ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да.

– И вы также хорошо знали их обоих – не как пару, а каждого в отдельности: Стэнли Рот был вашим компаньоном, а Мэри Маргарет Флендерс – кинозвездой, с которой вы работали как профессионал. И тем не менее вы не в состоянии сказать, любили они друг друга или нет?

Задав вопрос, я сделал жест, обращаясь к суду, сидевшему справа от меня.

Так же как в прошлый раз, Уирлинг попытался уклониться от ответа. Потеряв терпение, я оборвал его и переиначил вопрос:

– Скажите, оказывали они друг другу знаки внимания в вашем присутствии? К примеру, брали ли друг друга за руку?

С неловкой улыбкой он признал, что наверняка оказывали. Такую же уверенность Уирлинг высказал в ответ на вопрос, обнимали они друг друга или нет. Свидетель также признал, что видел, как Мэри Маргарет Флендерс целовала мужа в его присутствии.

– Обычно в щеку, – почему-то добавил Уирлинг. – Мэри Маргарет была очень нежной и часто целовала кого-либо в щеку.

– Таким образом, они проявляли нежность друг к другу – по крайней мере на людях.

– Да, так бывало.

– Позвольте взглянуть на это с иной точки зрения, – сказал я, опустив взгляд и ковыряя линолеум носком ботинка. Затем поднял взгляд на Уирлинга. – Вы хотя бы раз видели, чтобы Стэнли Рот ударил жену?

– Нет, – ответил Уирлинг, неожиданно встрепенувшись.

– И не видели, чтобы он пытался ее ударить?

– Нет.

Вытащив руки из карманов, я подошел ближе к месту свидетеля, поставив правую ногу на ступеньку. Упершись рукой в бедро, я заглянул в его глаза.

– Возможно, Стэнли Рот когда-либо бил вас?

В первый момент взгляд Уирлинга метнулся в сторону Стэнли Рота, затем остановился на мне.

– Нет. Конечно, нет.

– И он никогда не пытался вас ударить?

Нижняя губа Уирлинга едва заметно дрогнула, невольно реагируя на ложь, которую он собирался произнести. Впрочем, только я мог это заметить. Его зрачки сузились, словно Уирлингу захотелось спрятаться.

– Нет.

– Вы хотя бы однажды видели, как Стэнли Рот пытался применить насилие?

Уирлинг сделал все, чтобы не выпалить правду. Я прочитал по глазам, как ему хочется вернуть мяч назад: сказать миру, что пару дней назад хотел сделать с ним Стэнли Рот, сказать, насколько неудержимым может быть этот человек.

– Нет, никогда.

Уирлинг до конца выдержал обещание, данное Роту при заключении сделки. Но, как и Рот, он не понял одного: я не имел к их сделке никакого касательства. Я никому ничего не обещал и пока не ощущал никакого интереса поддерживать ту или иную сторону.

Сделав несколько коротких шагов к столу защиты, я налил себе стакан воды. Я намеревался продолжить перекрестный допрос свидетеля, и присутствовавшие не отрываясь смотрели на меня, желая узнать, что будет дальше.

Несколько секунд мой взгляд блуждал по залу. Здесь не было безразличных глаз, какие можно увидеть в переполненном кинотеатре. Я не видел и тупых лиц телезрителей. Эти люди были живыми: их интересовали вопросы и ответы, сопровождаемые не только словами, но взглядами и жестами, иногда полностью менявшими впечатление от слов.

Вернув стакан на стол, я задержал взгляд на Льюисе Гриффине. Он опять сидел в первом ряду, на том самом месте, которое, казалось, всегда его ожидало. На его губах играла легкая усмешка. Сам не знаю почему, улыбнувшись в ответ, я с выражением посмотрел на Льюиса, стараясь предостеречь его взглядом. Не хотелось, чтобы кто-то заметил, если Льюиса удивит мой очередной вопрос, обращенный к Уирлингу.

– Ответьте мне, мистер Уирлинг, – сказал я, медленно двигаясь к креслу свидетеля. – Вы знаете, что такое «Блу зефир»?

Уирлинг только развел руками.

– Вы не могли бы выразиться чуть точнее? Это довольно большая студия…

– Мистер Уирлинг, я говорю не о студии. Я имею в виду фильм или, скорее, сценарий. Сценарий картины, которую хотел снять Стэнли Рот.

– Ах это. Да, знаю.

– Вы читали этот сценарий?

– Нет. Стэнли… Мистер Рот то работал над этим сценарием, то бросал… Кажется, отдельные части он показывал кое-кому на студии, но… Нет, я не читал.

– Вам известно, о чем идет речь в сценарии?

Покачав головой, Уирлинг неопределенно махнул рукой.

– Что-то имеющее отношение к работе. Я имею в виду кинопроизводство.

– Да, можно сказать и так, – откликнулся я, отходя от стола защиты к самому краю скамьи присяжных, подальше от места для свидетеля. – Но Рот дал своему сценарию название «Блу зефир», не так ли? Вы только что признали, что слышали это название, и это предполагает, что вы должны были знать или по крайней мере догадываться: сценарий не просто имеет отношение к кинопроизводству, но посвящен вполне конкретной его части. Например, студии. Так?

– Мне казалось, это рабочее название. Сомневаюсь, чтобы оно дошло до реализации, – небрежно пояснил Уирлинг.

– Нет, мистер Уирлинг. Это более чем просто рабочее название. Я прочитал сценарий «Блу зефир».

Краем глаза я увидел, как изменилась поза Стэнли Рота. Подавшись вперед, он выставил на стол правый локоть и, приложив расставленные пальцы ко лбу, закрыл глаза ладонью. Рот не хотел, чтобы присяжные или сидевшие в зале зрители поняли, что он чувствует.

– Мистер Уирлинг, «Блу зефир» – это история о двух людях, совладельцах киностудии, такой же студии, как реальная «Блу зефир». Это история о том, как один из них предает другого: сначала переспав с его женой, звездой кинематографа, а потом забрав из общего бизнеса единственный источник финансовых средств. Деньги нужны, чтобы основать новую студию для любимой женщины. Мистер Уирлинг, я прочитал сценарий. Это выдающееся произведение. Лучшее, что я читал на тему Голливуда и его настоящего устройства. Как вы считаете, в какой степени эта история основана на реальных обстоятельствах жизни Стэнли Рота?

Губы Уирлинга сжались в одну узкую полоску – словно резиновый бинт, готовый хлестнуть побольнее.

– Откуда мне знать? Я же сказал, что не читал сценарий.

Невозмутимо улыбнувшись, я покачал головой:

– Тем не менее первая половина сюжета оказалась правдой, не так ли? Вы действительно спали с женой Стэнли Рота?

Упершись взглядом в крышку стола, Стэнли Рот забарабанил пальцами по лбу.

– Мистер Уирлинг, отвечайте на поставленный вопрос! Вы под присягой. Вы спали или не спали с Мэри Маргарет Флендерс в тот период, когда она была замужем за обвиняемым, Стэнли Ротом?

– Ваша честь, вопрос не относится к рассматриваемому делу! – заявила Анабелла Ван Ротен, устало поднимаясь с места.

– Неужели? – усомнился я, насмешливо покосившись в ее сторону. – Давайте считать варианты: во-первых, это говорит не в пользу свидетеля, во-вторых, показывает, кто, кроме обвиняемого, мог иметь мотив, в-третьих… А сколько еще причин нужно суду?

Сложив на груди руки, Хонигман глубокомысленно кивнул, как будто от него требовали принять соломоново решение вместо ответа на простой вопрос.

– Я разрешаю вопрос, – сказал он и кивнул еще раз, подчеркнув окончательность решения.

Глядя на Уирлинга, я ждал.

– Мы были близкими друзьями.

Уирлинг произнес эти слова с новым выражением. Я уже слышал такой голос – хорошо поставленный, с властной интонацией, подводивший финальную черту под всей дискуссией.

– Это значит «да» или «нет», мистер Уирлинг? – нетерпеливо спросил я.

– Думаю, это все, что я могу заявить по данному вопросу, – ответил Уирлинг.

– Ваша честь!

Хонигман навалился на стол:

– Свидетель ответит на вопрос. – Уирлинг не пошевелился. – Или свидетель будет обвинен в неуважении к суду. Мистер Уирлинг, это означает, что вас препроводят в тюрьму, где вы останетесь до тех пор, пока не решите ответить на поставленный вопрос.

– Да, – резко бросил Уирлинг. – Я спал с Мэри Маргарет. Что с того?

– Вы спали с женой вашего партнера. Таким образом, подтверждается одна часть сценария, верно? А теперь – вторая часть. Как вы помните, один из соучредителей студии – тот самый, который спал с женой другого, – решил стать единственным владельцем студии. Он больше не нуждался в партнере – по крайней мере в таком, какой у него был. То есть не хотел работать с мужем любимой женщины. Скажите, мистер Уирлинг, правдива ли эта часть истории? Вы спали с женой Стэнли Рота. И вы действительно хотели получить студию Стэнли Рота?

53
{"b":"117189","o":1}