ЛитМир - Электронная Библиотека

Но воздав должное военным заслугам генерала Жиро, нельзя было умолчать о том, что его поведение по отношению к правительству было недопустимо. И я повторил ему это в тот же вечер, после того как поздравил с успехом. "Это уже разговор о политике", - сказал он. "Да, - ответил я. - Ведь мы ведем войну. А война - это политика". Он слушал меня, но как будто не придавал значения моим словам. По существу Жиро не признавал для себя никакого подчинения. То, с чем он, казалось, соглашался, он все равно не выполнял. В силу своего характера, привычек, а также следуя определенной тактике, он ограничивался лишь военными соображениями, отказываясь считаться с реальной обстановкой, национальными интересами, и закрывая глаза на то, что входит в компетенцию власти. С таким умонастроением он не мог в отношениях со мной забыть о прежней разнице в чинах. Нельзя сказать, чтобы он не отдавал себе отчета в исключительном значении возложенной на меня миссии. Не раз публично и в частных беседах со мной он доказал это с трогательным великодушием. Но он не делал из этого практических выводов. К этому следует добавить, что обстоятельства, выдвинувшие его раньше на первое место в Северной Африке, поддержка, оказанная ему американскими политиками, предубеждение и неприязнь некоторых французских деятелей в отношении меня все это оказывало определенное влияние на его мысли и образ действий.

Необходимо было положить конец этой фальшивой ситуации. И я решил в ближайшее время побудить генерала Жиро выйти из состава правительства, продолжая при этом пользоваться его услугами. К тому же члены Комитета освобождения тоже понимали, что медлить больше нельзя. Два новых члена, которых я ввел в Комитет в течение сентября, поддерживали это стремление к решительным мерам. Франсуа де Мантон[71], прибывший из Франции, стал национальным комиссаром юстиции.

Пьер Мендес-Франс, вышедший по моему приказу из авиационного подразделения "Лоррен" и взявший на себя управление финансами, заменил Кув де Мюрвиля, который стал представителем Франции в комиссии по делам Италии, что отвечало его желанию. В то же время политическая ситуация на Корсике произвела определенное впечатление на наших министров. Андре Филип отправился на остров, чтобы посмотреть, как обстоят дела, и констатировал, что коммунисты, опираясь на участников Сопротивления, восстанавливают муниципалитеты по своему усмотрению и овладевают средствами информации. Министры ни в коем случае не желали, чтобы этот прецедент вскоре повторился в метрополии. Они настаивали, чтобы я поспешил изменить структуру правительства и сделал невозможными подобные неожиданности.

Я разделял их тревогу. Однако я хотел до конца действовать осторожно, щадя чувства доблестного солдата, который за время своей службы имел столько выдающихся заслуг и семью которого, захваченную врагом, в это время подвергали жестоким преследованиям.

На Корсике вскоре все уладилось. Я прибыл туда 8 октября и провел на острове три великолепных дня. Мой визит развеял все тени. В Аяччо я обратился к народу на площади мэрии. Мне была оказана такая горячая встреча, что в первых словах своей речи я счет нужным сказать: "Сегодня всех нас вздымает высокая волна национального энтузиазма". Я одновременно воздал должное и корсиканским патриотам, и африканской армии. Я отметил полное крушение вишистского режима. "Что же осталось от пресловутой национальной революции? - воскликнул я. - Как случилось, что множество портретов и значков были в один миг заменены героическим Лотарингским крестом?.. Стоило только первому освободительному дуновению пронестись над корсиканской землей, как эта частица Франции в едином порыве повернулась к военному правительству, единству, республике".

Затем, заметив, что мой голос раздается "из самого сердца латинского моря", я заговорил об Италии. Я подчеркнул, до какой степени нелепы претензии нашего латинского соседа, который вступил в чудовищный союз с немецкой алчностью и, ссылаясь на наш упадок, пытался захватить Корсику. Восстановив справедливость, завтрашняя Франция не будет питать враждебных чувств к родственному нам народу, которого не отделяют от нас никакие непреодолимые разногласия. В заключение я сказал: "Победа близка. Победит свобода. Можно ли сомневаться, что это будет и победа Франции?"

В Аяччо я убедился, что префект Люизе, военный губернатор Моллар и мэр Эжен Маккини оказались вполне на месте. Корте сотрясался от приветственных криков, однако хранил свою гордую суровость. Я отправился в Сартен. Затем посетил Бастию; ее улицы были завалены обломками: перед уходом немцы взорвали или подожгли крупные склады военного снаряжения и боеприпасов; печальную картину представляло собой это кладбище техники. На глазах у первых жителей, вернувшихся в свои дома, генерал Мартен представил мне победившие войска. Повсюду группы вооруженных добровольцев высказывали законную гордость, что они поддержали славу Корсики, сражаясь за Францию. В каждой деревне, где я останавливался, я видел самые трогательные демонстрации, а размещенные там итальянские солдаты не скрывали своей симпатии к нам. Меня встречали и провожали, бросая мне в лицо рис в знак приветствия, по корсиканскому обычаю, под треск автоматов освободителей.

Через месяц перестройка алжирского комитета была завершена. Этого требовала также и собравшаяся в начале ноября Консультативная ассамблея. Совершив опасное путешествие, к нам прибывали представители Сопротивления. Они дали нам представление о состоянии умов и свежий ветер ворвался в учреждения, на заседания и на страницы прессы Алжира. Делегаты публиковали врученные им избирателями послания, выражающие доверие де Голлю. Они с увлечением говорили о подпольной борьбе, ее героях и нуждах. Они были неистощимы, создавая проекты будущего для своего народа. Покончив в правительстве с двоевластием, я решил привлечь в него людей, приехавших из Франции.

В октябре Комитет освобождения по моему предложению вынес постановление о том, что отныне его будет возглавлять лишь один председатель. Сам Жиро подписался под этим документом. Впрочем, предвидя возможность посылки в Италию французского экспедиционного корпуса, Жиро вновь возымел надежду, что союзники призовут его, чтобы возглавить командование войсками на полуострове. 6 ноября, в присутствии и с полного согласия генерала Жиро, Комитет "попросил генерала де Голля приступить к изменениям, которые он считает нужными провести в составе правительства".

Это и было осуществлено 9 ноября. Через год после кровопролитной высадки англо-американских войск в Алжире и в Марокко, через пять месяцев после моей рискованной поездки в Алжир национальная воля, как ни была она подавлена и заглушена, все же сумела себя проявить. Эта воля была столь очевидна, что ее противники были вынуждены таиться и скрывать свое недоброжелательство. Что касается союзников, то им пришлось примириться с тем, что воюющей Францией управляет французское правительство. Они перестали теперь ссылаться на "военную необходимость" и на "безопасность коммуникаций", и им пришлось в своей политике считаться с тем, что они не в силах были изменить. Общее дело от этого только выиграло. Я же чувствовал себя достаточно сильным и был уверен, что завтра борьба и победа других стран станут также борьбой и победой Франции.

вернуться

71

Мантон Франсуа де (1903-1984), юрист, в 1923-1930 состоит членом Католической ассоциации французской молодежи, в 1926-1929 президент ассоциации, в 1930 профессор политэкономии, с 1940 участник движения Сопротивления, в 1942 присоединяется к генералу де Голлю, член Национального Совета Сопротивления, в 1943 комиссар юстиции в алжирском правительстве Сражающейся Франции (до июня 1945), делегирован Францией на Нюренбергский процесс, вице-президент в 1949-1952, затем президент в 1952-1954 совещательной Ассамблеи Европы, профессор политэкономии в Нанси в 1959-1968. - Прим. ред.

43
{"b":"117192","o":1}