ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, еще не знаю. Выкладывай Дицасив, не томи мое любопытство – Фриган сразу же отказался от затеи «попробуй угадать». Ибо знал, что так может продлиться очень долго. Нынешний глава Гнева Магий очень любил такого рода шутки.

– Я хочу, Фриган, послать группу Великих Магов и учеников в мир, где развита магия. Только не наша, а какая-нибудь другая. И представь, две цивилизации. Друг против друга. Достойные соперники… что скажешь?

– Интересно. Ты хочешь послать всю команду или определенное количество наших магов? – Фриган ухватился за брошенную Дицасивом идею и решил тут же ее развить.

– Не знаю. Все зависит от того мира. Надо же сделать так, чтобы силы были равны… – задумчиво ответил глава Гнева Магий. Он еще толком все не продумал. И сейчас был вполне удобный момент как раз это сделать. Благо Фриган сразу понял, что к чему.

– Да. Так ты еще не знаешь, в какой именно мир? – с каждой секундой Великого Мага из Цитадели все больше охватывало волнение от предвкушения весьма интересных событий. Благодаря вот таким вот эмоциям, азарту, Великие Маги и жили. Любой из них рано или поздно осознавал, что просто так существовать получается все тяжелее и тяжелее. И поэтому каждый, в меру своих способностей и возможностей, начинает предаваться различным интригам. Играя при этом судьбами не только обычных существ, но и магов.

– Нет. Но это дело поправимое – простодушно ответил Дицасив.

– Гнев Магий? – Фриган задал вопрос с первого взгляда непонятный никому, но собеседник понял, что имел в виду его товарищ из Цитадели.

– И не только. Понимаешь, если будут присутствовать маги только одной команды, то не так будет интересно. Я вот думаю еще и за твою Цитадель. Все-таки между этими командами нешуточное соперничество. А тут еще и общий противник…

– Согласен – Фриган расслаблено откинулся на спинку лавочки. И уже, будучи в такой позе продолжил – Но, Дицасив, давай это устроим чуть позднее. У нас сейчас и без того довольно интересная ситуация складывается. Давай уже после Соревнования.

– Хорошо. Я пока не спешу. Слышал, Арханиус не собирается добровольно отдавать идентификатор? – все, дела решили, теперь можно и посплетничать. Дицасив последовал примеру Фригана: расслабился. В руках у Великого Мага появилась сигара, и он ее неспешно закурил.

– Да. Сейчас взял себе еще одного ученика. Готов поспорить, он еще что-то замышляет – Фриган тоже закурил, но у него были папиросы, сделанные собственноручно из листьев редкого табака…

Великие Маги курили, каждый размышляя о своем. Никто не хотел нарушать тишину. Им было приятно сейчас просто сидеть. Все дела подождут – редко у них выпадала такая минутка тишины и покоя. И поэтому они постарались ее оттянуть чуть подольше. Но вскоре Дицасив вновь заговорил:

– Главное, чтоб не додумался Клементу пригласить. Тогда у вас совсем интересно станет – глава Гнева Магий попытался выразить своими словами опасение по поводу возможного вмешательства бывшего ученика Арханиуса. Фриган это понял и успокоил своего собеседника, намекая при этом, что данный вопрос под контролем.

– Во-во. Я тоже об этом думал. Но мне кажется, сам Клемента не захочет вмешиваться…

– Не знаю, не знаю… – Дицасив, поджав губы, задумался. Потом все же спустя небольшую паузу продолжил – Все-таки, у вас на данный момент самая пикантная ситуация из всех команд. Хотел бы я сейчас жить в Цитадели Магий. Такой сюжет закручивается!

– Ну тебя! Хочешь сказать в Гневе сейчас все спокойно? Я-то тебя знаю. Там никогда не будет тишины – шутя, пригрозил пальцем Фриган.

– Не будет – Дицасив согласно кивнул – уж я стараюсь… Фриган улыбнулся:

– А я не хотел бы сейчас жить в Гневе. Кто знает, чем там все может обернуться? Если раньше в твоей команде было более или менее спокойно. То за время, что ты успел натворить благодаря своим интригам, жизнь в Гневе Магий стала просто невыносимой…

– Хм… Ну я же стараюсь… – улыбался в ответ Дицасив.

– Вот поэтому я и не хочу с тобой портить отношения. А то ты еще так настараешься, что мне всю оставшуюся жизнь придется это расхлебывать… Дослушав Фригана, Дицасив откровенно рассмеялся.

– Это уж точно. Что есть, то есть – немного успокоившись, но еще продолжая улыбаться, глава Гнева Магий ответил любезностью на любезность – В ответ скажу, что я тоже не хочу портить с тобой отношения. Зная тебя и будучи твоим возможным противником, я себе не завидую. Мне придется ой как не сладко воевать с тобой. Для меня ты очень неудобный противник…

Теперь оба Великих Мага смеялись, позабыв обо всем на свете, словно маленькие беззаботные дети.

– А как там другие команды? – отсмеявшись, Фриган продолжил разговор.

– В Университете и Конклаве тоже хватает своих примочек. Я не сомневаюсь, что и ваши и наши агенты «варят» там «кашу». Как, впрочем, их агенты у нас.

– Все-таки интересно мы живем. Знаем, что вокруг нас есть шпионы других команд, но продолжаем интриговать и хитрить. Порою даже ставя при этом в невыгодное положение, как чужих агентов, так и своих магов. И что самое главное, в повседневной жизни мы с ними водим светские беседы, вместе следим за развитием молодого поколения, тренируем их и совершенствуемся сами. И так сказать, живем «душа в душу», не забывая при этом строить друг другу козни…

– Да… такая у нас веселая жизнь…

Великие Маги замолчали, вспоминая свои интриги. За всю свою очень долгую жизнь они успели сделать много того, что сейчас просто приятно вспомнить. Всякие розыгрыши, манипуляции учениками и, что лучше, другими Великими Магами. Посещение различных миров, вмешательство в их развитие. Перечислять все те увлечения, которые не давали заскучать этим Великим Магам на протяжении их жизни, бессмысленно. Да и это не так уж и надо. Просто очень повезет тому, кто выслушает все откровения этих двух Великих Магов. Если, конечно, и Фриган, и Дицасив, захотят рассказывать о своей интересной жизни.

Великие Маги, поговорив еще некоторое время о пустяках, вскоре распрощались и отправились каждый своей дорогой.

***

– «Рокавич… Рокавич! Только спокойно… – произнес по мысленной связи Намонглиас – Рокавич, ты знаешь, что я в твоем ученике, Санни, нашел способности к Магии Жизни?..

– И что? Как он себя показал? – Рокавич не выражал ни капли эмоции. «Как будто его и вправду не касалась судьба одного из его учеников. Может, действительно не волнует? Поди, у него еще около полутора десятка их имеется. Тогда и не надо было затевать весь этот `сыр-бор'»– пронеслось в мыслях у Намонглиаса.

– Так вот… Я взял на себя смелость предложить ему дополнительно позаниматься… И, в общем, сейчас он в бессознательном состоянии… Неправильно воспроизвел заклинание… Это еще хорошо, что я вовремя успел перехватить и нейтрализировать большую часть отдачи. Но Санни все-таки досталось – Намонглиас постарался не выказать свое облегчение. Иногда ему тяжело давалась ложь. Особенно в такие нервные, ответственные моменты жизни.

– Ладно, сейчас я за ним приду…» – и Рокавич оборвал связь.

«Что-то чересчур он спокойно на происшествие отреагировал. Неужели его не беспокоит жизнь ученика, своего ученика?! Мне кажется, что что-то тут не так. Но вот что? Ладно, все это пустые вопросы. Надо сейчас быть предельно сосредоточенным. А то неизвестно, что может вытворить этот Рокавич»…

Как видим, Намонглиас очень подозрительно отнесся к реакции Рокавича. И поэтому решил, как говориться, «держать ухо востро», при этом постоянно выискивая в действиях Рокавича подтверждения своих опасений. Так Намонглиас себя и настроил. Будучи немного небрежней, может Намонглиас и не развил бы в своем сознании параноидальный аспект. А так, ища тайный умысел Рокавича, Намонглиас, как невероятно это звучит, его находил. Так как, я думаю, вы знаете, что «кто ищет, тот всегда найдет». Здесь тоже применимо это выражение. Но вот действительно ли Рокавич что-то замышлял, этот вопрос остается открытым…

14
{"b":"117208","o":1}