ЛитМир - Электронная Библиотека

3) английское правительство добивается разрядки. Вайнант говорил о полезности непосредственного объяснения между мной и Корделлом Хэллом. Он считал, что такое объяснение стало бы возможным, если бы я поехал в Соединенные Штаты. В этой связи он не упомянул имени президента Рузвельта и не уточнял - должен ли я сам просить об этой поездке или буду приглашен. Вот почему я принял его совет сдержанно. В действительности же я убежден в том, что, если наступит разрядка, мне было бы полезно поехать в Соединенные Штаты, но только в том случае, если для этого будут созданы нужные условия и если инициатива будет исходить от меня. В общем мы должны твердо держаться своей позиции. Мы не претендуем на положение политических представителей французского народа, но мы хотим быть выразителями его неизменных интересов. Мы также хотим объединить его в войне на стороне союзников. Мы требуем, чтобы нам помогли в этом наши союзники.

С дружеским приветом.

Телеграмма полковника Пешкова, делегата Сражающейся Франции в Южно-Африканском Союзе, генералу де Голлю, в Лондон

Претория, 23 июня 1942

По получении ваших телеграмм я попросил английского верховного комиссара устроить мне встречу с генералами Платтом и Стеджесом... С губернатором Аннэ ведутся переговоры, которые могут привести к сотрудничеству обеих сторон...

Телеграмма генерала де Голля полковнику Пешкову, в Преторию

Лондон, 26 июня 1942

Получил вашу телеграмму от 23 июня.

Она меня не удивила, потому что некоторые иностранные группы вынашивают какие-то темные планы в отношении Мадагаскара. Однако мы не имеем оснований брать под сомнение обязательства, принятые на себя английским правительством. В соответствии с этими обязательствами Французский национальный комитет должен играть надлежащую роль в управлении Мадагаскаром, французской колонией. Вам поручается отправиться в Диего-Суарес, и я не допускаю, чтобы вам отказали в содействии.

Что касается сделки с губернатором Виши, на которую намекали в разговоре с вами генералы Платт и Стёджес, то возможность такой сделки зависит от того, сочтет ли ее Лаваль приемлемой для себя, а если Лаваль, значит и Гитлер...

Вот почему Сражающаяся Франция будет считать такое соглашение неприемлемым. Единственное возможное решение состоит в присоединении к Сражающейся Франции.

Телеграмма делегата Сражающейся Франции в Советском Союзе Роже Гарро национальному комитету, в Лондон

Куйбышев, 27 июня 1942

19 июня у меня состоялась встреча с генералом Панфиловым, мотивированная моею предстоящей поездкой в Москву.

Напомнив генералу о том, что Молотов подтвердил в Лондоне согласие своего правительства принять в России силы "Свободной Франции", я попросил его указать мне, какие трудности технического характера препятствуют приему здесь дивизиона истребительной авиации... В объяснениях генерала Панфилова чувствовалось некоторое замешательство... и, несмотря на его доброжелательные заверения, у меня создалось впечатление, что он уклоняется от прямого ответа, желая выиграть время.

Чехи ведут дискуссию по тому же вопросу с начала года и получают такие же путанные и сдержанные ответы. Я уже не говорю о поляках, которые, выбившись из сил, отказались от всякой надежды послать свои войска на Восточный фронт... Причину этих оттяжек надо искать в неприязненном отношении советских властей к проникновению иностранцев, даже союзных или сочувствующих, в тот герметически закрытый мир, каким является СССР.

Однако Вышинский, которому я сообщил 24 июня о моей беседе с генералом Панфиловым, вновь официально заверил меня в том, что "все трудности технического характера, с которыми приходилось считаться, будут устранены".

Телеграмма генерала де Голля Адриену Тиксье, в Вашингтон

Лондон, 1 июля 1942

29 июня я встретился с Иденом по его просьбе. В результате нашей беседы выяснилось, что правительство Соединенных Штатов собирается теперь занять новую позицию в отношении Французского национального комитета.

В связи с развертыванием войны, с изменяющейся позицией режима Виши, все более и более явно становящегося на путь сотрудничества с немцами, в условиях давления общественного мнения в Америке и во всем мире, растущей поддержки, которую нам оказывает Россия, после недавнего выступления Черчилля в Вашингтоне и особенно в связи с тем неоспоримым фактом, что широкие массы французов стали присоединяться к нашему делу, правительство Соединенных Штатов собирается установить в отношениях с нами соответствующий modus vivendi.

Когда это произойдет, то есть когда объединение французского Сопротивления вокруг нас и наше право им руководить не будут больше оспариваться, я смогу переместить свою основную деятельность в чисто военную область. Я мог бы посвятить ее проведению возможных операций наших вооруженных сил на французской территории, совместно с армиями союзников, и созданию французской армии по мере освобождения страны.

Необходимы два условия для того, чтобы мы могли сделать все нужное в предвидении такой возможности. Сначала я должен буду сочетать первые действия наших небольших вооруженных сил с действиями наших союзников.

Затем Соединенные Штаты должны предусмотреть своевременное создание запасов вооружения и снаряжения в точно определенных размерах, предназначенных для формирования новых частей во Франции, и подготовиться к перевозке этих запасов во Францию. Задача создания новых частей должна быть тоже заранее и тщательно продумана американцами и нами самими.

Как только картина отношений между нами и правительством Вашингтона прояснится с точки зрения нашей общей позиции, я попрошу вас изложить вышеприведенные пункты соответствующим представителям американских властей. Вы можете привлечь к этому делу и Шевинье. Представление должно быть сдержанным, но достаточно отчетливым.

Беседа генерала де Голля с Вайнантом 30 июня 1942

(Записана Рене Плевеном)

30 июня генерал де Голль пригласил на обед Вайнанта, посла Соединенных Штатов. На обеде присутствовал Плевен. Беседа была дружественной. Вайнант сказал, что он горячо желает, чтобы была найдена возможность непосредственного использования союзниками военных способностей генерала де Голля. Он спросил у генерала, как, по его мнению, можно этого достичь. Генерал ответил следующее:

"Я французский генерал. Если союзники мне предложат взять на себя военную роль в нашей коалиции, то я не откажусь. Но это для меня не простое предложение.

Будучи в прошлом году в Африке и на Востоке, я пришел к выводу, что со стратегической точки зрения крайне необходимо освободить государства Леванта из-под контроля Виши. Хотя участие в такой операции для сил Свободной Франции было крайне тягостным, я все же убедил английское верховное командование в том, что эта операция была для союзников стратегической необходимостью на Ближнем Востоке. События подтвердили, что я указал правильный путь. Но я не вижу, чтобы из этого были сделаны нужные выводы.

Так, в мае этого года, когда я понял, какие серьезные военные события готовились в Африке, английское правительство помешало мне выехать из Великобритании. В результате я был лишен возможности непосредственно участвовать в подготовке к ливийской операции.

Когда генерал Маршалл приехал в Лондон, я направил ему письмо с предложением встретиться где и когда он захочет. В день своего отъезда из Англии генерал Маршалл ответил мне, что не имеет возможности встретиться со мной.

В настоящее время английский и американский генеральные штабы разрабатывают планы операций на французских территориях, может быть, даже в самой Франции. Эти операции, естественно, будут иметь решающее значение для исхода войны и особенно интересуют французов. Однако со мной никто не консультировался по поводу этих планов. У меня даже создалось определенное впечатление, что имеется тенденция систематически отстранять Сражающуюся Францию не только от подготовки операций, но даже и от участия в них.

96
{"b":"117192","o":1}