ЛитМир - Электронная Библиотека

Еще с первого взгляда можно понять, что Павл уверен в своих силах. А это признак опасного противника. Но опасный это ведь не значит, что непобедимый, не так ли?

– Здравствуй, Массимо – Павл смотрел на ученика Цэпция спокойным взглядом. Конечно же, чего тут волноваться. Его учитель на стороне Цэпция, так что и между их учениками не должно быть разногласий.

– У меня есть к тебе разговор.

– Говори.

– Разговор на очень скользкую тему. Об этом не должен знать никто.

– Хорошо.

– Только выслушай до конца. Я очень хочу, чтобы ты выиграл в завтрашнем поединке…

– С Мартином? Я считаю, не такой уж он и противник для меня… Я сильнее его.

– Я с тобой не согласен, Павл. Мартин пускай и недавно в Цитадели, но уже умеет много чего. Я знаю твои возможности, и я наблюдал кое-какое время за Мартином… В общем, скажу так… Ммм. Чтоб тебя не сильно обидеть, я расцениваю твои шансы на победу пятьдесят на пятьдесят. А это, как ты понимаешь, не гарантирует твоей победы. Повторюсь, я хочу, чтобы ты выиграл.

– Я постараюсь… А что, действительно он такой сильный соперник? – Павл пребывал в смятении. Его обескуражили слова Массимо.

– Не знаю… Но вот что. Зачем я к тебе подошел… Я тебе дам одно заклинание – оно достаточно простое, чтобы ты смог его активировать… В общем, оно тебе очень пригодиться для победы в завтрашней дуэли.

– Хорошо. А когда ты мне его дашь?

– Завтра. Прямо перед поединком. Пойми, я могу дать это заклинание и сейчас, но я не хочу рисковать. Уж извини. Это редкое заклинание. И то, что ты его знаешь, надо держать в тайне. Ты меня понял, Павл? – Массимо испытывающе посмотрел на ученика.

– Да. Значит, до завтра? – Павл расшифровал намеки Мага, и от этого его губы непроизвольно расплылись в улыбке. Не даром он решил посодействовать стороне Цэпция. Сейчас уже авансом ему послужит явно необычное заклинание, которое даст ему некоторое преимущество над другими. А после Соревнования, кто знает, может его наградят еще более чем дорогим. Ведь правду говорит его мастер-маг: «вовремя помоги сильным мира сего, и потом они возвысят тебя». Что ему стоит победить какого-то ученика? Правильно. Ничего или… заклинание, которое даст ему Массимо. Ну и последующий карьерный рост. Игра стоит свеч.

– До завтра – кивнул ученик Цэпция.

На этом они и распрощались. Павл, потирая руки от предвкушения величественных событий. А Массимо с полыхавшей ненавистью в груди, уверенный, что его план сработает как надо и, надеясь, что он еще больше сблизится с Алёной.

***

– Думаю, уже пора – произнес вслух Он. Но Его никто не услышал. Так как еще никто не смог добраться туда, где сейчас находился Он.

– Венанз! Пора, Венанз! – Он возник возле плененного Венанза, существа, одного из самых могущественных из моего народа, уважаемые читатели. Забегая наперед, скажу, что Венанз, мой друг и в кое-чем наставник, исчез незадолго до описываемого события. И мы действительно тогда считали, что Венанз умер. Но никто из нас не мог и предположить, что Венанз был нужен Ему для эксперимента. А то, что мой «однонародец» после такого эксперимента умер, Его нисколечко не взволновало! Так сказать, своеобразный побочный эффект… Но мои эмоции, господа, тут не уместны. Поэтому я продолжу просто констатировать факты, какими бы ни прискорбными в первую очередь для меня они ни были.

– Венанз! Приготовься. Ты скоро сделаешь то, что я тебе говорил! – Он пренебрежительно посмотрел на плененное им существо. А потом еще и мысленно плюнул в его в сторону, так как вспомнил, что когда-то был тоже таким же, как и Венанз. Но теперь Он уже другой. Возвысился. Стал чем-то большим, чем Венанз и его немногочисленные «однонародцы». Стал могущественнее, чем кто-либо во всем Мироздании. Он уже не просто обычный Миросоздатель…

***

За пару часов до начала дуэли Павл встретился с Массимо.

– Привет. Давай мне заклинание – Павл был похож на ребенка, клянчащего конфетку. Массимо невольно усмехнулся.

– Не здесь. Пойдем. Возле столовой есть одна подсобка…

Не договорив, Массимо двинулся вперед. Павлу ничего не оставалось, как отправится вслед за учеником Цэпция.

Уже внутри подсобки Павл в тусклом свете едва мог различить силуэт Массимо. Ученик хотел было создать освещающий шар энергии, но Маг его опередил. Энергетический шарик Массимо светил не особо ярко, но уже с таким светом можно было рассмотреть нужные и ненужные вещи, лежащие на полках подсобки.

– Вот, прочти – ученик Цэпция протянул Павлу маленький листок бумаги.

Павл взглянул на листок, прочитал заклинание. Повторил мысленно. Сверившись с написанным, он кивнул, удостоверившись в том, что правильно запомнил заклинание. И отдал листок Массимо. Тот моментально его сжег и, кроша пепел, произнес:

– Используй это заклинание не сразу. Потяни время. В общем, сам разберешься, когда его применить. Помни, но только не в первую минуту дуэли. А то этим вызовешь волну подозрения.

– Понял я. Не маленький – улыбнулся Павл – ты извини, я пойду переодеваться. Мне уже скоро выходить сражаться.

– Хорошо. Удачи в бою.

– Спасибо.

***

Дуэль между Мартином и Павлом не вызвала особого интереса у публики. Но на трибунах Поединочного Поля собрались те самые заинтересованные лица, которых Арханиус вообще никогда не возжелал бы видеть. Цэпций, Горон, Фриган, Кор, Меера. Этих пятерых Великих Магов можно понять. Они до сих пор еще находятся в сомнениях на счет Мартина. И Арханиус готов сделать многое, но чтобы эти пять Великих Магов так и никогда и не определились, как поступить с его последним учеником.

Близится Соревнование, и с каждым днем все больше нервная дрожь сковывает Арханиуса. Великий Маг за всю свою долгую жизнь много чего приобрел. И теперь он очень сильно опасался потерять все накопленное вместе со своей жизнью.

Всю свою жизнь Арханиус прожил, не обращая на себя пристального внимания соотечественников. Не делал громких заявлений и громких поступков. Ни с кем до недавнего времени не враждовал. Жил умеренной, но «серой» жизнью, помогая в исследованиях своему наставнику, Лавренцию. Но все течет, все меняется. Прежний глава Цитадели был убит, а Арханиус поневоле становится новым главой. И вот тут-то он своей персоной и обращает на себя внимание всех цитадельцев. Сразу же попадает в круговорот заговоров и предательств, в самую сердцевину жестокости мироздания.

Но отчаяние, охватившее в первые годы после восхождения на пост главы Цитадели Магий, понемногу уступало злобному азарту. Который, как оказалось, сумел через дневник передать своему другу Дрониус. Самый близкий человек в жизни Арханиуса. Дрониус навсегда останется в сердце и в памяти друга, как самое отважное, самое дружелюбное, самое воинственное и, наконец, самое сильное духом и несломленное существо. Сейчас только об отсутствии своего неродного брата жалел Арханиус. И эту скорбь никто и никогда уже не сможет вылечить…

Глава Цитадели отвлекся от невеселых мыслей, ибо его ученик Мартин, не скрывая своего волнения, в первый раз в своей жизни поднялся на Поединочное Поле.

Все как обычно: младшие судьи наложили защитный купол, ограждающий зрителей от шальных заклинаний, а сам Арханиус, как глава Цитадели Магий, и по совместительству один из судей, оценивающих дуэли, встал, чтобы произнести речь перед открытием очередного Магдуэлькапа среди учеников-Пятилеток.

Арханиус говорил на автомате, благо речь была стандартная и не требовала его импровизации. Великий Маг пару раз запинался (ибо волновался за Мартина, наверно, больше чем сам его ученик), но вскоре сел на свое место под сухие аплодисменты присутствующих магов. И начался поединок.

Мартин старался не думать, что ему противостоит более-менее опытный противник, который явно сильнее его в несколько раз. Наш герой в начале колебался, с какой тактики начать бой, но потом, отбросив сомненья, начал атаковать. Лучшая защита – это нападение. И поэтому Мартин постарался в первые секунды дуэли поразить противника множеством выученных или только что прочитанных клоном заклинаний. Да-да. Вы не ослышались. Мартин, после злочасного происшествия на полигоне, как только восстановился, смог создать заново клона. А сейчас второй Мартин сидел на полу Великой Библиотеки Иницама и, обложившись всевозможными книгами, «передавал» самому себе новые магические заклинания. С одной стороны это могло показаться как неспортивное поведение – помощь извне. Но с другой стороны, а это более правильная сторона, Мартин пользовался только своими силами. Клон хоть и мог считаться как другой полноценный маг, но он все равно оставался Мартином. Поэтому на этот счет у нашего героя волнений не предвиделось…

48
{"b":"117208","o":1}