ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Три жизни жаворонка
Благие знамения
Берсерк забытого клана. Книга 2. Архидемоны и маги
Долина драконов. Магическая Экспедиция
Статус: бывшая
Ярый князь
Это не сон
До того как
Вербера. Ветер Перемен

И, наконец, третий вариант, самый безумный, но от того не исключающий вероятность быть правдой. Это то, что Призраки уже «поселились» в подсознании моего ученика. Конечно, это сильно сказано, никто никуда не «поселялся». Но вариант есть вариант. Рассмотреть его все же придется, да и это просто необходимо. Рассмотреть. Хотя я больше склоняюсь к усредненному, более взвешенному второму варианту…

Но только время сможет дать ответы на мои догадки и вопросы. Следить, и еще раз следить за моим новым учеником. Вот что нужно делать в первую очередь. А пока посмотрим, какое же объяснение найдет сознательное Мартина?..»

Арханиус весь обратился в слух, ожидая то, что скажет Мартин. И я думаю, и нам пора вернуться к этому диалогу, а то мы что-то слишком уж отвлеклись от главной сюжетной линии нашего рассказа.

– Ну, ладно – Мартин слегка смутился – Тогда, во-вторых, я заметил, что вы уж очень часто бросаете взгляд на этот поднос. И на лице у вас в это время мельком проскальзывает то ли озабоченность, то ли нервозность…

– Опять же, не факт – перебил с едва заметной улыбкой на лице, мастер-маг Арханиус – может, я голодный… На что Мартин быстро сориентировался, ответив:

– Но тогда вы бы сидели рядом со мной и ели эти просто изумительные бутерброды. Кстати, передадите огромное спасибо этой девушке, Пэтре, да?

– Еще чего, сам ей и передашь. Как увидишь. Да, ее зовут Пэтра. И… Так, на чем мы остановились? Ты что-то хотел мне еще сказать?..

– Угу. Бутербродов хватает на двоих. Пусть они и очень вкусные, но все я не съем. Пэтра явно рассчитывала на нас двоих. Да и два фужера для сока тому подтверждение. И потом, вас очень смущает, что я слишком медленно ем, по крайней мере, сейчас. Так как вначале, согласен, я был слишком голоден. Но это у меня с детства, привычка, так сказать, медленно пережевывать…

– На счет твоей привычки у меня претензий нет. Как говорится, у каждого свои причуды… Но с чего ты взял, что я, глава Цитадели Магий, Великий Маг, буду обедать с учениками? И вообще, с чего ты взял, что я ем такие бутерброды? Может, у меня другие гастрономические пристрастия…

– Хорошо. Если принять условие, что вы голодны, и принять за правду ваши последние доводы, то можно сказать, что вы хотите поскорей от меня избавиться и наконец-то приступить к своей трапезе…

– Ну, это уже «теплее» – Арханиус улыбнулся. Он всем своим видом выражал крайнюю заинтересованность в составлении Мартином более или менее правильного ответа, но и в тоже время этим показывал своему ученику, что уже пора ускорить процесс сообразительности.

Мартин же несколько секунд задумчиво смотрел на Великого Мага, ища еще варианты, как вдруг его осенило:

– Та-ак – теперь он, прищурившись, ехидно улыбнулся – Значит так. Я считаю, что у такого Великого Мага как вы есть еще куча важных дел, чем отвечать на глупые вопросы нового ученика. Тем более что тот может погасить свое любопытство у других менее знатных и менее занятых магов. Благо их в Цитадели хватает.

– Тут убил. Просто убил – вскинув руки вверх, произнес, улыбаясь, мастер-маг Арханиус – Но как. Сделал комплимент, еще какой, и в тоже время поскромничал. Молодец! – теперь он похвалил юношу.

Но не успел Мартин и глазом моргнуть, как в миг Великий Маг вдруг посерьезнел. Ученик посмотрел на своего будущего учителя ошарашенным взглядом, не понимая, из-за чего же все настолько переменилось.

– Мартин, не хотел я тебя огорчать в первый же день. Но раз речь зашла о них… Будет глупо, если я тебя не предупрежу… Ты попал в Цитадель не в самое лучшее время. Сейчас… очень резко обострилась конкуренция между некоторыми Великими Магами, и я, кстати, тоже вхожу в их число. Так вот, эта так званая конкуренция само собой сказывается и на наших учениках. Поэтому, пока ты не стал еще самостоятельным учеником… Держись подле меня. В крайнем случае, Пэтры. Ибо у нас сейчас такая смута… К сожалению, это все, что я могу тебе на данный момент сказать… Просто будь осторожным. На первых порах. Мало ли что может случиться? Не хочу тебя пугать. Но… Так как ты мой ученик, то тебя могут похитить. Даже… если сочтут тебя слишком опасным, и тем, кто сможет им помешать, могут убить. Но этот вопрос будет рассматриваться уже ближе к Соревнованию…

– Мда-а. В веселое местечко вы меня забрали… Ничего не скажешь… – Мартин постарался запрятать все свои страхи куда-то поглубже – из огня да в полымя какое-то… Не скажу, что прям уж из огня. Но что в полымя, это уж точно. Хорошенькая фразочка, как раз к месту… соответствует… А вы мне вот что скажите. Сколько до вашего Соревнования лет-то осталось?

– Почти сорок. По времени твоего мира. Но у нас это время пролетит быстро…

– Хи-хи – Мартин истерически засмеялся – как хорошо-то как…

– МАРТИН!!! – Арханиус жестким, властным голосом крикнул – Соберись!!! Еще ничего плохого не случилось! В первую очередь, в моих интересах, чтобы такого и не случилось вообще. Но это и в твоих интересах. Поэтому я и предупредил тебя. Чтоб потом поздно не было…

Мартин продолжал «закатывать истерику», но все же, постепенно утихомиривался, убаюкивая себя, как младенца, что это все сон…

Наконец он успокоился, и уже решительным, осмысленным взглядом посмотрел на сложившуюся ситуацию. Арханиус внимательно следил за своим новым учеником, и когда почувствовал, что тому понадобилось получить одобрение со стороны за правильность принятых им решений, то просто дал это. То, что и хотел услышать Мартин:

– Я понимаю, тебе сейчас очень трудно во все это поверить… Но это уже случилось. Пройдет немного времени, и тебе будет уже стыдно за те первоначальные страхи, которые ты испытывал сейчас. Ты принял правильное решение. И не сомневайся в этом. А сейчас я хочу немного развеселить тебя, раз уж ты так загрустил. Да, ты был прав. Я хотел повести тебя в одно место. И сейчас поведу тебя. Пошли…

***

Великий Маг Намонглиас обладал заурядной внешностью. Среднего роста; с простоватым, можно даже сказать, глуповатым выражением лица; с жилистыми, сильными руками; с плохо причесанными волосами и всегда небрежно надетой на себя одеждой – он отражал в себе наследие крестьянского происхождения. Но это была лишь оболочка, которая должным образом скрывала и продолжает скрывать его просто-таки гениальный ум. Там, где-то внутри самого себя, Намонглиас имел множество талантов, которые он скрывал от окружающих. При чем некоторые из них пока еще были неизведанны даже самим хозяином.

Да, его родители были крестьянами в энном поколении, беспрекословно выполняющими свои крестьянские обязанности. И не их была вина, что сын не захотел стать рабом. Просто так вышло.

В детстве и юношестве Намонглиас помогал отцу содержать мельницу: самую старую и самую ценную мельницу, производящую муку исключительно для их помещика, во владениях которого и жила семья Намонглиаса.

Помимо мельницы, семья будущего Великого Мага имела домашнее хозяйство: несколько коров, пару десятков свиней, еще больше домашних птиц, за которыми ухаживала даже маленькая сестренка Намонглиаса. В те времена работали все: от велика до мала.

Взрослея, Намонглиас задавал очень много вопросов, на которые его родители иногда просто даже не знали, что и ответить…

Вскоре, когда ему исполнилось пятнадцать, Намонглиаса забрал в родовое имение помещик. Который увидел в Намонглиасе качества потенциального советника: умного, с неординарным мышлением – в таких людях нуждался помещик. Поэтому он и оплачивал обучение Намонглиаса. Но недолго. В один прекрасный день появился Лавренций и забрал протеже помещика в Цитадель Магий. Конечно, сам помещик не знал ничего, благо Лавренций позаботился об этом…

С тех пор Намонглиас не видел свою семью. И сейчас, положа руку на сердце, он все равно никому не скажет, что его самым тайным желанием является желание увидеть своих братьев и сестренок, своих родителей…

В Цитадели Магий Намонглиас так и не приобрел близких друзей, которые могли бы заменить утерянную ним семью. Наверно, все дело из-за его несносного характера и порою не логичных сказанных ним слов и совершенных поступков. Намонглиас как погрузился с детства в свой внутренний мир, так в нем и продолжал жить. Но это не влияло на его карьеру мага. Он довольно быстро поднялся на ступень «Великого». И уже сейчас имел кое-какой авторитет среди других Великих Магов Цитадели. Но все же был отщепенцем. Считай, «белой вороной». Это также характеризовалось его нейтральностью по отношению ко всем Великим Магам Цитадели. В планы Намонглиаса никогда не входило сотрудничество и оказывание поддержки и помощи кому-то другому. Если все пойдет как надо, то вскоре Намонглиас навсегда покинет Цитадель Магий.

6
{"b":"117208","o":1}