ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вопросы – это ответы
Сладости без сахара. Пирожные, торты, печенье, конфеты
Ангел влияния
Как заработать на доставке еды. Из пункта А в пункт $
Волшебные миры Хаяо Миядзаки
Горничная-криминалист: дело о сердце оборотня
Портал в мир ребенка. Психологические сказки для детей и родителей
Дневник чужих грехов
Португалия

Я зарычала на него, и он посторонился, чтобы я могла пробраться мимо. Дотащилась до лежащего на боку Юджина - судя по тому, что все его лицо было черным, Кассио удалось перевернуть его. И только. Я пыталась нащупать пульс на шее, пальцы соскальзывали и соскальзывали, пока я не поняла, почему - из уха тоненькой непрерывной струйкой текла кровь - на шею, на грудь...

- Он ничего не... говорит, - пожаловался Кассио у меня над ухом, и я засмеялась, давясь черной пылью:

- Он и не дышит! Юджин, подонок...

Совсем рядом - огромные, ставшие черными глаза Кассио.

- ...умер?

Не отпуская Юджина, я показала пальцем на пояс.

- Передатчик. На все частоты 'сос'. Быстро.

Закрыла глаза, прижимаясь к Юджину. Пыталась согреть его или себя. Юджин. Подонок. Ты не бросишь. Ты не оставишь меня. Не сейчас.

Никогда.

- Говорят, тебя от меня оттаскивали.

- Это точно, - поддакнула я. - Думаешь, почему ты весь перебинтован? Следы моих когтей. Вцепилась в тебя, как в родного.

- А Кассио говорит, ты беспрерывно ругала меня самыми черными словами... Это произвело на него такое впечатление, что он сказал - если захочешь меня когда-нибудь бросить, он - к твоим услугам.

Я вытянулась поверх покрывала, устраиваясь поудобнее. Прищелкнула языком.

- Надо сообщить, что у него есть все шансы... Это была песня! Жаль, ты не слышал. Получил на полную катушку - ты ведь пытался оставить меня молодой вдовой!

Юджин, поморщившись, дотронулся до груди.

- Вот не думал, что у меня слабое сердце.

- А я всегда знала, - жизнерадостно сообщила я. - Иначе с чего бы ты взял в жены Бойцового Пса?

Юджин улыбнулся - едва ли не впервые после Веймара - и я готова была заскулить от радости, как осчастливленный щенок.

- Просто не смог устоять перед твоими орденами - у меня же таких нет и взять негде.

- Так вот чему я обязана твоим вниманием! Ты нумизмат? А если бы у меня не было орденов?

Он потянулся ко мне, умудрившись при этом почти не поморщиться.

- Все равно не устоял бы. Ты такая красивая!

Я вдруг увидела себя его глазами. Что ж, если он видит меня такой - я не возражаю.

- Я... - Юджин смотрел в потолок, - я понимаю, что уделял тебе... но я всегда... всегда...

Я засмеялась.

- Кайся-кайся, мой дорогой, я все записываю, а когда ты чуть-чуть поправишься - все наверстаю!

Его пальцы сжали мою руку, но Юджин по-прежнему смотрел в потолок. Сейчас он спросит...

- Как Веймар?

- Технари разбирают все по винтику и плате. Думаю, многое удастся восстановить. Ты жалеешь?

Он повернул голову и посмотрел на меня. Помолчал.

- Не знаю. То, что нас заставляли сделать... но - это по-прежнему святыня нашего рода. Пусть они будут бережны.

- Не волнуйся, твой Бейтц за всем проследит. А как вы теперь без Веймара?

- Рано или поздно... традиции ломаются. Видимо, вернемся к старой доброй монархии с наследованием, заговорами, покушениями и прочими удовольствиями. Вот это будет по-человечески, да? Да и Эйджелов почти не осталось.

Да уж. Веймар неплохо проредил вас. Знал ли Юджин, что однажды в Веймар ушли две принцессы, а вернулась только одна? Я промолчала.

- Где... они? - спросил Юджин через паузу. Я поняла. Недаром первый вопрос, который он задал, когда очнулся, был: 'Я - убил?'. Нет, ответила я, подразумевая Кассио. Да, сказала я, подразумевая охранников.

- Двоих похоронили на вашем фамильном кладбище, двоих по просьбе семей отвезли на родину.

- Я... не...

Я положила ладонь на его губы.

- Я знаю. Но ты скажешь это сам - когда сможешь стоять на ногах. Ты придешь и скажешь это им и их родным.

Но легче от этого никому не станет. Ни им. Ни тебе.

Ни мне.

***

- И когда ты узнал, что ты... это ты?

- В пятнадцать. Меня представляли ко двору. Отец так волновался... без конца наставлял меня - как говорить, что говорить, когда молчать... Совсем меня запугал. Когда герольд назвал наши имена, подтолкнул меня к императрице. Я еще подумал - чего он так боится? Я его не опозорю. И она... Она просто сидела, смотрела на меня и молчала. У нее были такие странные глаза - красивые, но странные... словно она хотела меня съесть глазами. Потом она протянула руку, чтобы я поцеловал - великая честь. И провела ладонью по моей щеке. Отец выглядел таким растерянным и довольным одновременно.

Потом она удостоила меня аудиенции - для того, чтобы проверить мои успехи в постижении науки и военного ремесла. К тому времени я уже учился в Военной Академии. Я отнес это к уважению императорского дома к роду Джервеков. Я просто отвечал и смотрел на отца и на... Кто плохо его знал, тот не понял бы, что он не в себе. Я видел, но причины не знал.

Уже перед отъездом из столицы они сказали мне. Помню эту комнату - все красное.

- И что?

- Я был... оглушен. А они деловито решали мою судьбу: Академия, военное министерство, дипломатический корпус... И почаще появляться при дворе. Мне нужно так много изучить и понять. Ей сказали, что детей у нее не будет. Думаю, именно тогда она и ввела мой генный код в банк Веймара.

- А что...

- Думаю, во всем виноват Карнавал - и их молодость. Они провели вместе две недели. Она не захотела избавляться от ребенка... меня. Рожала в горном владении Эйджелов. О браке не могло быть и речи, оба понимали это. Через месяц меня передали отцу - с условием, что и духу его не будет в столице. По крайней мере, пока не будет заключен монархический брак. Отец выдержал это условие - она призвала нас сама.

- А через несколько лет родился Кассио...

- Я немедленно покинул Гранд. Дипломатическо-военная миссия... почти пятнадцать лет... редкие наезды. Потом война.

- А кто сказал Кассио?

- Он сам... очень понятливый мальчик. Она пыталась... м-м-м... сдружить нас. Сделать меня кем-то вроде старшего наставника, - он криво усмехнулся. - Рискованная штука, не находишь? Но она никогда не боялась рисковать.

- И что Кассио?

- Был... рад. Сказал, что и так относится ко мне, как к старшему брату.

- А ты?

- Это... сложное чувство, - он посмотрел на меня почти виновато. - Не могу сформулировать. Я еще не настолько... э-э-э...

- ...особачился, - подсказала я, посмеиваясь. - Но ты определенно делаешь успехи. Ты говорил об этом с кем-нибудь, кроме меня?

- С отцом. Он был... расстроен, но принял все, как должное. Сказал, мой долг - помогать будущему императору Гранда.

- И ты так и сделал.

Он посмотрел на меня почти сердито:

- А как бы ты поступила?

Я подумала.

- Не знаю. Я девушка простая. Для начала закатила бы жуткий скандал. Перебила бы всю посуду во дворце и сказала бы все, что я о них думаю.

- Например?

- Например, что не стоит обращаться с детьми, как с куклами: надоело - выкинул, захотелось - наряжаю и играю... Но мне, конечно, не понять ваших высоких политических игр и государственных приоритетов. Не доросла со своим песьим умом, уж извини.

Юджин уткнулся лицом в мои волосы.

- Ты и так все понимаешь. И всего добиваешься. Слышал, она... императрица беседует с тобой каждое утро.

Я скорчила гримасу.

- Моя сиятельная свекровь интересуется теперь уже здоровьем лорда Джервека. Сегодня она предложила, нет, сообщила, что пришлет мне своего портного. Думает, я явлюсь в столицу на день рождения Кассио в песьей форме... А, кстати, это идея!

Юджин вздохнул. Я продолжала, глядя в потолок:

- В конце концов, я ведь присягала Объединенным Силам... И в то же время я - твоя жена, жена подданного императора. Символично, как считаешь?

Юджин еще раз вздохнул.

- Мне бы хотелось совсем другого...

- Чего?

- Чтобы ты была в платье, как подобает леди Джервек, и уже немного... беременна.

- Бере... Я? - я ошарашено замолчала.

18
{"b":"117187","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жестокие святые
Начало пути
Япония. Все тонкости
Скажи «сыр» и сгинь!
Хозяин Черного озера
Легенды «Вымпела». Разведка специального назначения
Подсознание может всё!
Тарелка молодости. Есть, жить, любить и оставаться молодыми
Держава и топор