ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гордо задрав подбородок, с едва уловимой улыбкой, предупреждавшей о скорой победе, Ван Ротен известила суд, что некоторые ключевые утверждения обвиняемого будут проверены на достоверность ее следующими вопросами. Нетерпеливо махнув рукой, Хонигман попросил заместителя прокурора сделать это по возможности скорее.

– Можете отвечать дальше, – сказала Ван Ротен, обращаясь к свидетелю. – Имела ли место покупка прав?

– Нет, такая сделка не зафиксирована.

– Мисс Эванс, по-вашему, детектив Крэншо действительно работал консультантом на съемках фильма, где в главной роли снималась Мэри Маргарет Флендерс?

Наклонив голову, Джули нахмурилась. В ответ на молчание озадаченного свидетеля Ван Ротен снова уточнила вопрос:

– Я спрошу иначе, если позволите. Сколько раз за время съемок детектив Крэншо входил на территорию студии – по данным охраны ворот?

– Четырнадцать.

– Он четырнадцать раз приходил на студию в период съемок?

– Да.

– И в каждый из четырнадцати визитов детектива Крэншо на съемочной площадке находилась Мэри Маргарет Флендерс?

– Да.

– Итак, другими словами, он находился на площадке в то время, когда шла работа над картиной, для консультирования которой был заключен его контракт?

Теперь Джули была осторожнее.

– Мэри Маргарет бывала на площадке в то время, когда он приходил.

Желая убедиться в произведенном впечатлении, Ван Ротен окинула взглядом скамью присяжных. Затем быстро взглянула на Стэнли Рота.

– И скажите нам, мисс Эванс: вы сами видели детектива Крэншо на площадке вместе с Мэри Маргарет Флендерс?

– Да, видела.

– Один раз или более?

– Более чем однажды. Точно не знаю.

– Вы когда-нибудь видели детектива Крэншо разговаривающим с Мэри Маргарет Флендерс?

– Да, припоминаю. Был по крайней мере один такой случай.

– Не знаете, о чем они говорили?

Джули покачала головой:

– Нет, я стояла не настолько близко.

Ободряюще улыбнувшись, Ван Ротен спросила:

– Можете сказать, какого рода был разговор? Я хотела сказать: они спорили, обменивались мнениями или что-то в этом роде?

– Нет, ничего такого. Разговор был вполне дружеский.

– То есть разговор того рода, какой предполагается между актрисой и консультантом, нанятым, чтобы давать советы?

– Полагаю, да, – пожав плечами, ответила Джули.

Повернувшись, Ван Ротен двинулась к своему месту за столом советников. Как мне показалось, она готовилась объявить, что вопросов больше нет. Оставалось решить, что я буду спрашивать во время перекрестного допроса и следует ли мне вообще задавать вопросы? Присутствие Крэншо на съемках выглядело странным, но еще более странным было то, что Стэнли Рот ничего про это не знал. Или знал? Рот не ответил на звонки детектива, но это не значило, что Мэри Маргарет Флендерс поступила так же. Возможно, Крэншо созвонился с ней и сказал, что устроился работать консультантом и ему нравится эта работа. Как сказал Стэнли Рот: «Люди готовы на все, чтобы попасть в кинобизнес».

Он сказал и еще кое-что: в ту ночь в «Пальмах», когда Мэри Маргарет Флендерс, держа у глаза пакет со льдом, ушла в комнату, Крэншо буквально застыл на месте. Он оказал услугу, сохранив в тайне от прессы все, что произошло тем вечером, избавив Мэри Маргарет Флендерс от последствий импульсивного звонка. Но если Крэншо хотел работать консультантом, получая за это хорошие деньги, какое значение для Мэри Маргарет имело появление в ее окружении еще одного поклонника?

Готовясь задать вопрос, я уже привстал со стула, когда склонившаяся над своими бумагами Анабелла Ван Ротен неожиданно подняла взгляд на свидетельницу и спросила:

– Стэнли Рот никогда не говорил о том, что хотел убить свою жену?

Джули озабоченно помотала головой:

– Да, но не имел именно это в виду. Он вышел себя, был оскорблен. Он…

Ван Ротен резко одернула свидетельницу:

– Он говорил, что ударил ее, ударил свою жену, ударил Мэри Маргарет Флендерс, не правда ли?

Заставляя других действовать так, как считала нужным, Джули Эванс привыкла чувствовать себя комфортно. Кроме того, она привыкла к положению руководителя. Стэнли Рот мог ее прерывать, но это было совсем другое. Стэнли Рот – это… В любом случае Стэнли Рот не чересчур острая на язык прокурорша, которая ездит на подержанных машинах и покупает готовую одежду. Джули холодно посмотрела на Анабеллу Ван Ротен.

– Стэнли очень расстраивался из-за того случая, – ответила она.

Джули говорила медленнее, чем раньше. Словно решила, что Ван Ротен недостаточно сообразительна, чтобы следить за ее мыслью.

Мне показалось, что Ван Ротен тоже удивила попытка хорошо одетой особы утверждать собственное превосходство на процессе по делу об убийстве. Ван Ротен спросила, так же медленно расставляя слова:

– И после того как он сказал, что ударил жену, он признался в том, что хотел ее убить?

Джули не любила, когда ее прерывают, но насмешек она просто не выносила. Голубые глаза Джули Эванс потемнели от негодования.

– Мисс Эванс, – раздраженным тоном сказала Ван Ротен, – вас вызвали сюда повесткой. Не имеет значения, что вы не хотите здесь находиться или не хотите отвечать на те немногие вопросы, которые мне придется задать. Выбора нет. Если, конечно, не хотите оказаться в тюрьме за неуважение к суду. Да или нет?

– Да, – неохотно признала Джули, – но…

– Нет, мисс, Эванс, никаких «но». Он сделал такое заявление. Он говорил, что желал ее смерти. – Усмехнувшись, Ван Ротен сделала шаг к скамье присяжных. – Наконец, – выдохнула она, – вот ответ. – Развернувшись на следующем шаге, Ван Ротен обратилась к свидетельнице: – Вы работали у Стэнли Рота долгое время, не так ли?

– Да.

– Работали бок о бок?

– Да.

– Он вам доверял?

– Но я…

– Нет, мисс Эванс. Вы уже показали: обвиняемый рассказал вам, что ударил жену. Как вы показали, он также признался, что желал ее смерти. – Выдержав паузу, Ван Ротен развела руками, наглядно демонстрируя, что ответ ясен: – Он вам доверял.

– Что-то он рассказывал, что-то – нет.

Ван Ротен пожала плечами. Сложив руки на груди, она изучала носок выставленной вперед туфли.

– Среди того, что он рассказывал, было что-то про их ссоры из-за мужчин, с которыми она общалась?

– Что вы имеете в виду?

Ван Ротен моментально подняла голову, грозно повторив вопрос:

– Они ссорились или они не ссорились из-за ее встреч с другими мужчинами? Да или нет?

– Да, время от времени они ругались по этому поводу.

– Значит, будет неправильно сказать, будто Стэнли Рота совершенно не беспокоили возможные связи его жены с другими мужчинами? Так?

– Я не стала бы ничего утверждать, – холодно ответила Джули.

– Вы не стали бы ничего утверждать, – пробормотала Ван Ротен, насмешливо качая головой, и неожиданно резко выкрикнула: – Но они ссорились по этой причине? Разве не это вы только что засвидетельствовали?

– Я сказала, что они иногда ругались из-за ее встреч с другими мужчинами! Вы не спрашивали, беспокоило это его или нет.

Подняв обе руки, Ван Ротен с недоверием взглянула на свидетельницу:

– И эти ссоры, – прямо спросила она, – разве они не заканчивались рукоприкладством?

Невыносимо было видеть, как коварно Анабелла Ван Ротен обратила себе на пользу единственную из слабостей Джули Эванс. Джули все еще любила Стэнли Рота, и, думаю, ей не суждено было его разлюбить. Джули старалась не навредить или хотела помочь Роту наперекор самой себе. Теперь, оказавшись на пике этого желания, она должна была сносить оскорбления от вставшей перед ней женщины – той, что захотела осудить Стэнли Рота на смерть. Заметив победный блеск в глазах заместителя прокурора, Джули решила, что пришло время сказать.

– Да, доходило и до этого. Однажды Мэри Маргарет бросила в него пепельницей и попала в голову. Она могла его убить. Так могло случиться, попади она немного ниже, в висок. На рану наложили около десяти швов. Мистер Рот не стал вызывать полицию. Вероятно, следовало это сделать.

76
{"b":"117189","o":1}