кучера, Зоя сдержанно улыбнулась. – Пожалуйста, передайте мое почтение мистеру Каммингтону и выразите ему мою надежду на то, что с его отцом все в порядке.

Она взяла Коннора под руку и повела его к особняку. Во время поездки он успел подробно рассказать Зое то, что знал об аресте отца, суде и предъявленном обвинении. Отдавая себе отчет в том, что Зоя все-таки родственница Эдмунда и, возможно, захочет встать на его сторону, Коннор постарался не отзываться слишком резко об этом человеке во время своего рассказа, даже намекая, что, возможно, Эдмунд непреднамеренно сфабриковал свидетельские показания против Грэхэма Магинниса. Слово за словом Коннор пытался доказать Зое, что Грэхэм не замешан в растрате и обвинен на основании весьма недостаточных показаний.

Со своей стороны, Зоя не сомневалась, что Эдмунд мог заниматься грязными делишками. Из разговоров, которые она слышала на протяжении многих лет, Зоя давно уже поняла, что Эдмунд получил полный контроль над Компанией Баллинджера – Магинниса по Экспорту и Импорту не совсем гладко. Зоя всегда думала, что оба – и сам Эдмунд, и его бывший партнер – были виновны в растрате имущества, и только счастливая судьба да старания ее отца помогли Эдмунду избежать наказания. Зоя никогда не задумывалась над тем, что Грэхэма Магинниса могли посадить в тюрьму только для того, чтобы отстранить от его бизнеса. Она также не предполагала, что у него уже была семья до того, как он отправился в тюрьму.

– Я не уверена, что это сработает, – сказала Зоя, когда они с Коннором вошли в здание. – Но, возможно, мои отец и мать смогут чем-то помочь.

– Я не уверен, что мы поступаем мудро, – отозвался Коннор. – В конце концов, ваши родители склонятся на сторону своего родственника.

– Здесь не идет речь о том, чтобы принять чью-либо сторону – в любом случае, отношения между моим отцом и Эдмундом далеки от дружеских. Нет, здесь должно проявиться элементарное сострадание. Даже, если ваш отец и не столь невиновен, как вы утверждаете, шестнадцать лет – более чем достаточный срок для пребывания в Милбанкской тюрьме.

* * *

В конце пятнадцатиминутного разговора с неожиданным посетителем имения Плантинг Филдс лорд Седрик Баллинджер обратился к дочери и жене:

– Возможно, нам с мистером Магиннисом придется остаться наедине, – выражение лица Седрика было жестким и официальным, когда он встал со своего любимого кресла, обитого зеленым бархатом, с тяжелой черной бахромой на сидении и спинке. – Нам необходимо всего несколько минут, – убедительно добавит он, провожая женщин из комнаты.

– Все в порядке? – спросила Зоя Коннора, который в ответ улыбнулся и утвердительно кивнул головой. – Тогда я попрошу приготовить один из экипажей, чтобы отвезти вас домой.

Она взяла под руку свою мать – начинающую полнеть, но все еще привлекательную сорокасемилетнюю брюнетку.

– Рада была с вами познакомиться, мистер Магиннис, – голос Сибиллы прозвучал ровно, безо всяких эмоций.

Она кивнула на прощание и вместе с дочерью вышла из комнаты.

Проводив их, Седрик закрыл двери и вернулся туда, где стоял Коннор.

– Присаживайтесь, пожалуйста, – произнес он тоном, не терпящим возражений, и указал молодому человеку на его место.

Сам Седрик прошел к зеленому креслу, однако остался стоять, потирая ладонью грудь и думая над тем, что сейчас придется говорить. Лорд Седрик Баллинджер был довольно высоким мужчиной сорока девяти лет, с рано поседевшими волосами и густыми бакенбардами, которые спускались почти до самого подбородка. Стоящий прямо и смотрящий вниз на молодого человека, он выглядел просто царственно. Движения его атлетически сложенной фигуры были быстрыми и гибкими, глаза полны жизни и молодости. Повернувшись к небольшому столику, стоящему около стены, он плеснул бренди в два стеклянных стакана и подал один из них гостю.

– Спасибо, – поблагодарил Коннор, беря предложенный ему напиток.

Седрик подошел поближе к своему креслу, но не сел и снова задумался.

– Мы должны быть предельно честны друг с другом, – провозгласил он в конце концов.

– Я был честен. – Коннор попытался сохранить спокойное выражение лица под пристальным взглядом Седрика.

– Хорошо. – Седрик обошел вокруг кресла и положил руку на его спинку. – Тогда я буду говорить без обиняков.

– Конечно. – Коннор сжал стакан в руке, стараясь не показывать своего волнения.

– Вы довольно красноречиво рассказали о своей семье – о вашем отце, в особенности. Но вы ни разу не упомянули о том, чем можно было бы подтвердить его невиновность – или вину моего кузена. Вы не привели ни одного свидетельства, а только в ярких подробностях расписали мне страдания старика, который шестнадцать лет провел в тюрьме.

36
{"b":"117181","o":1}