ЛитМир - Электронная Библиотека

- Кассио!

Зов утонул в тумане, как в вате. Так. Я пригнулась и нырнула назад, под ветки деревьев.

Кассио корчился на траве, хрипя и кашляя. Один их телохранителей поддерживал его, второй что-то негромко говорил в микрофон. Ч-черт... Я присела рядом, вглядываясь в пошедшее пятнами лицо парня.

- Что это с ним?

Мы помогли ему приподняться, но он так и остался стоять на четвереньках, хрипя и мотая головой. Звуки рвались из его груди, клокоча и взрываясь где-то внутри, выдох - кашель, до рвоты... Я положила ладонь ему на ключицы.

- Кассио... тихо... успокойся... дыши... вот так... дыши...

Я взлетела в воздух и в сторону, едва не врезавшись в дерево. Вскочила - над принцем склонился Джервек. Со всех сторон сквозь кусты ломились люди. Ну, наконец-то...

- Кассио, - торопливо говорил Джервек. - Сядь. Наклонись вперед. Хорошо. Доктор, быстрее!

Он поднял голову, сказал с яростью:

- Вы что?! С ума сошли?

Кассио вскинул руку, хрипя:

- Не-е... я сам... сам хо-отел...

- Молчи, - быстро сказал ему Джервек. - Дыши. Вот так.

Я поглядела на сомкнутые над Кассио спины. Хорошо. Ухожу.

Джервек пришел через несколько часов. Остановился в открытых дверях моей комнаты. Сказал официально:

- Приношу свои извинения. Вы не ушиблись?

Я демонстративно потерла плечо.

- Значит, обвинение в покушении на гаятского императора с меня снято? Извинения приняты. Можете идти.

Он, конечно, не сдвинулся с места. Оперся рукой о косяк, точно перед ним лежала невидимая граница, которую не следует пересекать.

- Мне действительно жаль, - сказал более мягко. - Я очень испугался за Кассио.

- Как и в прошлый раз?

Джервек смотрел непонимающе. Я слезла с кровати, подошла к нему.

- В прошлый раз. Когда вы меня взяли в плен. Вы тоже испугались - за Кассио?

Он глядел на меня и молчал. Я требовательно ткнула его пальцем в грудь.

- Ну же, Джервек, скажите! Ноль-штрих-один - что это? Вы мне должны, скажите!

Не сводя глаз с моего пальца, нацеленного ему в грудь, Джервек разжал губы:

- Император в опасности.

- А ноль-штрих-ноль? - спросила я, уже зная ответ.

- Император мертв. Это все, что вас интересует? - спросил Джервек с досадой.

Я отошла и с ногами забралась на кровать.

- Не все. У меня много вопросов - почему, когда, как? Но вы же на них не ответите.

Этот его жест я переводила 'сожалею, но...' Джервек помолчал и сказал нехотя:

- Пришло сообщение: начался обмен военнопленными. Вылет в столицу в пятнадцать ноль-ноль.

Я подпрыгнула.

- И это сейчас, когда началось самое интересное?

Джервек улыбнулся.

- Оставайтесь, - сказал легко.

Я поглядела с подозрением:

- Что-то вы слишком быстро согласились... Нет уж, домой так домой! Я действительно соскучилась. Вы дадите мне попрощаться с принцем?

- Обратное он бы мне не простил. Собирайтесь.

- Мне очень жаль, что вы улетаете.

- Мне тоже, - искренне сказала я.

Мы стояли на посадочной площадке. Втроем, если не считать стаховских телохранителей - а их за людей и так никто не считал.

- Повар Юджина упаковал вам в дорогу небольшой гостинец. Те пирожные.

Я поглядела на Джервека. Он смотрел на меня - но как бы сквозь. Ветер перебирал его волосы.

- Наверное, уже завтра вы будете дома. Вы рады?

- Да, - сказала я, подумав. Днем раньше мне бы думать не пришлось.

- Ваше высочество, время...

Как там у них прощаются? Принц взял мою руку. Коснулся ее губами.

- Я был очень рад познакомиться с вами, леди Маргарет. Джервек много про вас рассказывал, но вы оказались гораздо интереснее. Может, когда-нибудь, когда все это закончится... Вы повторите ваш визит?

- Ну, если полковник вновь так бездарно замаскирует базу...

- Считаете, это было бездарно? - наконец подал голос Джервек. Солнце било мне в глаза и я сощурилась.

- ...или я так же бездарно попаду ему в плен. До свидания, полковник.

Заложив руки за спину, он молча поклонился.

Земля отпрыгнула от нас, как мячик. Я смотрела вниз. Две крохотные фигурки уходили с площадки. А ты ожидала, что они будут махать тебе вслед мокрыми от слез платками?

*** ***

Я вжалась в угол - и потому вошедший увидел меня не сразу. Если бы у него были не такие зоркие глаза (или мне повезло больше), он бы вообще меня не заметил.

Но мне не повезло.

Мы застыли - каждый на своем месте. Я боялась не то что перевести дыхание - моргнуть, а неподвижность все длилась и длилась, и мало-помалу до меня начала доходить вся абсурдность ситуации: Пес и гаят смотрят друг на друга сквозь прорезь прицела, и оба живы, оба все еще живы...

- Так, - сказал он, и я все-таки вздрогнула, но курок, к счастью, не нажала. - Этого-то я и боялся.

Я опустила бластер, ощущая не облегчение - усталость. Сказала вяло:

- Я тоже очень рада видеть вас, полковник.

Попыталась сесть поудобнее и невольно охнула. Джервек закрыл дверь. Вспыхнул свет, я сощурилась. Джервек изучающе осмотрел меня, как бы сверяя со своими воспоминаниями. Перекинул оружие на плечо, огляделся по сторонам и сказал нехотя:

- Вы ранены.

Факт был очевиден, и я не собиралась его оспаривать. Прислонившись затылком к стене, уставилась снизу на Джервека. В жизни не видела более задумчивого человека.

Наконец он зашевелился. Протянул руку.

- Дайте сюда бластер.

- Э-э-э... зачем?

- Мне спокойнее, когда он у меня.

- Мне тоже - когда у меня, - пробормотала я, но бластер отдала. Скорее всего, он меня не пристрелит, как раненную лошадь - во всяком случае, сейчас.

- Что с ногой?

Я сморщилась.

- Слишком быстро бежала, устала... что вы делаете?

- Пытаюсь взять вас на руки... если вы не будете так пихаться.

Я вздохнула, обхватила его за шею.

- Смотрите, это может войти у меня в привычку. Стану ручной.

- Лучше бы вы стали домашней, - сказал он сквозь зубы. - Сидели бы себе дома, рожали детей, дрессировали собак...

- Учила, - поправила я. - Псов не дрессируют, а учат. А детей...

Джервек слегка встряхнул меня.

- Замолчите. Из-за вас я ничего не слышу.

- И слушать нечего, - сообщила я. - В этом блоке никого кроме нас.

- Хорошо, - он открыл ногой дверь, вышел в коридор и, помедлив, пошел налево. Уткнувшись носом ему в шею, я смотрела назад.

- У вас нет собак?

- Нет... а что?

- След.

Он оглянулся и, невнятно сказав что-то, остановился. За нами тянулась ниточка красных капель.

- Некогда было перевязать, - извиняюще сказала я. - А куда вы меня, все-таки, несете?

Джервек перехватил меня поудобнее. Промолчал.

- Я вообще-то в тюрьму могу пойти и пешком, не торопясь...

- Заткнитесь, а? - злобно сказал Джервек, пинком открывая дверь. Пораженная его грубостью, я примолкла - на мгновенье. Джервек усадил меня на откидную койку. Я огляделась, потирая ногу.

- Это мы где?

Не отвечая, он рывком распечатал аптечку.

- Закатайте брюки.

В ботинке хлюпало. Я стянула его, закатала штанину. Джервек присел на корточки, разглядывая рану. Он медлил, и я попыталась его успокоить:

- Это только с виду страшно. Боли я не чувствую. Почти.

Он обработал рану быстро, умело, без особой бережности, но тщательно. Спросил, вытирая руки об остатки пластыря:

- А вы не можете сами полечить... как тогда?

Я поморгала, тряхнула головой. Судорожно зевнула.

- Не сейчас... я полежу немного, хорошо?

Джервек сидел, откинувшись головой на спинку кресла. Казалось, он спит. Но едва я шевельнулась, полковник открыл глаза. В комнате царил полумрак.

- Сколько...

- Вы спали час, - он подумал и уточнил. - И семь минут.

8
{"b":"117187","o":1}