ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Фредди, – сказал я, – ты должен дать мне шанс. Хотя бы потому, что я предложил вам эту идею.

– У меня связаны руки. Иногда господин Белкин сам принимает решения, не советуясь со мной. Он хозяин бизнеса. А ты же знаешь поговорку: «Начальник не всегда прав, но он всегда начальник». – Фредди неискренне рассмеялся.

– Фредди…

– Извини меня, Джейсон. Мне очень жаль.

Я отправился на поиски Горди, чтобы он помог мне повлиять на ситуацию – передвинуть кое-какие заказы, кому-то позвонить, чтобы освободить несколько сотен панелей.

Мелани уже ушла домой, но Горди все еще оставался в офисе – стоя разговаривал по телефону, глядя на океанские волны, разбивающиеся о белоснежный песок. Это выглядело очень странно: из окна с рабочего места Мелани было видно, что летний день клонится к закату, а всего лишь в нескольких метрах оттуда кабинет Горди был залит неестественно ярким светом тропического полдня благодаря встроенным в окна панелям PictureScreen. Светом его воображаемого мира.

Я подождал несколько минут. Горди неожиданно обернулся и увидел меня. Сделал вид, что не заметил. Потом гоготнул и несколько раз взмахнул руками, словно описывая круг. В конце концов закончил разговаривать, и я вошел в его кабинет.

На его лице был написан триумф.

– Браво, Стэдман, браво! Это звонил Харди. Послал мне «хардиграмму», позвонил. А еще пригласил пройтись вместе с ним на его новой яхте.

– По какому случаю?

– Стэдман, он просто упал со стула, когда я рассказал ему о своей идее насчет Гарри Белкина. Разместить плазменные панели в сорока двух дилерских центрах – это же просто гениально.

Я кивнул. Я не сказал «пожалуйста», потому что мне никто не сказал «спасибо». Горди просто поздравлял сам себя, потому что неожиданно эта идея превратилась в его собственную.

Он направил на меня свой толстый короткий палец:

– Видишь, это как раз то, что Харди называет «правильный замах» в боулинге. Правильно отправь шар, и тогда первая сбитая кегля сама сшибет все остальные.

– Я не очень понимаю, о чем вы.

– Это как вирус. Как только подпишется Гарри Белкин, все остальные дилерские центры в стране тут же зададутся вопросом: «А собственно, почему у меня не стоят такие панели? Я тоже хочу несколько». Боже, это просто великолепно.

– Великолепно, – подтвердил я. Мне хотелось просто уйти из этого кабинета и отправиться домой.

– Какие последние новости по этой сделке?

– Мне… Мне еще нужно выяснить кое-какие детали, – сказал я.

– Ради всего святого, подпиши ее, парень. Подпиши. Я не хочу ее потерять. Эта сделка, плюс еще несколько крупных контрактов, и мы в безопасности. Как дела с Чикагской Пресвитерианской церковью?

– Думаю, мы близки к завершению.

– А как насчет аэропорта Атланты? Заполучи их, это огромный контракт. Огромный.

– Над ним я тоже работаю. – Аэропорт в Атланте хотел заменить все мониторы, которые использовались для демонстрации информации о рейсах – а это сотни и сотни панелей.

– И?

– Пока непонятно. Слишком рано делать выводы.

– Я хочу, чтобы ты сделал все возможное и подписал сделку с Атлантой, я ясно выражаюсь?

– Я понял, – ответил я, – все под контролем. Послушайте, я хотел…

– Ты поговорил с Дугом Форсайтом? – он одернул лацканы пиджака и поправил галстук.

– Думаю, здесь уже ничего нельзя сделать, Горди. Он уже дал устное согласие…

– Что? «Ничего нельзя сделать»? Ты не мог бы перевести это для меня? Я не понимаю этого. Таких слов нет в моем словарном запасе. А теперь и ты, как член команды «Г», должен понять, что поражения – не для нас. Просто сделай так, чтобы Форсайт остался. Задача ясна?

– Да, Горди.

– Ты в команде «Г» или нет?

– Да, Горди, – ответил я, – я в команде.

4

Я был зол и растерян и поэтому гнал машину на полной скорости. Фредди Назим подставил меня, впрочем, как и Горди, и вот теперь сделка, идею которой он украл, провалилась. Возможно, в этом был свой черный юмор, но сейчас я пребывал в слишком возбужденном в состоянии, чтобы его оценить.

Из автомобильной магнитолы раздавался голос генерала, который вещал о «хищном образе мыслей». Он рычал о том, что «все это очень похоже на царство животных. Девяносто процентов живых существ – добыча, и только десять процентов – хищники. А кто вы?»

Подъехав к дому, я заметил на нашей узенькой, мощенной кирпичом дорожке почти новый черный «мустанг» Курта. Он купил машину у приятеля – владельца автомастерской.

Я поспешил в дом, соображая на ходу, что он может здесь делать. Курт сидел в гостиной, в комнате, которую мы почти никогда не использовали, и разговаривал с Кейт. Оба над чем-то смеялись. Кейт подавала чай с масляным печеньем на антикварном подносе.

– О, привет, – сказал я, – прости, что так поздно, – сказал я Кейт, – столько всего творится в офисе.

– Джейсон, – ответила Кейт, – ты никогда не говорил мне, что Курт к тому же еще и мастер на все руки.

– Просто любитель, – возразил Курт.

– Привет, Курт. Какой сюрприз, а?

– Привет, приятель. У меня была встреча с поставщиком в Кембридже. Я наконец получил одобрение на установку системы биометрического контроля, и мне нужно было уточнить кое-какие детали. И я подумал, что раз уж оказался в ваших краях, то подвезу тебя на сегодняшнюю игру.

– Конечно, буду рад, – ответил я.

– Ты купил себе новый «мерседес»? Классная тачка. Корона для короля, да?

– Взгляни на нашу лестницу, – сказала мне Кейт, – только посмотри, что с ней сделал Курт.

– Перестань, – махнул рукой Курт, – это пустяки.

Я последовал за женой к лестнице, ведущей на второй этаж. Старый истрепанный ковер неопределенного бежевого цвета исчез, обнажив прекрасное дерево. Разрезанный на небольшие прямоугольники ковролин был уложен аккуратными стопками. Рядом такой же аккуратной кучкой лежали обломки плинтуса с острыми, торчащими во все стороны гвоздями и лом с плотницким ножом.

– Кто бы мог подумать, что под этим ковролином такое красивое дерево! – воскликнула Кейт.

– Нельзя было так все оставлять, – сказал Курт, – здесь можно было сломать шею. Кейт беременна, тебе нужно с особой осторожностью относиться к таким вещам.

– Спасибо, очень мило с твоей стороны, – ответил я.

– Я думаю, вам стоит сделать здесь ковровую дорожку, – сказал Курт.

– О, но мне так нравится дерево, – возразила Кейт.

– Его все равно будет видно с обеих сторон, – успокоил ее Курт, – может быть, что-нибудь в восточном стиле. С толстой мягкой подложкой снизу. Так безопаснее.

– А как насчет медных прижимных прутков? – восторженно предложила Кейт.

– Легко, – согласился Курт.

– Говори за себя, – сварливо пробормотал я, – я понятия не имею, как это все делается. А ты все знаешь – и как людей убивать, и как ковролин снять.

Курт проигнорировал мою колкость. А может, просто не воспринял ее как колкость.

– Снять ковролин – это самое простое, – сказал он со скромным смешком, – я работал в отделочной бригаде после школы, выполнял много разных заказов.

– А ты смог бы это сделать? – спросила Кейт. – Ковровую дорожку, прижимные прутки и все остальное? Конечно же, мы заплатим.

– Не волнуйся об этом, – ответил Курт, – твой муж устроил меня на работу. Я перед ним в долгу.

– Ты ничего мне не должен, – возразил я.

– Курт считает, что в гостиной у нас воткнуто слишком много электроприборов в один удлинитель.

– Это опасно, – сказал Курт, – вам нужна еще одна розетка на этой стене. Ее просто установить.

– Так ты еще и электрик? – спросила Кейт.

– Не нужно иметь докторскую степень по электрооборудованию, чтобы поставить розетку. Это просто.

– Он только что поменял проводку во всем своем доме, – сказал я, – при том, что это даже не его дом.

– Боже мой, – Кейт обратилась к Курту, – а есть на свете что-нибудь, чего ты не умеешь?

39
{"b":"117190","o":1}