ЛитМир - Электронная Библиотека

После посещения португальской церкви, строительство которой было завершено голландцами в тысяча шестьсот девяносто пятом году и под крышей которой умещался духовой орган невероятных размеров, Коннор и Зоя с удовольствием позавтракали в уютной таверне, выходящей окнами на Сунда Келапа – явайское название залива. Во время завтрака они случайно услышали, как двое матросов за столиком неподалеку обсуждают ситуацию в Кантоне, где иностранная община подверглась блокаде со стороны китайских властей. Поскольку кузен Зои, Росс Баллинджер, представлял в Кантоне торговую компанию своего отца, она заинтересовалась разговором и попросила Коннора узнать как можно больше об этом.

Он на несколько минут присоединился к матросам, затем вернулся к маленькому столику, за которым сидела Зоя.

– Очевидно, китайцы хотят положить конец торговле опиумом в своей стране. Торговцы – включая, полагаю, и твоего кузена —... – он попытался скрыть свое отвращение к остальным членам семьи Баллинджеров, – ... уступили требованию сдать все свои запасы опиума.

– Но Торговая Компания Баллинджера не имеет никакого отношения к опиуму.

Коннор решил не спорить; он слышал достаточно о торговле с Китаем во время путешествия и знал, что практически каждая компания, которая занималась бизнесом в Китае, была так или иначе вовлечена в эту незаконную торговлю. Он также не имел никакого желания вступать в дискуссию о Торговой Компании Баллинджера, понимая, насколько чувствительна Зоя к разговорам на подобную тему. Вместо этого Коннор склонился над столом и, взяв Зою за руку, сказал:

– В Кантоне не было никакого насилия – по крайней мере, до тех пор, пока корабль этих матросов не был послан в Англию.

– Так вот куда они направляются? – спросила Зоя.

– Да. Их фрегат находится на пути в Лондон, чтобы передать рапорт о ситуации в Кантоне и вернуться туда с подкреплением.

– Военными кораблями? – в голосе Зои послышались тревожные нотки.

– Если китайцы не отступят, это, похоже, будет означать войну.

– Господи... – еле слышно пробормотала Зоя, на ее глазах навернулись слезы.

– Нет, не волнуйся за своего кузена. Он всего лишь купец. Китайцы оказывают давление на торговцев, но любое сражение будут вести только с силами Королевского военно-морского флота.

– Именно этого я и боюсь, – объяснила Зоя. – Мой брат... он служит на флоте.

– А, да. Но он же в Калькутте.

– Если понадобится военная помощь, «Лансит» может изменить порт назначения...

– «Лансит»? – перебил Росс. – Твой брат служит на «Лансите»?

– Да. Почему ты спрашиваешь?

– Эти матросы – их корабль называется «Лансит»!

Зоя схватила Росса за руку:

– «Лансит»? На Яве?!

– Они зашли сюда для того, чтобы запастись провизией; утром они поднимут паруса и отправятся в Англию.

– Боже мой! Джулиан... он здесь, в Джакарте!

Не прошло и часа, как Коннора и Зою доставили на борт «Лансита», бросившего якорь на противоположной от стоянки «Чатама» стороне гавани. К тому моменту они уже решили, что какое-то время не будут говорить Джулиану о том, что случилось в Лондоне. Они разыграют из себя мужа и жену и скажут, что проводят медовый месяц и собираются навестить отца Коннора в Австралии – опустив, конечно, такую незначительную подробность, как то, что этот отец заключенный.

Джулиана Баллинджера не предупредили о том, что его сестра находится на борту корабля, и когда он увидел Зою, стоящую на палубе, то чуть было не упал в обморок от изумления. Зоя бросилась в объятия брата, он подкинул ее на руках, закружил вокруг себя и нежно поцеловал.

– Господи Боже мой, моя маленькая сестренка, что ты здесь делаешь?

– Ты никогда не поверишь в то, что случилось! – воскликнула Зоя. Схватив Джулиана за руку, она потянула его туда, где стоял Коннор. – Джулиан, я хочу познакомить тебя с моим мужем, Коннором Магиннисом.

– Мужем? – недоверчиво переспросил Джулиан, переводя взгляд то на Зою, то на Коннора. – Я думал, что ты и Бертье...

– О, мы с ним всего лишь друзья, – перебила Зоя и махнула рукой, как будто желая показать свое безразличие ко всей семье Каммингтонов. – Я наконец-то встретила того, кого смогла по-настоящему полюбить.

Джулиан с удивлением посмотрел на сестру:

– Да, но замужество... и так быстро...

– Нет, не быстро. Тебя ведь так долго не было дома.

– Еще бы! – воскликнул Джулиан. Выдавив на своем лице улыбку, он повернулся к Коннору и протянул ему руку. – Рад с вами познакомиться... Коннор, не так ли?

– Да, – сухо отозвался тот, пытаясь напомнить себе, что человек, которому он в настоящий момент пожимает руку, является не просто младшим братом Остина Баллинджера, но членом семьи Зои.

– Я хочу узнать все об этом – до последней детали, – провозгласил Джулиан.

Он обнял рукой сестру за плечо и повел ее и Коннора в сторону кормы.

– Что слышно о Россе? Ты его видел? – с беспокойством спросила Зоя.

– Насколько я знаю, дела у него идут отлично. По крайней мере, так было до того, как в Кантоне не заварилась вся эта каша.

– Что ты имеешь в виду? Что произошло? С ним что-нибудь случилось?

– Ну, не торопись так, – Джулиан перебил сестру, сжимая ее плечо. – Почему бы нам не присесть вон там? – он указал на ряд скамеек, вытянувшихся вдоль леера кормы. – Я расскажу вам все, что знаю, а вы расскажете мне о том, как вы двое сумели убедить отца и мать дать свое разрешение на ваш брак – и о том, что вы, ради всего святого, делаете на Яве.

Зоя резко остановилась и, подняв голову, посмотрела брату в лицо:

– Я должна знать – с Россом все в порядке?

– Да, у него все отлично – в данный момент он пользуется гостеприимством католической миссии. И к тому времени, как я вернусь назад, уверен, от всей этой неразберихи не останется и следа.

– Но это займет у тебя несколько месяцев – может, даже, целый год.

– Нет. Мы отправляемся в путь завтра, прямо с утра.

– В Кантон? – спросил Коннор. – Мы слышали, что вы собираетесь отплыть в Англию за подкреплением.

– Капитан изменил свое решение и отдал другой приказ. Только что прибыл фрегат «Чатам». Этот корабль поменьше водоизмещением и побыстрее, поэтому именно он доставит наше сообщение престолу, в то время как мы сами вернемся в Кантон.

– Но это же наш корабль, – сказала Зоя.

– На нем мы плывем в Сидней, – добавил Коннор.

– Боюсь, это не так. Наши капитаны встречались незадолго до этого и обо всем договорились. «Чатам» поднимает паруса и отправляется в Англию завтра, мы же возвращаемся в Кантон.

– Но мой отец... – слова застряли у Коннора в горле, он сокрушенно покачал головой и с тоской посмотрел на залив.

Внимательно посмотрев на Коннора и Зою, Джулиан спросил сестру:

– Что все это значит? Вы мне объясните, наконец, что происходит?

Зоя взглянула на Коннора и после того, как он нерешительно кивнул головой, произнесла:

– Давай присядем, – она указала в сторону скамейки у леера. – Все так сразу не расскажешь.

Коннор остался стоять у леера, Зоя же села рядом со своим братом и поведала ему от начала до самого конца всю историю о встрече с Коннором и о причинах, побудивших их отправиться в путешествие, и о связи, существующей между семьями Магиннисов и Баллинджеров. И хотя Зоя рассказала, что лично видела свидетельства, раскрывающие роль Эдмунда Баллинджера в процессе по делу его бывшего делового партнера, она, тем не менее, осторожно избегала упоминания о недавних актах насилия, направленных против Коннора и Грэхэма Магиннисов, и об участии старшего брата и отца во всем этом. Она просто сказала, что суд изменил приговор Грэхэму Магиннису, и тот был отправлен на каторжные работы в колонию в Новом Южном Уэльсе.

Когда Зоя обмолвилась, что они следуют за «Веймутом» в Сидней, Джулиан резко перебил ее:

– «Веймут»? Ты имеешь в виду корабль для перевозки заключенных?

– Да. На нем отец Коннора.

– Но «Веймут»... ты разве не слышала?

84
{"b":"117181","o":1}