ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я уже придумал, что ответить насчет Мей-ли; она будет просто еще одной из сестер нашей миссии, сопровождающей меня во время паломничества в Рим, путь которого проходит через Лондон. Я сомневаюсь, что кто-нибудь обратит на них внимание, поскольку их головы будут покрыты апостольниками.

Беседу Росса и Фрая Льюиса прервал подошедший к ним китайский офицер. Офицер поклонился и заговорил с Льюисом, который в ответ кивнул головой и поблагодарил его. Когда китаец удалился, монах сказал Россу:

– С вами хотела бы встретиться Мей-ли.

Росс прошел вдоль палубы к одной из закрытых, расположенных со стороны кормы галерей, где были выделены помещения для племянницы чын-чай та-чэня и ее спутников. Войдя в переднюю каюту, служившую гостиной, Росс поклонился стоящему внутри на страже морскому офицеру, затем прошел к группе черных лакированных стульев, где сидели две китаянки. Сестра Кармелита была одета в свой черный наряд, Мей-ли была облачена в традиционный, отделанный пурпуром халат из синего шелка, полы которого частично закрывали короткие шаровары. Китаянки только что закончили пить чай, и Росс спросил сам себя, не предсказывала ли снова монашка будущее.

Мей-ли не скрывала своего восторга по поводу появления Росса, однако ее глаза выдавали легкое волнение. Сразу почувствовав, что что-то не так, а также заметив мрачное выражение лица монашки, Росс спросил, все ли в порядке.

– Мы не попадем в Англию, – заявила Мей-ли.

Росс с удивлением посмотрел на девушку. В первый момент он подумал, что ей что-то сказал командующий джонкой, однако затем все-таки задал вертевшийся у него на уме вопрос:

– Сестра Кармелита что-то увидела, не так ли?

Мей-ли кивнула в ответ:

– Сестра Кармелита не видеть нас достигнуть Англии.

– Что-нибудь Произойдет по пути туда?

Мей-ли пожала плечами:

– Мы вернемся назад, это точно. Она видеть нас возвращаться в Китай.

– Но почему? Вы уверены в том, что сестра Кармелита не хочет сказать, что это произойдет на обратном пути из Лондона?

– Нет. Она говорить, мы даже не достигнем Явы. Мы возвращаться назад потому, что нам суждено остаться в Китае.

– Нам? И мне тоже?

– Я всегда это знала – с тех пор, как увидела вас. Мой дядя также об этом знать. Он думал, что вам удастся совершить путешествие в Англию и затем вернуться в Китай. Но сестра Кармелита говорить, «для того, чтобы пересечь великую воду, он должен сперва пройти через затемнение света и подняться на гору».

Росс вспомнил разговор в саду верховного правителя, в котором участвовали Мей-ли, Лин Цзе-сю, Фрай Льюис Надал и он сам.

– Ваш дядя также говорил о горе, не так ли? Что это за гора? Где она?

– У нее много имен. Некоторые называют ее Холодной Горой, другие знают ее как Гору Хранящих Спокойствие. Этой горы нет ни на одной карте; вы должны найти ее сами.

– Но это же смешно. Конечно, люди знают...

– Это ваша судьба, Росс, не моя.

Мей-ли опустила глаза. Выражение лица девушки было настолько смущенным, что Россу захотелось подойти к ней и взять за руку. Заставив себя следовать правилам этикета, Росс спросил:

– А какова ваша судьба? Что сестра Кармелита сказала вам об этом?

– Мне? – девушка беспокойно взглянула на монашку, которая, сидела с закрытыми глазами и казалась либо уснувшей, либо глубоко задумавшейся. – Она не говорить обо мне – только о том, что мы вернуться в Кантон, потому как еще не пришло время вам уехать.

– Она сказала вам что-то о вашем будущем, не так ли? – настаивал Росс.

– Сегодня? Нет, я клянусь, – Мей-ли снова отвела глаза.

– Не сегодня – так в первый день, когда мы встретились. Сестра Кармелита прочитала по чайным листьям из вашей чашки и сказала вам что-то такое, что вас обеспокоило, ведь так? – Когда Мей-ли ничего не ответила, Росс спросил: – Что она говорила вам?

Девушка набрала в легкие побольше воздуха и, закрыв глаза, медленно выдохнула. После долгой паузы она робко улыбнулась и снова посмотрела на Росса:

– Она постоянно твердить, что я скоро должна выйти замуж. Но предсказания не всегда сбываются. У меня нет поклонников, и моя семья еще не нашла для меня подходящую пару.

Росс задумчиво потер подбородок:

– Возможно, на вашей судьбе написано, что вы должны сами найти себе мужа.

– В любом случае, ему необходимо вначале получить согласие моей семьи, – осторожно произнесла Мей-ли.

– А этот муж – он непременно должен быть китайцем?

Снова опустив глаза, Мей-ли прошептала в ответ:

– В Китае женщина обязана подчиняться трем мужчинам. До того, как выйти замуж, она подчиняется отцу, затем мужу, а в случае, если останется вдовой,– сыну. Мой дядя, моя семья, да и законы моего народа – все они требуют того, чтобы моим мужем был китаец.

– А как вы сами? Вы тоже этого требуете?

– Я... – не в силах ответить, девушка печально склонила голову.

– А что насчет сестры Кармелиты?... Она не сказала, за кого вы выйдете замуж?

– Она говорить... – Мей-ли внезапно замолчала, бросив на Росса странный, вопросительный взгляд.

– Что? Что она сказала?

– Она не говорить мне – только то, что я выходить замуж дважды.

– Дважды?

– Она говорить, «у тебя быть два мужа – один для души, один для плоти». И мне кажется, что муж для души может быть и не китайцем, поскольку в душе своей мы все являемся единым народом, китайцы мы или фан-куа.

Улыбка Мей-ли была настолько теплой, настолько искренней, что Росс не мог не улыбнуться девушке в ответ. Понимая, что Мей-ли может почувствовать его отношение к ней и что эти его чувства наверняка останутся безответными, Росс, тем не менее, сказал:

– Возможно, когда я открою для себя Гору Хранящих Спокойствие, я взойду на нее, как фан-куа, а спущусь настоящим пайсинем.

Он употребил общее название, относящееся Ко всем китайцам: пайсинь44, или «сто фамилий», означавшее ограниченный список официальных фамилий в Китае.

– Да, Росс Баллинджер, я полагаю, что так и будет. После минутной неловкой тишины Росс произнес:

– Ваш дядя говорил еще кое о чем, когда я в первый раз его встретил. Это прозвучало весьма загадочно – что-то о приближающемся землетрясении, жертвенном вине и о человеке, который строит свой дом, тихий и прочный.

– «Возвышенный человек строит свой дом, тихий и прочный, и ищет свое сердце»?

– Да! – воскликнул Росс. – Точно! Так что же ваш дядя имел в виду под этими словами?

– Они из «Ицзина»45, благословенной философской книги, написанной почти три тысячи лет назад. Она используется для гаданий, и предсказание, которое процитировал мой дядя, называется «Чен», или «Молния».

Мей-ли сказала что-то по-китайски сестре Кармелите, после чего та оживленно закивала в ответ и поспешила в соседнюю комнату, служившую спальней для них обеих.

– Я всегда беру с собой экземпляр «Ицзина», Куда бы я не направлялась, – объяснила Мей-ли, когда монашка вернулась из комнаты, держа в руках небольшую книжку в кожаном переплете. – Мой дядя говорить мне, что он попробовал определить ваше будущее до того, как вы с ним увиделись, чтобы посмотреть, насколько благоприятна будет встреча с вами. – Она перелистывала книжку до тех пор, пока не нашла нужную страницу, затем прочитала перевод вслух: – «Молния приносит удачу. Приближается землетрясение – о, нет! Смех слышен – ах, ха! Сотрясение приводит всех в ужас на сотни миль вокруг, но возвышенный человек еще не опрокинул чаши жертвенного вина. Содрогание накатывается за содроганием, но, среди страха и сотрясений, возвышенный человек строит свой дом, тихий и прочный, и ищет свое сердце,» – закончив читать, Мей-ли опустила книгу на колени.

– Я не уверен, что понял вас правильно, – честно признался Росс.

– Оракул, или предсказание, описывать катаклизм, который случаться в чьей-то жизни; он может быть личной или куда большей по масштабам катастрофой, например, войной. И возвышенный человек...

вернуться

44

Пайсинь – «сто фамилий»; общее название китайцев; связано с ограниченным числом официально узаконенных фамилий в Китае, которые перечислены в «Пай-чи-сине» («Книге Фамилий»); от слов «пай» («сто») и «синь» («фамилия»).

вернуться

45

Ицзин (И чинг) – Книга Перемен; система предсказаний, развитая около трех тысяч лет тому назад; от слов «и» («изменять, менять») и «чинг» («священная книга»); альтернативное название – «Чоу И», или «Чоусские Перемены», по имени правителя провинции Чоу, который добавил текст к гексаграммам, разработанным его отцом, королем Веном.

87
{"b":"117181","o":1}