ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не беспокойтесь за меня, – пробормотал один из заключенных, когда священник подполз к нему поближе.

Проктор положил ладонь на худую бледную руку мужчины. Этот заключенный был здесь одним из самых старших – ему было на вид, по крайней мере, за пятьдесят – с белыми седыми волосами и бородой и суровыми серыми глазами.

– Вы служили на флоте?

Старик отрицательно покачал головой:

– Сидел в Милбанке.

– Там было хуже, чем здесь? – спросил Проктор.

– Да... находиться так близко от дома, и никакой возможности быть со своей семьей. Здесь такое чувство, что уже попал на тот свет, – заключенный закрыл глаза.

– Как вас зовут? – не переставал расспрашивать Проктор.

– Разве это имеет какое-нибудь значение?

– Для меня – имеет.

Старик приподнял веки и посмотрел на священника, который был гораздо моложе его.

– Да, видно, что это и на самом деле так, – пробормотал он.

– Я – Ньювел Проктор, – продолжил священник, изобразив на лице самую располагающую улыбку, на которую только был способен. – Я служил на флоте десять лет, но так получилось, я впервые оказался в море.

– Я не служил на флоте, – отозвался заключенный, – однако провел молодость на торговых кораблях, плавающих из Индии в Китай. Это мое первое путешествие в Австралию – если мы когда-нибудь достигнем земли.

– А вы что, думаете иначе?

– Нет, если он только не захочет перевернуть эту посудину вверх дном.

В следующий момент громкий, зловещий треск прокатился вдоль всего остова корабля. Судно, казалось, поднялось с правой стороны из воды и осталось висеть в таком положении; через несколько секунд оно снова нырнуло глубоко вниз на другую сторону. Лицо Проктора побелело от ужаса, а многие из заключенных, прикованных к днищу корабля, отчаянно завопили, призывая на помощь.

Седовласый заключенный, с которым только что разговаривал Проктор, приподнялся и схватил священника за руку:

– Он, должно быть, услышал меня. Он пытается перевернуть нас.

Нос корабля вздыбился к небу, затем раздался оглушительный грохот, за которым последовал сухой, пронзительный треск: казалось, деревянный корпус судна раскололся надвое.

– Мачта! – раздался чей-то вопль, и все остальные заключенные неистово закричали от страха и отчаяния.

С огромным трудом поднявшись на ноги и шатаясь из стороны в сторону, Проктор двинулся вдоль прохода к тому месту, где находился Меррик. Некоторые из заключенных хватали священника за ноги, умоляя его помочь им, и он был вынужден бить их по рукам, чтобы продолжить свой путь. В какой-то момент корабль настолько сильно накренился вправо, что, казалось, вот-вот перевернется. Затем корпус судна опять выровнялся и тут же завалился на другой бок. Проктора несколько раз сбивало с ног, но он снова и снова находил в себе силы, чтобы подняться и двигаться дальше по нижней палубе.

Меррик уже вскочил со своего стула и теперь бешено вращал глазами по сторонам, как будто ожидая, что корабль с Минуты на минуту развалится на части. Когда Проктор, спотыкаясь, приблизился к охраннику, тот испуганно произнес:

– Наверх – будет лучше, если мы выберемся наверх.

– Заключенные! – заорал в ответ Проктор, стараясь перекричать грохот и треск раскалывающегося дерева. – Мы должны открыть замки на их цепях!

– Что за чертовщину ты несешь! – завопил Меррик и бросился к лестнице.

Проктор рванулся вслед за ним, схватил сзади за куртку и одним рывком развернул лицом к себе:

– Ключи! – потребовал он. – Дай мне ключи! Меррик одним движением руки отпихнул священника в сторону и начал карабкаться вверх по лестнице к закрытому люку. Точно в тот момент, когда охранник достиг люка, Проктору удалось схватить его за ногу и потянуть вниз. Издав яростный рев, Меррик попытался стряхнуть повисшего на его ноге священника, но Проктор вцепился в нее мертвой хваткой, удерживаясь другой рукой за ступеньку лестницы.

Судно снова нырнуло вправо. Проктор потерял опору под ногами, однако за мгновение до этого успел с силой дернуть Меррика на себя, оторвав его ступню от лестницы. Меррик повис на руках, схватившись за ступеньки, пытаясь удержаться на лестнице, но когда корабль опять выровнялся и накренился в другую сторону, пальцы стражника разжались. Он пролетел несколько футов, глухо ударяясь головой о деревянные ступеньки, и с грохотом обрушился на палубу.

Проктор высвободился из-под навалившегося на него тела и лег рядом, чтобы немного отдышаться и подождать, не поднимется ли Меррик снова. Тот, однако, даже не пошевелился; он был либо без сознания, либо вообще мертв. Проктор не стал выяснять, какой из этих двух вариантов верный, а просто перевернул неподвижное тело охранника на спину и вывернул содержимое карманов его куртки. Связка ключей оказалась в одном из нагрудных карманов. Проктор схватил ее и поспешил по проходу туда, где несколько цепей, протянувшихся вдоль палубы, соединялись с массивным железным кольцом.

Цепи были замкнуты двумя навесными замками. Священник долго перебирал ключи, пока не нашел тот, которым открывался первый замок. Проктор сдернул его с цепи, затем принялся возиться со вторым. В тот момент, когда он пробовал очередной ключ, корабль сильно дернулся вперед, его корма поднялась почти под сорокапятиградусным углом к горизонту. Проктор потерял равновесие и изо всех сил схватился за цепь, чтобы удержаться на месте и не упасть на палубу. Заключенные вокруг него пронзительно завопили – они соскользнули со своих тюфяков, и только тяжелые кандалы, через которые была пропущена цепь, удерживали их теперь на месте и не давали полететь дальше по палубе в ту сторону, куда так сильно накренился корабль.

Со страшным скрипом и треском корма качнулась вниз, и корпус корабля понемногу выровнялся. Выпустив цепь из рук, священник опустился на колени, потянулся ко второму замку... и обнаружил, что ключей у него больше нет. Он принялся лихорадочно шарить вокруг, проверяя замки, перебирая нагромождение цепей, но все было тщетно.

Ползая взад и вперед по палубе в поисках пропавших ключей, Проктор никак не мог избавиться от ощущения, что все его усилия в любом случае будут потрачены впустую. В конце концов, спасательные шлюпки не смогут вместить всех заключенных, даже если им на самом деле удастся обрести свободу. И вместе с тем, Проктор никак не мог смириться с той мыслью, что так много несчастных отправятся навстречу своей гибели безо всякой надежды на спасение. Он бы предпочел, чтобы они утонули, сражаясь за свои жизни,– и может быть, немногим из них удастся не погибнуть, уцепившись за обломки корабля, который, казалось, разваливался на куски под ударами громадных волн.

Один из заключенных издал призывный крик, и когда Проктор оглянулся, то увидел, что этот мужчина держит в своей руке связку ключей. Поймав брошенную ему связку, священник кинулся туда, где цепь была заперта на замок, и принялся торопливо перебирать ключи. Найдя, наконец, нужный ключ, Проктор вставил его в замочную скважину и с силой провернул несколько раз, освобождая цепи. В то же мгновение заключенные начали вытягивать их из железных колец, привинченных к полу, и кандалов на своих ногах. Вскоре последняя цепь, свернувшись, словно гигантская змея, уже валялась на палубе, а освобожденные заключенные со всех ног бежали к лестнице и торопливо поднимались по ступенькам наверх.

Трещавший по швам корабль, словно пушинку, швыряло из стороны в сторону. В какой-то момент корма снова начала медленно подниматься кверху. На этот раз носовые переборки судна не выдержали, и вода бурлящим потоком хлынула в каюты и отсеки, быстро заполняя переднюю часть палубы. Стараясь удержаться на ногах, Проктор метался между лежащими на полу тюфяками, поднимая тех заключенных, которые были слишком слабы, чтобы сделать это самостоятельно. Он почувствовал, как кто-то рванул его за руку – это был тот самый седовласый заключенный. Теперь он пытался убедить священника оставить свои усилия и поскорее направиться наверх.

– Скорее! Спасайтесь! – заорал ему Проктор, с ужасом глядя на бурлящую воду, уже доходившую до щиколоток.

81
{"b":"117181","o":1}