ЛитМир - Электронная Библиотека

Агрессия Мартина Павлу была на руку. Он очень жаждал произнести данное Массимо заклинание. Слова заклинания вертелись на языке еще с того момента, как только он вышел с подсобки. Он прикладывал много усилий, чтобы заклинание случайно не слетело с губ в не подходящее на то время. Поэтому когда ученик Арханиуса взял небольшую передышку, Павл, наконец, активизировал Массимовое заклинание…

Возле Павла образовалась мутная сероватая воронка, диаметром где-то с полметра. Причем она была плоской и перевернутой. То есть вихрь был в горизонтальном направлении, так что жерло, как одинокий глаз, осуждающе взирало на Мартина.

Щит, поставленный нашим героем, воронка просто всосала в себя. Но потом случилось совершенно немыслимое. Воронка буквально на секунду увеличилась чуть ли не в пять раз. И тут же моментально исчезла. Мартин стоял в это время и понимал, что произошло что-то ужасное.

На трибунах Поединочного Поля воцарилась гробовая тишина. Кто-то недоумевал, но в основном почти все Великие Маги и некоторые ученики, что постарше, оцепенели от судороги страха – реакции на сотворенное Павлом заклинание. Если бы сейчас кто-нибудь посмотрел на Цэпция, то увидел бы на его лице легкую ухмылку, явно выказывающую о его непосредственном участии в происшедшем. Но, к сожалению, все взоры были направлены на сражавшихся учеников-Пятилеток.

Мартин стоял и ощущал в себе какую-то странность, неправильность. Пропала «связь» с клоном. Мартин не чувствовал уже присутствие клона. Да и вообще внутри его царила холодная пустота.

Он так и стоял, пока чья-то теплая рука не легла на его плечо, и кто-то тихо произнес: «Пойдем». Мартин вздрогнул и обернулся. Да, это был Арханиус. И выглядел он мрачнее самой мрачной тучи.

Мартин и не заметил, как добрался в кабинет главы Цитадели Магий. Он пребывал в непроницаемом коконе оцепенения. Мыслей не было вообще. Да они и не нужны были сейчас. Только войдя в рабочий кабинет своего учителя, наш герой вышел со ступора.

– Извини – севшим голосом произнес Арханиус – извини Мартин, но я действительно ничего не мог сделать. Извини.

Мартин еще ничего не понимал, поэтому на своего мастера-мага смотрел вопросительно. В его взгляде читалось: «За что?».

– Ты сядь – Арханиусу было тяжело говорить, он понимал всю печальность ситуации, и поэтому постарался немного оттянуть самые болезненные слова для мага, для его ученика…

– Эта воронка… эта воронка полностью разрушила твою магическую составляющую. Чувствуешь пустоту внутри себя? – дождавшись, когда ученик кивнет, Великий Маг с содроганием в голосе наконец-таки сказал, точнее «выплюнул», фразу – Это говорит о том, что у тебя нет магической силы, нет вообще…

Мартин продолжал удивленно смотреть на Арханиуса. Да, он ощущал своеобразную пустоту в себе, он почему-то потерял магическую связь со своим клоном, и все. Если не брать во внимание вышесказанное, то он чувствовал себя на все сто. Тем временем Арханиус продолжал говорить:

– Извини, Мартин. Я не смог ничего сделать. Я опоздал. Поздно понял, что делает эта воронка. И подбежать я не смог, ибо попал бы в поле действия этой воронки. Да и как бы я подбежал, если она за секунду сработала… Знаешь, а вообще-то это заклинание довольно простое: оно направленно на разрушение магической защиты противника. Но Павл при плетении совершил ошибку, наверно… и эта воронка не только поглотила силу твоего щита, но и выжгла твое магическое тело. Теперь ты…

– Не маг – перебил учителя Мартин – а что случилось с Павлом? (забавно, конечно, в такой тяжелой ситуации Мартин думал о других, наверно чтобы отвлечься от собственных проблем, не знаю)…

– С ним случилось тоже, что и с тобой. Воронка и у него разрушила магическую составляющую. Поэтому я и придерживаюсь мнения, что Павл совершил ошибку в плетении заклинания. Да и с другими тоже такое случилось бы, если б они попали под поле действия воронки. Мартин, сейчас стоит вопрос о твоем дальнейшем будущем в Цитадели Магий. Когда ученики в тех, или иных случаях теряют магическую силу, мы отправляем обратно на их родину. Конечно, мы изменяем им память. Так, что они забывают свое ученичество здесь. Жестоко, согласен. Но другого выхода нет. Мы не возимся с утратившими магическую силу магами, будь то ученики или уже Великие Маги… (при этом Арханиус вспомнил Лавренция).

До Мартина только сейчас начало доходить вся абсурдность ситуации. Вот он был. И вот его уже, считай, нет. До какой-либо истерики Мартину было еще далеко, поэтому он мог рассуждать более или менее логично.

– А есть возможность вернуть мне магический поток?

– Увы… – Арханиус развел руками – если бы сохранилась твоя магическая составляющая, то ты бы обязательно восстановился. А так…

– Тогда… можно я буду жить у Иницама? Честно, мне не хочется домой, туда, откуда вы меня забрали.

– Мартин, известно очень мало случаев восстановления магической силы после такого происшествия. Да что таить, вообще неизвестно ни одного случая…мне очень жаль… – начал было уговаривать своего уже бывшего ученика глава Цитадели. Но внезапно в груди его что-то «щелкнуло». И теперь идея оставить Мартина в библиотеке Иницама не казалась такой безнадежной. Арханиус интуитивно почувствовал, что именно так и надо. Дежа вю. То, что произошло с ним много лет назад, вновь повторилось. НЕУЖЕЛИ ЭТО ВСЕ ЧЬЯ-ТО ИГРА? Игра, начавшаяся еще много лет назад и продолжающаяся до теперешнего дня? Неужели…

Арханиус решительно встал и взял за руку Мартина. Вместе они прошли через пространственный коридор прямо в Великую Библиотеку Иницама…

***

Массимо пару секунд смотрел вслед удаляющихся с Поединочного Поля Арханиуса и Мартина. А потом обернулся к Павлу. Тот, очевидно разобрался, что с ним таки произошло, и теперь с ненавистью смотрел на Массимо. А ученик Цэпция ответил на агрессивный взгляд Павла спокойствием. Пожал плечами, как бы и не извиняясь, но говоря «а что поделаешь?» и активизировал заклинание, позволяющее Великим Магам стирать память своим непутевым ученикам. Павл свою роль отыграл. Прощай.

– Ты уже справился со своими делами? – произнес из-за спины Цэпций. Массимо обернулся и улыбнулся своему мастеру-магу.

– Пойдем. Мне надо с тобой поговорить – Великий Маг развернулся и, не глядя на своего ученика, направился к выходу. Массимо последовал за учителем.

Уже зайдя в свой кабинет, Цэпций с улыбкой посмотрел на Массимо и произнес:

– Ну, рассказывай. Зачем дал тому «бедному» ученику модифицированную мною воронку? И чего ты добивался от Мартина? Неужели считал, что он сумеет защититься от нее?

– По крайней мере, это был один из моих рабочих вариантов, требующих наглядной проверки. Как выяснилось, не сумел – Массимо усмехнулся. А потом уже и засмеялся.

– Видите, я избавил вас от лишних хлопот! – отсмеявшись, весело проговорил Массимо, а потом мысленно добавил: «Теперь Алёна точно будет моей!».

Цэпций не смеялся вместе с учеником. Хотя можно было. Но он не стал. Умудренный жизненным опытом, он знал, что это не конец проблемы. Да и «шестое чувство» подсказывало: то ли еще будет. Поэтому Великий Маг решил предупредить об этом своего ученика.

– Не говори гоп, пока не перепрыгнешь… Смеется тот, кто смеется последний… Я могу тебе еще много поговорок сказать, и не только из твоего мира, Массимо. Ты уже меня понял? Маг понурил голову. Он-то надеялся на похвалу от своего мастера-мага.

– Я предчувствую, что этим дело не закончится. Арханиус постарается вернуть ученику магический поток. Даже, думаю, дойдет до того, что он обратится к Клементе. А это, ты сам понимаешь, чревато большими проблемами. Если, конечно, мы где-то «оступимся». Поэтому впредь надо действовать, в первую очередь тебе, более осторожно. Сегодня только я заметил твои оплошности, а завтра смогут заметить и Кор, и Фриган, и Меера, и Горон. И, наконец, еще неизвестно что учудит Клемента. Останется ли он в стороне? Встанет ли вновь на сторону Арханиуса? С уверенностью не скажет тебе, наверно, даже Он…

49
{"b":"117208","o":1}