ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бегбедер: Стефан Загдански[34] на вопрос, верит ли он в Бога, отвечает: «Как не верить в того, кто написал такой отличный роман?» Я бы добавил, с твоего позволения: и какой бестселлер! Это самая продаваемая книга на планете!

Ди Фалько: Но ее чтение требует подготовленности.

Бегбедер: Ты подразумеваешь, что ее не стоит давать в руки всем подряд?

Ди Фалько: Я этого не говорю. Я только уточняю: нужна осторожность, если собираешься читать Библию, не будучи посвященным в ее код. Нельзя читать ее дословно, если ищешь в ней Откровение. Прежде всего, надо поместить Писание в контекст устной традиции эпохи. Читатель должен проявить изрядную скромность и не подгонять интерпретацию текста под собственные представления. Возьмем, к примеру, сотворение мира, рассказ о яблоке. Фундаменталистская трактовка представляет эту главу как доказательство непослушания Богу. Они съели яблоко, хотя не должны были этого делать. Не забудем: они его съели, потому что змей сказал, что так они станут равными Богу.

Бегбедер: В Америке много сторонников такого толкования, они называют себя креационистами. Вот что, по-моему, забавно: человечество оказывается плодом кровосмешения. Адам и Ева производят детей, и те совокупляются в пределах семьи. И кто-то по-прежнему воспринимает сие буквально! Выходит, мы – продукт первородного инцеста, оттого мы и выродились – дефективные создания, связанные кровным родством…

Ди Фалько: Креационисты привязаны к букве. Мы, христиане, стремимся понять суть вести. В начале истории человечества люди восстали против Бога. Рассказ о яблоке – притча. В том же духе рассказано и о сотворении мира, смысл заключается в том, что у истоков жизни стоит Бог. Вот лишь некоторые примеры (а на страницах Библии их множество), показывающие, какой осторожности требует чтение Библии. Запомним для начала, что оба собрания книг – Ветхий и Новый Завет – боговдохновенны. Они вдохновлены Богом. То, что Он хотел открыть людям, «слово Божие», выражено авторами книг на своем языке, в соответствии с их уровнем культуры, их знаниями и с учетом аудитории, к которой они обращаются. Этим текстам, несомненно, предшествовала устная традиция, а что касается описаний Творения или Потопа, – еще и письменные документы, относящиеся к третьему тысячелетию до Рождества Христова. Археологи нашли в Месопотамии таблички с клинописью, которые повествуют о событиях, описанных в Библии, составленной примерно на три тысячи лет позднее. Наиболее яркий пример – «Эпос о Гильгамеше».

Бегбедер: Сегодня в издательском мире из-за этого разразился бы чертовски громкий процесс о плагиате!

Ну, хорошо: Библия дает кучу предписаний или заповедей, которые Церковь хочет заставить нас выполнять и сегодня, в то время как они совершенно устарели. Начнем со следующих: «Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим. Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху и что на земле внизу… Не поклоняйся им и не служи им».[35]

Реклама, телевидение, кино творят кумиров, которые порабощают людей. Я и сам много раз нарушал эту заповедь, работая десять лет в рекламе. Мне приходилось создавать изображения, кумиров, организовывать рекламные кампании, иногда я сам поклонялся этим кумирам и увлекал за собой массы людей, превращая их в таких же идолопоклонников.

Ди Фалько: Ты создавал идолов?

Бегбедер: Способствовал их созданию: например, в рекламной кампании «Вандербра» с Евой Герциговой.

Ди Фалько: Но ты не делал из них богов?

Бегбедер: Рок-звезды, знаменитые модели, актеры, телеведущие, которых информационное ремесло поднимает на пьедестал, превращаются в идолов, полубогов.

Не заменяют ли они для определенной части толпы Великого Отсутствующего?

Ди Фалько: Не будем преувеличивать, но раздутый культ идолов, коллекционирование всевозможных предметов, которые могли им принадлежать, иногда в самом деле напоминают поклонение священным реликвиям.

Если кое-кто из наших современников до этого дошел, причина тут не в отсутствии Бога, а в том, что существует духовная пустота, которую нам не удалось заполнить.

Бегбедер: Для многих воскресную мессу в церкви с успехом заменяет рок-концерт, где они испытывают такое же чувство общности. К счастью, некоторые заповеди все еще актуальны. Например, заповедь «не убий» ничуть не устарела. Она проходит по разряду «права человека» – тем лучше.

Ди Фалько: Она не устарела, но между тем в этой области проявили немало изобретательности.

Заповеди надо уметь читать. Прежде всего, это некие жизненные правила, рекомендации к достижению идеала. Следуя им, человек идет навстречу Богу. Заповеди соблюдают также в отношениях с другими, их смысл – уважение к ближнему, который, соответственно, в свою очередь, должен уважать вас. Итак, усвоив заповеди, человечество может развиваться и не бояться их как абсолютных запретов. Никто не требует, чтобы заповеди знали наизусть, важнее, чтобы человек их применял, и без всяких ссылок, потому что они должны стать частью его самого.

Расскажу тебе по этому поводу забавную историю. Один из моих друзей-епископов пригласил меня в паломничество в отдаленный уголок Аверона. Местный священник попросил помочь ему исповедовать паломников. Но они исповедовались так, как их научили в свое время на уроках катехизиса. То была удивительная для меня исповедь. Вместо того чтобы точно назвать свои грехи, люди резюмировали их так: «Два раза нарушил первую заповедь, три раза – вторую, шесть раз четвертую» и т. п. А я не мог процитировать заповеди в правильном порядке и потому не понимал, с какой именно из десяти заповедей связан их грех!

Бегбедер: Поистине, Церковь представляют дилетанты! Хорошо, что полиция бдительна, поскольку некоторые заповеди составляют основу современной морали. К светским законам, которые запрещают убийство, изнасилование, воровство, добавилась своего рода гуманистически-гуманитарная «софт-идеология», построенная на правах человека, – вот наши заповеди XXI века. Но если перечитать текст заповедей, поймешь: необходим определенный талант, чтобы все их соблюдать.

«Не желай дома ближнего твоего… ничего, что у ближнего твоего». Авторы Писания были визионерами, и, должно быть, составляя текст, они предвидели сдвиги капитализма, дикого либерализма. В основе теперешней системы – только вожделение, разжигание искусственных потребностей через средства массовой информации, зависть, физическое желание обладать материальными благами. И никогда в истории человечества этот общественный порок не был сильнее, чем сегодня. Благодаря распространившимся по всему миру массмедиа (или по их вине) даже последние бедняки в отсталых странах могут видеть на телеэкране или на страницах журналов жизнь богатых мира сего с их замками, дворцами, яхтами и спортивными машинами. Как же требовать от людей, чтобы они ничего не желали?

Сказанное в этой заповеди осуждает нашу эпоху, когда либеральная экономика в каждом гипермаркете использует зависть и выставляет напоказ перед бедняками свое богатство, все более непристойное.

Ди Фалько: Перед многими предпринимателями-христианами постоянно встает вопрос: как вести дело, развивая его в христианском духе?

Бегбедер: Как убедить какого-нибудь Арно Лагардера, чтобы он не желал заполучить «Канал+» и Мишеля Уэльбека?[36] Что за мука – сравнительное изучение балансовых отчетов и Писания!

Ди Фалько: Заповеди были начертаны на камне больше трех тысяч лет тому назад. Некоторые из них перешли в мировое светское законодательство; правда, иногда современное общество впадает в амнезию.

Бегбедер: Вот-вот, разве роль Церкви не в том, чтобы увязать с современными реалиями требование уважать Писание? Почему бы ей не заявить, что экономика должна сохранять человеческое измерение? И что причина провала коммунизма – превращение этой системы в бесчеловечную и варварскую, в то время как можно представить себе социал-демократическую систему с человеческим лицом? А разве современный капитализм не превратился в систему, основанную исключительно на спекуляции?

вернуться

34

Стефан Загдански (р. 1963) – французский писатель, автор полемичных книг «Нечистота Бога», «Бедный де Голль» и др.

вернуться

35

Исх. 20:5–4.

вернуться

36

Арно Лагардер после смерти своего отца Жан-Люка Лагардера в 2003 г. возглавил компанию «Лагардер Труп», являющуюся мировым лидером на рынке СМИ (в нее входят издательство «Ашетт», журналы «Эль», «Пари-матч» и т. д.). «Лагардер Груп» и компания «Канал+» связаны соглашениями о партнерстве. В 2004 г. издательство «Файяр», входящее в состав «Лагардер Груп», перекупило у «Фламмариона» права на публикацию очередного романа Мишеля Уэльбека «Возможность острова». Это событие стало сенсацией в издательском мире.

19
{"b":"117188","o":1}