ЛитМир - Электронная Библиотека

Где-то через полторы – две недельки начну организовывать для тебя дуэли. Сражаться будешь либо со мной, либо, в крайнем случае, с Пэтрой. Я ее попрошу, и она обязательно проведет с тобой поединок. Но только если я буду занят.

Сейчас отправляйся в свою комнату, почитай книгу. В шесть часов я за тобой зайду. Если проголодаешься, то можешь пойти в столовую – она работает так сказать круглосуточно. Поэтому в любой момент ты сможешь покушать. Дороги к своей комнате и к столовой ты, я думаю, уже успел запомнить. Если что, не стесняйся и спроси у прохожего. Тебе обязательно подскажут. Теперь действительно все. Вопросы «жизненно важные» есть?

– Жизненно важных? Нет! – Мартин улыбнулся.

– Тогда можешь быть свободным. До вечера, свободным – улыбаясь в ответ, встал Великий Маг. Мартин тоже встал и послушно направился к выходу.

– Так точно! – по-армейски отрапортовал наш герой и скрылся за дверью…

Из воспоминаний Мартина:

«… Если честно, то на первом занятии, когда Арханиус рассказывал мне о Магиях, изучаемых в Цитадели, я ни-че-го не понимал… Попытался, конечно же, тогда говорить хоть что-нибудь. Главное, надо было не молчать. И надо же, мои слова оказались по теме… Сказалось, наверно, что я пролистал ту книжечку, которую Арханиус мне давеча посоветовал прочитать. Так сказать для ознакомления с Цитаделью Магий… (Мартин, когда об этом рассказывал, улыбался беззаботной улыбкой не слишком прилежного в учебе студента). В моем университете, да, я думаю, и не только в моем, частенько студенты таким методом пользуются. Говорят преподавателю всякую чушь. И те, соглашаясь, кивали головой, иногда вставляя по нескольку слов в ответ студента. Конечно, надо говорить уверенно, как будто действительно знаешь, о чем идет речь. И тогда преподаватели ставили хорошие оценки, при этом считая такого студента умным на фоне остальных. Но такой метод может не «прокатить», если преподаватель на самом деле разбирается в поднятом вопросе и поэтому может уличить студента во лжи. Или, что почти одно и тоже, имеет свое представление о выясняемой проблеме и если студент говорит в разрез его, преподавательскому, суждению, то преподаватель здорово критикует подготовку студента к занятию…

И вот никогда не думал, что и я воспользуюсь таким методом. Благо, все прошло удачно. Арханиусу пришлись по душе мои рассуждения. Так что, тогда я поднялся в глазах мастера-мага, как способный и перспективный ученик…

И чем дальше, тем чаще я пользовался всякими уловками. И не скажу, что испытывал по этому поводу хоть какое-нибудь отвращение. Наоборот, мне все это нравилось. Только тогда я стал понимать некоторых моих одногруппников и однокурсников по высшему учебному заведению в моей человеческой жизни до Цитадели Магий. Эмоции были потрясающие! Особенно в самом начале. Я же до Цитадели был довольно-таки примерным студентом. Но… первые дни жизни в Цитадели Магий ознаменовались кардинальным переворотом не только самой жизни, как таковой, но и мировоззрений, взглядов, психики, в конце концов. Хотя я много чего не понимал, верил в нереальность происходящего вокруг, все же потихоньку менялся… И прожив буквально считанные недели в Цитадели, я осознал, что полностью изменился. Я уже не был тем Мартином, которого выслеживал Арханиус в человеческом университете. Я стал… Ну не знаю… по крайней мере, учеником Великого Мага, это точно. А там… водоворот событий вокруг меня и не только. И в итоге, я обрел окончательные черты личности, которые я развивал на протяжении всей моей последующей жизни и, конечно же, в обязательном порядке продолжаю их развивать и до теперешнего дня…»

***

Тем временем Пэтра, проведя Мартина в кабинет Арханиуса, подходила к двери в Малую Тренировочную Комнату, пятую по счету. И закрывая за собой оную с внутренней стороны тренировочной комнаты, проговорила:

– Здравствуйте, Великий Маг Кор. Я пришла. Извините, что чуть опоздала – сегодня у Мартина все-таки первый учебный день начался… – ученица Арханиуса с улыбкой на губах оправдывалась перед Мастером Иллюзий.

– Здравствуй, Пэтра. Рад, что ты все-таки соизволила прийти на занятие – толстый маг улыбался и сейчас меньше всего был похож на созданный им же образ.

– Ну что вы… Как же так… – Пэтра на секунду от возмущения потеряла дар речи, но потом продолжила – Я же вас предупредила! Что опоздаю. А вы сейчас пытаетесь меня еще и обвинить…

Не договорив, Пэтра швырнула в Великого Мага заклинание, которое коварным способом снимает какие бы то ни было иллюзии. Но Мастер Иллюзий на то и мастер, что хоть и не ожидал от ученицы такого подвоха, но все же сумел вовремя нейтрализовать заклинание.

– Слишком наигранное возмущение. Плохо стараешься… – Кор, наставляя ученицу Арханиуса, послал в сторону Пэтры простой огненный шар в иллюзорном образе черной, лоснящейся пантеры.

– Это заметили вы. Но другие вряд ли… – Маг, уже зная уловки Мастера Иллюзий, спокойно разобралась с «двуличной» пантерой, при этом отсылая к Великому Магу сразу двух только что призванных мертвых магов средней категории силы. Пока Великий Маг отбивал атаки личей, Пэтра образовала над Кором небольшую, иссиня-серую тучку, которая в миг сумела намочить Мастера Иллюзий вполне настоящей водой. Это для Кора стало небольшой неожиданностью. И он, отвлекшись, пропустил сдвоенную атаку личей. Конечно, мертвецы не могли сильно навредить Великому Магу, но в какой-то степени задержали на себе его внимание. Чем и воспользовалась Пэтра. Из ее рук, эффектным, чересчур уж красивым образом, выделился электрический разряд и замедленно, как бы насмехаясь, направился в сторону Великого Мага. Тот, завидев летящую молнию, подождал, пока она приблизится на достаточно близкое расстояние. Затем образовал по ее траектории два отражателя, которые и направил в стороны личей. Тем самым, уничтожив их.

– Так не честно… – Пэтра избаловано выпятила свои губки. Ей не понравилось, что Мастер Иллюзий не захотел с ней «играться», а применил сразу свои «великомагские штучки».

– Не честно, когда на занятии по Магии Иллюзий ты используешь другую Магию… – Кор попытался нравоучить ученицу Арханиуса, но та его перебила.

– Вы же Великий Маг Иллюзий! Куда мне до вас! Я использовала те возможности, которые у меня есть. Тем более я бы вас все равно не победила бы…

– Но-но – Мастер Иллюзий погрозил Пэтре своим пухлым пальцем – Никогда такого не говори. Все зависит от того, что у тебя вот тут, в голове. Тебе уже под силу победить Великого Мага. Только вот, ты еще не осознала этого…

Вот был у нас случай в Цитадели: один ученик (двадцатого года обучения – запомни это) повздорил со своим мастером-магом и вызвал того на дуэль… Славная тогда была битва… Жаль, что короткая. Ученик полагал, что он уже сможет обыграть своего учителя. Самонадеянно полагал… Конечно, Великий Маг был намного сильнее своего ученика и мог его запросто убить. Но… Этому мастеру-магу понравился проявленный характер ученика. И Великий Маг захотел увидеть, что все же из этого ученика получится…

Хотя после дуэли мастер-маг наказал своего подопечного. В последующие годы относился к нему прохладно, обучая только в рамках стандартного положения об обучении учеников в правилах Цитадели. Но ученик самосовершенствовался и вскоре стал тоже Великим Магом. При этом уже тогда смог заставить своего мастера-мага опасаться самого себя. Мастер-маг, наверно, корил себя за то, что оставил много лет назад на дуэли ученика среди живых… Но, увы, что сделано, то сделано… А изменить ситуацию уже в то время было намного тяжелее… – Кор слишком глубоко погрузился в воспоминания, что прямо сейчас мог выболтать информацию, как раз не предназначающуюся для ушей Пэтры. Но вовремя спохватился.

– В общем, к чему я веду. Ты можешь ошибаться в своих силах, но никогда, слышишь, никогда не считай себя побежденной! Это плохо влияет на любую мелочь в жизни. Но если, ты будешь считать себя победителем, кто знает, может, «дрогнет рука» и у Великого Мага – твоего соперника…

19
{"b":"117208","o":1}