ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Джей, – удивленно прошептала Кейт, – ничего себе.

– Мы можем заниматься этим и без пластиковых чашечек для спермы, ты же знаешь, – ответил я и начал стягивать с нее рубашку.

– Подожди, – остановила она меня, – минутку. – Она вывернулась из моих объятий, подошла к окну и закрыла портьеры, чтобы не показывать соседям бесплатное порно и не оплачивать многолетние сеансы психотерапевта для их маленьких детей.

Когда она вернулась, я наконец снял с нее рубашку. Я так давно не рассматривал ее обнаженную грудь, что при виде ее возбудился, словно мы были вместе в первый раз.

– Тебе кто-нибудь говорил, как ты прекрасна? – спросил я, расстегивая молнию на ее джинсах. К своему удивлению, я заметил, что она тоже уже возбудилась.

– Может… может быть, нам лучше переместиться в спальню? – предложила она.

– Нет уж, – возразил я, опуская руку еще ниже.

И в этот самый момент загудел мой смартфон – я совсем забыл, что он все еще пристегнут к поясу брюк, которые валялись где-то в груде сброшенных вещей. Я проигнорировал звонок. Прижал Кейт сверху и без предварительных ласк вошел с восхитительной легкостью в ее скользкое лоно.

– Джей, – прошептала она, – вот это да.

– Не двигайся, – остановила она меня, когда все было кончено.

Кейт сбегала в ванную комнату и прошла на кухню – я услышал звук открывающейся дверцы холодильника и звон бокалов. Через несколько минут она появилась с подносом в руках. Она принесла его к дивану, все еще обнаженная, и поставила на журнальный столик. На подносе красовалась бутылка безумно дорогого шампанского Krug, два бокала и горка черной икры в серебряной вазочке. В вазочку были воткнуты две черепаховые ложечки для икры. Рядом покоилась стопка маленьких ажурных блинов и плоский прямоугольник, завернутый в подарочную бумагу.

Я ненавижу икру, но Кейт скорее всего просто забыла об этом, потому что нам не так уж часто доводится ее попробовать.

Вложив в свой голос как можно больше радостного удивления, я воскликнул:

– Икра!

Она передала мне холодную бутылку:

– Мужчины открывают шампанское?

Раньше я был уверен, что при открытии шампанского самое главное – это громкий праздничный выстрел пробки и фонтан пены. Кейт научила меня, что на самом деле все делается совсем иначе. Я оторвал золотистую фольгу, раскрутил проволочную оплетку и со знанием дела ослабил пробку, одновременно слегка поворачивая бутылку. Пробка вышла с тихим хлопком. Никакого фонтана. Я медленно налил шампанское в бокалы, позволил пузырькам успокоиться, а потом долил еще немного. После этого я передал ей бокал, и мы чокнулись.

– Подожди, – сказала она, как только я поднес шампанское к губам, – у меня есть тост.

– За классику, – сказал я, – за шампанское, икру и секс.

– Нет, – засмеялась она, – за любовь и желания – великие мечты вершат великие дела. Гёте.

– Я пока не совершил никаких великих дел.

– Как сказал Бальзак: «Без великой силы воли не бывает великого таланта».

Я снова чокнулся с ней бокалами и ответил:

– За каждым великим мужчиной стоит великая женщина.

– Ага, стоит и закатывает глаза, – засмеялась Кейт, – корчит рожи и высовывает язык. – Она улыбнулась. – Дорогой, ты хоть понимаешь, что тебе удалось совершить? Ты просто сделал карьеру.

Я кивнул, не в силах взглянуть ей в глаза. У моего отца была работа. А у меня вот теперь – карьера.

Если бы она только знала, какую помощь мне пришлось принять, чтобы достичь всего этого.

– Вице-президент. Я так тобой горжусь!

– Ой, ерунда, – поморщился я.

– Ты действительно можешь свернуть горы, если поставишь перед собой такую цель.

– Ну, предположим, это ты меня подтолкнула. Заставила сделать первый шаг.

– Любимый, – она взяла с подноса прямоугольник и передала мне в руки. – Un petit cadeau.

– Moi? – с ужасным акцентом сказал я. – Погоди. – Я встал, поднял с пола брошенный пакет из Tiffany's и вручил его Кейт. – Меняемся.

– Это из Tiffany's? Джейсон, ты невозможен.

– Открывай. Ты первая.

– Нет, нет, ты. Это просто маленький пустячок. Кое-что новенькое, чтобы послушать по дороге на работу.

Я разорвал подарочную бумагу. Это был диск с аудиокнигой под названием «Вот вы и начальник. Что дальше? Десять первых шагов».

– О, класс, – сказал я. Постарался, чтобы мой голос прозвучал убедительно. – Спасибо. – Я не собирался рассказывать ей, что уже перешел на более сильнодействующие средства – на бравого генерала.

Я знал, что мой мир для нее чужд, наверное, просто скучен и что она не слишком в нем разбирается. Но если она собралась замуж за воина яномамо, то почему не за вождя? Чтобы ей, по крайней мере, досталась почетная обязанность наносить на мое лицо боевую раскраску. Она не слишком хорошо понимала, чем я целый день занимаюсь на работе, но, черт возьми, она хотела хотя бы быть уверена в том, что мой ирокез стоит ровно и не съехал набок.

– Успехов на новом пути, – сказала она. – А это тебе, чтобы ты мог кое-что захватить с собой! – Она залезла под диван и выудила оттуда большую коробку.

– Стой, я угадаю, что там, – сказал я.

– Нет, не угадаешь!

– Знаю! Это одна из тех самых плевательных трубок яномамо. С отравленными стрелами. Я прав?

Кейт одарила меня своей хитрой уверенной улыбкой. Я любил эту сексуальную улыбку – буквально таял от нее.

Раскрыв коробку, я обнаружил роскошный кожаный кейс орехового цвета с латунной фурнитурой. Должно быть, он стоил целое состояние.

– Боже мой, – выдохнул я, – потрясающе!

– Сделан в Лондоне. Клаудиа помогла мне выбрать его. Она сказала, что это «роллс-ройс» среди представительских кейсов.

– Кто знает, может быть, однажды мы положим его именно в «роллс-ройс», – сказал я. – Дорогая, это очень мило с твоей стороны. Теперь твоя очередь.

Ее широко раскрытые от предвкушения глаза сияли, когда она осторожно развернула голубую бумагу и открыла коробочку. А потом вдруг свет в ее глазах неожиданно погас.

– В чем дело?

Она с подозрением перевернула золотую, усыпанную камнями морскую звезду, словно искала ценник, – точно так же, как я в магазине.

– Я не верю своим глазам, – невыразительно сказала она, – боже мой.

– Ты ее не узнаешь?

– Конечно, узнаю. Просто я…

– Думаю, Сьюзи не станет возражать, если у тебя будет такая же.

– Да нет, я даже представить себе не могу, что… Джейсон, сколько она стоит?

– Мы можем себе позволить.

– Ты уверен?

– Уверен, – ответил я. – Только что получил новые нашивки.

– Новые нашивки?

– Это армейский жаргон, – пояснил я.

Кейт сделала глоток шампанского и снова повернулась к журнальному столику. Размазала по блинчику скользкие, жирные, отвратительно-зеленоватые рыбьи яйца и с очаровательной улыбкой на лице предложила:

– Не желаете ли отведать севрюжьей икры?

Часть II

32
{"b":"117190","o":1}