ЛитМир - Электронная Библиотека

Все это заставляло предполагать, что арьергарды противника, обязанностью которых была оборона средиземноморского побережья, едва ли устоят, как только французы и американцы высадятся в Провансе. Мне сообщил об этом приехавший из Франции в начале августа наш военный делегат на Юго-Востоке полковник Анри Зеллер. Он утверждает, что стоит нашим войскам занять Тулон и Марсель и они быстро сумеют преодолеть линии обороны, которые противник создаст на Роне, поскольку район Альп и Центрального массива находится в руках наших внутренних сил. Зеллер сообщил это генералам Пэтчу и Делаттру, к которым я его направил. Эти последние соответственно меняют намеченные ранее темпы своего продвижения. Развитие событий подтверждает правильность предположения Зеллера. Лион командование предполагало занять лишь после двухмесячных боев, а он оказался в наших руках через семнадцать дней после высадки.

Тот подъем, который во Франции и Африке побуждает французов браться за оружие, неизбежно сказывается и на положении в Индокитае. В Сайгоне и Ханое, где все еще ждут внезапного мощного удара со стороны оккупантов, теперь - как и всюду - уже не сомневаются в конечной победе союзников. Не только появляются признаки крушения Германии, но и Япония начинает сдавать свои позиции. Мало того, что еще летом 1943 дальнейшее продвижение японского флота и японских армий было в целом приостановлено, - теперь уже инициатива перешла в руки союзников: адмирал Нимиц[113] захватывает остров за островом в центральной части Тихого океана, генерал Макартур[114] продвигается в направлении Филиппин, лорд Маунтбэттен с помощью войск Чан Кай-ши высаживается в Бирме.

Вот почему кое-кто из представителей французских властей в Индокитае начинает потихоньку поворачиваться в сторону алжирского правительства. Об этом заявляет прибывший из Сайгона директор банка Франсуа; начальник политической канцелярии генерал-губернатор де Буазанже предпринимает осторожные шаги, чтобы связаться с генералом Пешковым, нашим послом в Чунцине; командующий войсками генерал Мордан вступает в секретные переговоры с полковником Тютанжем, начальником разведывательной службы, находящимся по нашему поручению в Юньнани.

Я считаю, что неотложной задачей должно быть приобщение наших войск к военным операциям на Дальнем Востоке. Мысль, что можно сохранить прежние владения Франции, придерживаясь до конца по отношению к японцам доброжелательной пассивности, представляется мне возмутительной и нелепой. Я нисколько не сомневался в том, что при создавшемся стратегическом положении, когда Индокитай оказался в центре расположения противника, этот последний, всюду теснимый, вынужденный отступать, неизбежно постарается избавить себя от риска вести на полуострове лишние бои. Да разве, терпя неудачи на близлежащих полях сражений, он может мириться с пребыванием среди своих войск французской армии численностью в 50 тысяч человек, тем более когда фикция нейтралитета Франции рухнула вместе с Виши? Словом, все заставляет думать, что наступит день и японцы захотят ликвидировать французские войска и французскую администрацию, даже если предположить, что при наличии новых унизительных гарантий они могли бы оставить в неприкосновенности какую-то часть наших войск и какие-то крохи нашей власти, то уж никак нельзя представить себе, чтобы государства и народы, входящие в федерацию, с одной стороны, и союзники, с другой стороны, согласились на восстановление французского господства в том районе, где мы не принимали никакого участия в мировой схватке.

Следовательно, перед нами вставала задача подготовить на полуострове вооруженное сопротивление противнику, чтобы он не мог без боя завладеть нашими постами, изгнать из страны наших представителей и окончательно растоптать наше достоинство. Надо послать на Дальний Восток войска, которые могли бы вступить на территорию Индокитая, как только представится возможность. В своем письме от 29 февраля 1944 генералу Мордану я постарался укрепить его в добрых намерениях и уточнил, чего ждет от него и от его солдат правительство в той чрезвычайно трудной ситуации, в какой он оказался. Некоторое время спустя я назначил генерала Блезо командующим войсками, предназначенными для Дальнего Востока. Но поскольку эти войска могли начать операции лишь из Индии, Бирмы или Китая, для их отправки требовалось согласие союзников. А Вашингтон, Лондон и Чунцин не торопились с ответом. Тем не менее мы добились разрешения английского правительства и лорда Маунтбэттена, главнокомандующего в районе Индийского океана, на то, чтобы генерал Блезо прибыл в Дели и там вел подготовку к дальнейшим действиям. Вместе с генералом отбывает эшелон с нашими войсками. Это первый шаг к цели. Но в глубине души мы прекрасно знаем, что проблема Индокитая, как и все будущее Франции, будет решаться в Париже.

И вот 15 августа части 1-й французской армии и 6-го американского корпуса высаживаются на побережье Прованса. Первоначально всеми этими войсками командует генерал Пэтч. Делаттр возглавляет наши войска. Я одобряю план операций. После высадки американцы пойдут на Гренобль, придерживаясь "дороги Наполеона"; французы займут Тулон и Марсель и двинутся вверх по течению Роны. Вечером, под прикрытием сильнейшей бомбардировки с моря и с воздуха, первые американские части вступили на французскую землю между Кавалер и Ле Трейя. Высадка парашютистов в Карнуле, Люке и Мюи, а также наших африканских десантных команд в Рейоле и в Лаванду произошла, как и предполагалось, ночью, а днем приступили к высадке три американские дивизии. 16 августа началось наступление на Тулон дивизий Броссе, де Монсабера, дю Вижье, высадившихся в Рейоле, в Кавалере, в Сен-Тропезе, в Сен-Максиме, в то время как американцы подступают к Драгиньяну.

В больших операциях обычно бывает так, что постепенно накапливаются усилия, а затем в какую-то минуту происходит бросок, объединяющий в едином порыве различные разрозненные части. Известия, в изобилии поступающие 18 августа со всех участков битвы, показывают, какую роль играют повсюду французы, свидетельствуют о согласованности действий наших сил.

В Провансе Делаттра , видя растерянность, охватившую 19-ю немецкую армию, решил воспользоваться своим преимуществом. По его приказу части Лармина и Мансабера заканчивают окружение Тулона, а отдельные наши отряды уже направляются в Марсель. В этот день был окончательно прорван немецкий фронт в Нормандии. Особенно отличается при этом дивизия Леклерка, ведущая бои с 11 августа. Дорога на Париж открыта. В столице полиция и партизаны начинают стрелять по захватчикам. Изо всех районов поступают донесения о том, что бойцы Сопротивления вступают в схватки с врагом. Как мы и хотели, битва союзников за Францию становится также "битвой Франции". Французы ведут "общий бой за свою общую родину".

Политика, дипломатия, оружие вместе подготовили это единство. Теперь необходимо объединить нацию, как только она выберется из водоворота. Я выезжаю из Алжира в Париж.

вернуться

113

Нимиц Честер (1885-1966), американский адмирал, взял на себя командование после нападения японцев на Пёрл-Харбор, организовал воздушное нападение на Японию генерала Дулиттла, перехватил японскую шифровку о планах нападения на атолл Мидуэй, в июне 1942 произвел перелом войне с Японией, которая с этого периода перешла к обороне, подписал акт о капитуляции Японии, в 1945 главнокомандующий морскими силами США на Тихом океане. - Прим.ред.

вернуться

114

Макартур Дуглас (1880-1964), американский генерал, участвовал в Первой мировой войне, в 1930-1935 начальник штаба американской армии, в 1935-1937 военный советник на Филиппинах, в 1936-1937 главнокомандующий филиппинской армией, в 1941 командующий американскими вооруженными силами на Дальнем Востоке, в 1942-1951 верховный командующий союзными войсками в юго-западной части Тихого океана, в 1945-1951 командующий оккупационными войсками в Японии, в 1950-1951 главнокомандующий вооруженными силами США в войне в Корее, в 1951 после неудач американских войск в Корее смещен со всех командных постов. - Прим. ред.

84
{"b":"117192","o":1}