ЛитМир - Электронная Библиотека

– Кор, Фриган, Меера… Да кто угодно. Но только из этих, самых сильных. Думаю, послабее магов Лавренций к себе не подпустил бы – пожимая плечи, высказал свое мнение Драин.

– Кор, насколько я знаю, был дружен с Лавренцием. Вряд ли он совершил бы такое… Такое издевательство не снилось даже и Меере с Фриганом. А они тоже не «подарочки». Честно, даже не догадываюсь, кто с ним это мог сделать. Лавренций нажил много врагов за свою долгую жизнь… Ладно. Я сейчас заберу идентификатор, все равно Лавренцию он больше не нужен. С этими словами Цэпций «порылся» в одежде Лавренция.

– Нхатуэра бъен фаленн! – выругался на своем родном языке Цэпций – здесь был кто-то из наших, сам или по наводке, но точно наш. Никто из других команд не смог бы «взять» наш идентификатор. Пхартэ мино валэнте! Уходим. Не хватало еще, чтоб на нас спихнули все это… И Цэпций с помощниками в спешке покинули дом первого Великого Мага.

***

Сегодня Арханиус был не в себе от ярости. Что позволил себе этот мальчишка! Мало того, что он сделал с Лавренцием, навсегда лишив величайшего мага хоть какой-нибудь приличествующей ему судьбы, так еще и «значок» прихватил с собой.

– Ты мне сможешь объяснить, зачем тебе понадобилось брать идентификатор? – Арханиус начал приходить в себя от первой волны злости – ладно уж Лавренций, ему следовало быть более осторожным, но ты мог бы и не брать идентификатор.

– Нет. Не мог – после некоторого замешательства ответил Клемента – я тогда посчитал, что так будет правильно. И сейчас, если бы меня спросили, кого я вижу на должности главы Цитадели Магий, то я бы без сомнения ответил: «Арханиуса».

– Но я не хочу быть главой Цитадели! – Арханиус начал закипать вновь.

– Но что поделаешь… Вы будете им – Клемента сказал, как отрезал. И направился к выходу. За те две секунды, в течение которых ученик Великого Мага дошел до двери, Арханиус успел просчитать несколько вариантов развития событий с участием идентификатора. С одной стороны, если же сейчас он объявит себя главой, то к окончанию этого Соревнования он точно не доживет: много, очень много претендентов на этот «престол». Взять того же Цэпция, который уж очень открыто возжелал стать на место Лавренция, но и найдутся другие. Так что ни в коем случае нельзя сейчас «идентифицировать» себя. С другой стороны, оставлять у себя «значок» тоже очень опасно. Мало того, что отберут, так и убить могут так сказать «за предательство». Хотя многие будут только рады этой возможности, и вряд ли упустят такой шанс убрать с дороги одного из первых учеников Лавренция. Ни так, ни этак. Но выход есть.

– Клемента, постой – уже очень спокойным голосом произнес Арханиус.

– Да?

– Возьми до конца Соревнования идентификатор себе, если ты уж так хочешь, чтобы я был главой Цитадели Магий, то так тому и быть. Куда я денусь? Но если я «идентифицируюсь» раньше, чем закончится Соревнование, то мне не сдобровать, да и ты со своей способностью не слишком поможешь. В общем, бери его себе…

***

Горон, заместитель Лавренция, беспокоился. Сейчас состояние его «начальника» было хуже, чем просто мертвое. Да, Лавренций был еще жив – глубокий сон тому доказательство. Но, Лавренций уже умер как маг, как Великий Маг. Что произойдет, когда Лавренций проснется, вынырнет из небытия и узнает… Почувствует, что он уже не маг… Никто не знает.

Воистину, это самое страшное наказание для управляющего магическим потоком, в частности, для Великого Мага. Даже любая физическая смерть была бы радостью для мага, но не полное отсутствие магической силы. Нет, это просто абсурд. Такое не могло случиться. Но, для Горона это неопровержимое доказательство того, что с любым существом может произойти все что угодно: Лавренций лишился магического потока, а неизвестный «убийца» смог лишить силы воистину Великого Мага. И если о втором Горон просто не задумывался, то для него, человека и мага, воспитанного Лавренцием, навсегда оставшимся в сердце Горона отцом и идеалом для подражания, это происшествие оставило неизгладимое впечатление. Ужас и страх только от одной мысли, что когда-нибудь на жизненном пути, в какой-то жизненный момент кто-то сможет отобрать все то, чем ты дорожишь больше всего на свете. Это больно осознавать. А еще больней сталкиваться с этим не в «неопределенном будущем», а в реальной жизни, здесь и сейчас. Тем более, когда ты совсем к этому неподготовлен. Но жизнь тебя об этом не спрашивает: и делаются дела, и совершаются поступки.

Прошло уже достаточно времени для того, чтобы, наконец, узнать, кто же совершил это «убийство». Здесь был отпечаток ауры Цэпция со своими помощниками, но был уже после случившегося. Хотя Горон сперва думал, что сам Цэпций все-таки решился совершить покушение и достичь положительного окончания своих многолетних интриг. Но Горон видел безумный блеск в его глазах, нескрываемое отражение разочарованности и желания отомстить. Нет, Цэпций не был разочарован оттого, что кто-то другой напал на Лавренция. Это было не «к лицу» главного бунтовщика Цитадели. Он был, скорей всего, рад оказанной помощи. Но, с другой стороны, действительно разочаровался, когда понял, что «значок» уже забрали. Вот тогда он совершил массу оплошностей, не соответствующих его прежним рассудительным поступкам. Взять то же паническое извещение почти всех наших Великих Магов. Зачем он это сделал? Оправдывался? Может быть. Но совершал таки подлость? Вряд ли… Нет. Не совершал. Все-таки кто-то другой. Но из нашей команды…

Самое оптимальное, что мог сейчас сделать Горон, так это собрать Великих Магов Цитадели, по крайней мере, старших Великих Магов, и проанализировать их дальнейшие действия. Ведь еще не окончилось Соревнование…

***

Спустя сутки Горону все-таки удалось сделать задуманное. Он собрал в небольшом зале всех старших Великих Магов.

– Давайте для начала почтим память Великого Мага Лавренция, который сегодня, придя в сознание, покончил жизнь самоубийством…

Да, Горон знал, что так и произойдет. Лавренций не смог бы жить с горечью потери своего магического потока. Но и Горон не собирался предотвращать инцидент. Это было необходимо. В первую очередь для самого Лавренция.

Великие Маги замолчали. Напряженная тишина повисла в зале, где они собрались. Сейчас каждый если и не думал о потере, то просчитывал варианты развития событий и пытался отыскать наиболее выгодное место для себя в новом раскладе.

– Комментировать происшедшее с Лавренцием не будем. Вы и так знаете, что с ним случилось. Скорбим о потере… Так же, я надеюсь, мы особо не будем распространяться другим командам. Нынешние их главы все равно узнают. Но опять же, их возможные и невозможные действия предугадывать не будем. Я лишь хочу распределить некоторые обязанности между вами…

«Вот они, Великие Маги Цитадели – тем временем думал Горон, рассматривая каждого присутствующего – Кор, Фриган, Меера, Цэпций и, наверно, Арханиус. Самые сильные из сидящих здесь.

Кор. Как всегда изобразил себя ничтожным существом. А ведь многие и вправду считали его таким. Но я помню каким он был. Довольно высокий, имел внушительный вид. Но после того, как мастерски овладел Иллюзиями, он изменился. Кор очень любит хвастаться тем, что он мастер по физическим и магическим Иллюзиям. И постоянно доказывал это окружающим. Но о его хвастовстве знали немногие. Вот поэтому каждый, кто видел такого Кора, расслаблялись. Что было очень губительным для их здоровья. Да, Кор был незаменимым Великим Магом в Цитадели. Лавренций частенько пользовался его услугами как Мастера Иллюзий.

Фриган. Как всегда спокоен и рассудителен. Возможно, он единственный, кто не растерялся. А ведь убийство главы Цитадели не каждый день происходит. Наверно, он уже кое о чем сообразил. Надо будет наедине с ним поговорить. Может, действительно подскажет что-нибудь стоящее.

54
{"b":"117208","o":1}