ЛитМир - Электронная Библиотека

Напрасны были бы попытки точно определить, сколько еще недель или месяцев отделяют страну от того дня, когда она вновь станет свободной, однако военные события приняли такой оборот, что срок этот может оказаться довольно коротким. Но независимо от того, как долго продлится война, окончание ее поставит нашу страну в исключительно сложное положение с точки зрения экономической, международной и моральной. Необходимость наладить жизнь в истерзанной войною стране, начисто лишенной запасов сырья и продовольствия; задача восстановить повсеместно, так же как мы это делаем здесь, власть республики, обратив в развалины позорный режим Виши, причем сделать это в условиях порядка, соблюдая национальное достоинство; обязанность сразу же обеспечить государственное правосудие, являющееся единственно законным и приемлемым; необходимость перестроить центральную и местную администрацию; вернуть на родину наших юношей, попавших в плен или насильно вывезенных за ее пределы, - все это поставит перед Комитетом освобождения множество сложных проблем в тот момент, когда на нашей территории будут находиться безусловно дружественные, но все-таки иностранные войска, чья психология неизбежно в чем-то будет расходиться с нашей психологией. Правда, мы уверены в том, что при выполнении нашей задачи поддержкой нам будет служить доверие всего французского народа, который отлично сознает, что единодушное и организованное сплочение вокруг центральной власти для него жизненно необходимо. Верно и то, что при первой же возможности временный орган народного представительства обеспечит узаконенному им правительству возможность утвердиться и окрепнуть. Однако это вовсе не значит, что уже сейчас не следует готовиться к тому, чем придется заниматься в дальнейшем. В этом отношении помощь и советы вашей Ассамблеи будут иметь для нас неоценимое значение.

Все, что мы делаем сейчас, все, что мы будем готовить для будущего, не имело бы никакого смысла и никакого значения, если бы в нашей деятельности мы непосредственно не вдохновлялись той неодолимой тягой к обновлению, которая втайне воодушевляет французскую нацию. Те люди в нашей стране или за ее пределами, которые полагают, что после освобождения Франция вновь обретет свой прежний политический, социальный и моральный облик, совершают глубочайшую ошибку. Франция так много страдала и столь многому научилась на своем собственном опыте и на опыте других, что она не может не встать на путь глубоких преобразований. Она хочет добиться того, чтобы завтра ее национальный суверенитет мог проявиться в полной мере, чтобы никакие интриги, никакое давление, отражающее частные интересы отдельных групп, не могли ее умалить. Она хочет, чтобы люди, которым она поручит управление страной, обладали возможностью делать это достаточно последовательно и энергично, подчиняя всех граждан внутри страны высшему авторитету государства и проводя за его пределами достойную Франции политику. Она хочет положить конец экономической системе, при которой основные источники национального богатства не принадлежат нации, где важнейшие процессы производства и распределения ускользают из-под ее контроля, где организации трудящихся отстранены от деятельности предприятий, хотя она непосредственно от них зависит. Франция хочет, чтобы ее богатствами пользовались все французы, чтобы на земле ее, имеющей все необходимое для обеспечения каждому из ее сыновей надежного и достойного жизненного уровня, чтобы на этой земле, которую дополняет верная Франция богатая обширным ресурсами империя, не нашлось больше ни одного мужчины, ни одной женщины, которым не были бы гарантированы достойные их условия жизни и работы, достаточная заработная плата, удовлетворительное питание, одежда, сносные санитарные условия, возможность отдыхать, растить больше детей, учить их, радоваться их счастливому смеху. Франция хочет, чтобы ее заслуги, которым она обязана своим величием и влиянием в мире, были оценены по достоинству. Не подлежит сомнению, что нация сама будет решать вопрос о реформах. Однако изменение различных проектов и возможностей, подготовка умов и сердец к их практическому осуществлению - вот чего народ ждет от вас уже теперь. Он знает, что вы собрались здесь, движимые его стремлениями и мечтами, и что даже те из вас, которые находили себе место в условиях старых систем, первыми покажут, сколь глубоко преобразилось сознание французов.

На тернистом пути, которым идет нация и который шаг за шагом приближает ее к спасению и величию, созыв Консультативной ассамблеи знаменует собою выдающийся этап, значение которого очевидно для всех. Созыв ее фактически означает начало возрождения французских представительных учреждений. Уже одно это позволяет оценить, насколько велика лежащая на Ассамблее ответственность. От результатов ее работы, от ее мудрости, от ее преданного служения своей стране в известной мере будут зависеть как судьбы нашей демократии, так и сохранение национального единства в этот беспримерный по своему значению период. Национальный комитет освобождения не сомневается в том, что вы успешно выполните свою задачу, ибо исторический опыт двух тысячелетий подтверждает, что вера гений Франции не обманывался никогда.

Письмо Венсана Ориоля генералу де Голлю, в Алжир

Алжир, 7 ноября 1943

Дорогой генерал!

Прибыв на эту французскую территорию, освобожденную благодаря инициативе, предпринятой вами 18 июня 1940, не могу не выразить вам моего личного восхищения, а также благодарности всех моих соотечественников, которых я представляю вот уже окало тридцати лет и которые сегодня, несмотря на различие убеждений, тесно сплочены в своем стремлении освободить родину.

Будучи делегатом Консультативной ассамблеи от социалистической партии, членом которой я состою с 1905, я сумею передать ей результаты поучительного опыта, выстраданного в тяжелых муках и разочарованиях. У меня нет никаких притязаний. В отношении своей семьи и себя лично я принял обязательство не занимать никаких официальных постов. Я хочу отдать себя целиком служению родине, чьи интересы вы отстояли и чье будущее сумели защитить.

За время пребывания в Лондоне я виделся с рядом английских, американских, бельгийских и других деятелей, с которыми связан давнишней дружбой и с которыми сталкивался при выполнении своих министерских обязанностей.

Если бы вы пожелали со мною встретиться, я бы рассказал о моих беседах с ними и был бы счастлив лично заверить вас в чувствах французов, которых я здесь представляю и вместе с которыми я заявляю о глубокой преданности вам.

Декрет от 9 ноября 1943 о составе Французского комитета национального освобождения

Ст. 1. Состав Французского комитета национального освобождения определяется следующим образом:

Председатель

Генерал де Голль

Члены

Эмманюэль д'Астье де ла Вижери - комиссар по внутренним делам;

Анри Боннэ - комиссар информации;

Рене Капитан - комиссар народного просвещения;

Генерал Катру - государственный комиссар по делам мусульманского населения;

Анре Дьетельм - комиссар снабжения и производства;

Анри Френэ - комиссар по делам пленных, депортированных и беженцев;

Луи Жакино - комиссар военно-морского флота;

Андре Ле Трокер - комиссар по военным делам и по делам авиации;

Рене Массигли - комиссар по иностранным делам;

Рене Мейер - комиссар путей сообщения и транспорта;

Пьер Мендес-Франс - комиссар финансов;

Франсуа де Мантон - комиссар юстиции;

Жан Моннэ - комиссар без портфеля (выполняет особое поручение);

Андре Филип - комиссар, ведающий сношениями с Консультативной ассамблеей;

Рене Плевен - комиссар по делам колоний;

Анри Кэй - государственный комиссар по делам межминистерских комиссий;

Адриен Тиксье - комиссар труда и социального обеспечения.

Ст. 2, 3. (...)

Ш де Голль

Из речи генерала де Голля на площади де ля Бреш в Константине 12 декабря 1943

...Если после этой войны, поставившей на карту вопрос о самом человеческом существовании, каждой нации придется установить у себя более справедливые отношения между своими детьми, то тем более широкие задачи встают перед странами, которые, подобно нашей стране, начиная с эпохи великих открытий, присоединили к себе другие народы и другие расы. Франция должна с честью выполнить взятые на себя обязательства. Продемонстрировав в течение этих страшных четырех лет свое нерушимое единство, все территории, составляющие французское имперское сообщество, доказали свое доверие Франции, иначе говоря, священным идеалам братства рас, равенства возможностей, неусыпного поддержания порядка, необходимого для того, чтобы всем могла быть обеспечена свобода.

155
{"b":"117192","o":1}