ЛитМир - Электронная Библиотека

– Конечно, нет, капитан, – пробормотал Коннор, закрывая за собой дверь.

Выйдя из кабинета Гаунта, он уставился на моряков, толпящихся на палубе, и простоял неподвижно целую минуту или даже больше. Было видно, что моряки обсуждают именно пойманного сегодня днем чудаковатого пассажира, который купил билет, но предпочел ящик в трюме удобной каюте. «Ну, что дальше? – спросит Коннор самого себя. – Что вообще происходит?»

Видимо, его ошибочно приняли за одного из пассажиров, заплативших за билет. По какой-то неизвестной причине капитан вбил себе в голову, что Коннор просто на спор спрятался в трюме. Рано или поздно, конечно, ошибку обнаружат, но пока у него было какое-то время в запасе.

Тревожный вопрос не давал Коннору покоя: как капитан узнал о том, что Грэхэм Магиннис был отправлен на борту «Веймута»? У него появилось ощущение, что кто-то рассказал капитану все подробности его «трюка», как сам Гаунт это назвал.

В этот момент один из пассажиров подошел к Коннору и протянул ему руку. Это был довольно молодой человек, около тридцати лет, с черными, смазанными маслом волосами, и длинными, закрученными с помощью специальной помады усами.

– Превосходная работа, мистер Магиннис, – провозгласил он, сильно пожимая руку Коннора. – Я поставил две монеты на то, что вы продержитесь, по крайней мере, до конца дня.

– Я... Извините, но я...

– Не берите в голову. Насколько я себе представляю, эти две монеты стоили того, чтобы увидеть лицо того лейтенанта, когда вас вытащили оттуда, – незнакомец собрался было уйти, но задержался и сказал: – Кстати, я – Лесли Харт. Моя жена, Габриэлла, и я надеемся, что вы с вашей женой составите нам компанию за ужином.

Откуда-то сзади Коннора послышался голос:

– С превеликим удовольствием, мистер Харт.

Чья-то рука проскользнула под локоть Коннора, и когда он удивленно оглянулся, то увидел, что рядом с ним стоит женщина.

Лесли Харт поклонился:

– Тогда увидимся за ужином, миссис Магиннис. Сказав это, он быстрым шагом направился прочь.

– Зоя! – задохнулся от изумления Коннор.

– Тсс. – Зоя приложила указательный палец к своим губам, затем крепче сжала руку Коннора и повела его по палубе.

Когда они подошли к лееру слева по борту, он огляделся вокруг и, убедившись в том, что поблизости никого нет, спросил:

– Что происходит?

– Ты ведь не думал, что от меня будет легко отделаться, не так ли? – Зоя улыбнулась и провозгласила: – Я еду с тобой в Австралию.

– Но... но как ты..?

– Эмелин рассказала мне, что ты собираешься делать. Сегодня утром я поехала в Портсмут и нашла там Мойшу. Это было вовсе не трудно. «Чатам» – единственный корабль, отплывающий в данный момент в Сидней. Я заставила Мойшу рассказать мне, где ты прячешься, купила два билета и поднялась на борт до того, как «Чатам» вышел в море. Конечно, мне пришлось найти подходящее объяснение тому, что моего мужа нигде не могут найти.

– И ты придумала невероятную историю, что я на спор спрятался в трюме, – продолжил Коннор.

– Спасибо, в свою очередь, неожиданной помощи со стороны мистера Харта и его компаньонов. Просто удивительно, какие только странные пари могут они заключать друг с другом. Я совершенно случайно поделилась информацией с одним из тех, с кем поспорил мистер Харт; он передал ее капитану, так, чтобы тебя обнаружили до захода солнца и он смог бы выиграть пари. После этого капитан потребовал от меня объяснений, и я, разумеется, была вынуждена обо всем рассказать – и о твоем местонахождении, и об истории о твоем отце, которую ты должен будешь привести в свое оправдание.

– Так это ты все сама и спланировала? – воскликнул пораженный Коннор.

– Ты не оставил мне другого выбора. Я должна была или выдумать эту чепуху, или увидеть тебя в военной форме, или того хуже. Я рассчитывала, однако, что такой человек, как капитан Гаунт, посчитает, что представители нашего класса вполне способны на подобные глупости.

– Нашего класса? – переспросил Коннор.

– Ты что, забыл? Ты мой муж, – Зоя взяла Коннора за руку и придвинулась к нему поближе.

Какое-то время они стояли молча, просто глядя на волны. Затем Коннор довольно серьезно спросил:

– Ты хоть понимаешь, во что ты впутываешься, Зоя? Ты ведь на самом деле ничего обо мне не знаешь, как и о моей жизни перед... до того, как все это случилось.

– Так же, как и ты обо мне. Но теперь у нас есть впереди целый месяц, чтобы получше узнать друг друга.

– Но как же твой отец... твоя семья..?

– Тсс... – прошептала Зоя, прикладывая палец к губам Коннора. – Я сейчас не хочу ни о чем этом думать. Я просто хочу быть с тобой.

Прильнув к нему, Зоя провела рукой по его спутанным темным волосам на затылке и подняла свое лицо кверху.

Отвечая на ее ласку, Коннор хотел было обнять девушку, но затем отстранился немного назад. Обеспокоенно оглянувшись на палубу корабля, он прошептал:

– Люди все еще смотрят на нас.

– Но мы ведь женаты, не так ли? А именно так жена должна приветствовать своего мужа, – выдохнула Зоя, крепким поцелуем отметая прочь все сомнения.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

КИТАЙ

Март 1839 года

XV

Росс Баллинджер стоял на капитанском мостике «Селесты», красивой шхуны с высокими мачтами, проплывающей мимо португальского Макао, которое в период с апреля по октябрь становилось домом для большинства торговых представителей и их семей. С моря открывался впечатляющий вид на набережную, застроенную зданиями в европейском стиле. Макао, расположенный на косе в устье Кантонского залива, описывался одним из путешественников, как «Неаполь в миниатюре, положенный драгоценным камнем на порог огромного и неизведанного Китая».

Был первый день марта, когда «Селеста» начала подниматься вверх по заливу в направлении реки Кантон. Из-за сильной влажности, предвещавшей приближение сезона муссонов, истомленный жарой утренний воздух казался еще более невыносимым. На Россе были надеты черные непромокаемые брюки и грубая синяя рабочая куртка. Закатанные по локоть рукава не скрывали загорелых, жилистых рук. Когда Росс покидал Англию, он не был таким мускулистым; продолжительное путешествие наполнило силой его восемнадцатилетнее тело, а длинные дни, проведенные на солнце, выбелили его светло-желтые волосы.

– Еще семь месяцев в море, и можно будет считать, что ты справился с работой корабельного писаря, – проскрежетал чей-то низкий голос позади Росса, и в тот же момент мощная рука сжала его плечо.

– Спасибо, сэр, – ответил Росс, оглядываясь на капитана корабля, Грегори Эйлса.

Капитан прищурил свой здоровый правый глаз и приложил указательный палец к покрытой шрамами пустой левой глазнице. Считалось, что он потерял левый глаз во время боя неподалеку от Туншаньского побережья с китайской пиратской джонкой, которая забросала первое судно Эйлса, «Гелиотроп», подожженной смолой и чуть было не пустила его ко дну.

– Знаешь, ты бы мог спокойно бить баклуши всю дорогу на Восток.

Росс усмехнулся и открыл было рот, чтобы ответить, но в этот момент капитан продолжил:

– Я знаю, безделье для белоручек. Ты говорил мне это по сто раз на день. Но твой папенька заплатил королевскую плату за то, чтобы его первенца взяли на борт корабля, и вряд ли бы ему понравилось смотреть, как его маленький щенок снаряжает паруса и карабкается...

– Не беспокойтесь, капитан. Я с удовольствием скажу ему, что спокойно бездельничал весь путь до Китая и обратно.

– А как ты собираешься объяснить вот это? – спросил Эйлс, хватая Росса за мускулистую руку.

– Я скажу ему, что это от тех огромных кружек с ромом, которые вы постоянно заставляли поднимать меня и в кают-компании.

Эйлс прищурил здоровый глаз:

– И, конечно, твой отец отправит меня следующим же кораблем в Австралию, причем не как капитана!

– Тогда вам лучше поскорее возвратиться домой. Насколько я слышал, австралийский ром – самый лучший к югу от экватора.

55
{"b":"117181","o":1}