ЛитМир - Электронная Библиотека

— Спросим ее, — шепнула Никки. — Она должна знать!

— Нашли убийцу моего сына? — спросила итальянка, поставив перед ней спагетти.

— Мама Росси, в день… несчастного случая с вашим сыном…

— Это не несчастный случай, — убежденно заявила она. — Убийство.

— …зачем он побежал на улицу? — допрашивала Никки. — Его кто-нибудь вызвал — письмом, запиской, телефонным звонком, чем угодно?..

— Нет. Не было никакого письма, ни звонка, — ответила мама Росси, строго глядя на девушку.

— Нечего ухмыляться, мистер Квин, — прошептала она.

Эллери ухмыльнулся.

Никки, пригвоздив его ледяным взглядом, продолжала настаивать:

— Тогда зачем ваш сын выскочил на улицу? Да еще в такой спешке?

— Я его послала.

— Вы?

— Да, из-за пожара.

— Что?! — воскликнул Эллери, отодвинувшись от стола вместе со стулом. — Из-за какого пожара?

Мама Росси ткнула пальцем через плечо:

— На кухне что-то загорелось…

Он вскочил, схватил ее за руку, потащил на кухню.

— Что загорелось? Где? Покажите!..

Любопытная Никки тащилась следом. Они быстро шмыгнули в дверь, и мама Росси указала на гигантскую плиту, стоявшую в ряду других.

— Вот тут. Не знаю, что могло загореться. Просто загорелось само по себе.

— Да-да, а дальше что было?

— Я велела Биллу вызвать пожарных. Потом мы с Луиджи сами потушили огонь.

Она кивнула на старого сморщенного итальянца с закругленными, как велосипедный руль, усами, мывшего посуду.

— Потом мой сын попал под машину и умер. Если бы не пожар, Билл сейчас был бы жив.

На плите что-то вскипело, она поспешила убавить газ. Эллери схватил свою секретаршу за руку.

— Никки, все свои слова беру обратно. Вы — золото. Великолепная, изумительная! Задали самый нужный вопрос!

Она только моргала глазами.

— И все-таки… — запнулся Эллери с озабоченным выражением на лице, — быть не может. Не может! Однако так и есть. — Он с ухмылкой взглянул на нее. — Тут и кроется истина. Маленькая связочка. Драгоценное недостающее звено.

Никки смущенно улыбалась.

— Эллери! Вы что-то поняли? Что-то нашли?

— Что-то? — рассмеялся он. — Я понял все.

— Но как? Мама Росси рассказала о пожаре…

— Благослови Бог тот самый пожар!

— Что вы хотите сказать?

— Это решает дело!

Глава 11

РАЗГАДКА

Приемную в офисе инспектора Квина в Главном полицейском управлении можно назвать как угодно, только не уютной — голые стены без окон, духота, жесткие потрескавшиеся скамейки. Отсюда любой подозреваемый рад через часок-другой выбраться.

— Неизменный психологический эффект, — объяснял инспектор. — Все бесятся, как осы в улье. А взбесившись, развязывают языки. И если посадить тут человек шесть, которые дышат друг другу в затылок, криком будут кричать и проситься на исповедь.

Просидев час в той самой комнате, пять человек были, по выражению инспектора Квина, «готовы на все». То есть дошли до той точки, когда с великим наслаждением свернули бы длинную птичью шею своего мучителя, а Люсиль Черри выцарапала бы моргающие глазки. Мужской контингент составляли бармен Джо Салливан, его босс Сид Парамор, художник по рекламе Эрни Филлипс и, наконец, богач Дэвид У. Фрейзер, угрожавший разжаловать инспектора в патрульные и стереть в порошок, помоги ему Бог!

Инспектор с удовлетворенной усмешкой быстро потер руки, кивнул сыну, комфортабельно развалившемуся в глубоком кресле у окна.

— Все готово. Может быть, перестанешь играть в молчанку и объяснишь, в чем дело?

Тот заерзал в кресле.

— Пускай еще немного помаются, а я пока вам расскажу кое-что удивительное. — Эллери вытащил из портсигара сигарету, слегка размял, закурил. — Первое — мотив. Мы согласны насчет мотива?

— Конечно, — кивнул инспектор. — Тот, кто отравил бутылку мятного ликера «Бушер», кем бы он ни был, собирался убить своих коллег по клубу и заграбастать весь фонд, составляющий сто двадцать тысяч.

— Это ясно, — разочарованно вздохнула Никки. — Что нового скажете?

— Возникает простой вопрос, — начал Эллери. — Почему отравитель не налил синильную кислоту в бутылку вишневого ликера, который члены клуба всегда пьют на собраниях? — Он подался вперед, многозначительно размахивая сигаретой. — Почему он отравил мятный ликер?

Никки, сержант Вели и инспектор Квин с недоумением переглянулись.

— Действительно, странно, — согласилась Никки.

Инспектор прокашлялся.

— И я тоже об этом подумал.

Эллери поднялся с кресла, вышел на середину кабинета.

— Разве не понимаете, что это значит? Как нам известно, на бутылках «Бушер» нет этикеток. Название фирмы-производителя и все прочее выгравировано на донышке, где надписи не так легко увидеть. Опознать содержимое можно только по цвету.

Он помолчал. Никки, инспектор и Вели напряглись.

— Стойте, стойте, — попросила Никки. — Как же отравитель мог спутать цвет? Вишневый ликер красный, а мятный — зеленый.

— Как он мог спутать цвет? — страдальчески сморщился Эллери. — Спутал, не отличая красного от зеленого. Он дальтоник!

— Дальтоник?..

Инспектор сорвался с кресла:

— Точно! Вот и разгадка! Наша птичка не отличает красного от зеленого!..

Он схватил за руку сержанта, потащил к противоположной двери.

— Минуточку, папа, — нахмурился Эллери. — Ты куда?

— Куда? — Инспектор круто развернулся на месте, указывая на комнату ожидания. — Хочу проверить, кто не отличает красного от зеленого. Один из них дальтоник, и, выяснив, кто именно, мы отыщем преступника, который убил Билла Росси и хотел отравить остальных.

— Не надо. Я и так знаю.

Инспектор минуту тупо смотрел на сына, потом нетерпеливо бросил:

— Откуда ты знаешь, кто из них дальтоник? Я тебе говорю, что всех надо проверить. И знаю, как именно, клянусь святым Георгием! — радостно добавил он.

Эллери не успел объясниться, как инспектор выскочил в дверь, утащив за собой сержанта Вели. Ничего не оставалось делать, как передернуть плечами перед своей секретаршей, усевшейся в его любимом кресле, и уставиться в окно.

Через пять минут Эллери поднялся, наблюдая за вернувшимися инспектором и сержантом, расставлявшими в ряд на письменном столе десять бутылочек с разноцветной содовой.

Эллери пересчитал: восемь вишневых, две с лаймом — зеленым лимоном. И улыбнулся, бросив на Никки лукавый взгляд.

— Слушайте, инспектор, — встрепенулся Вели, выстроив бутылки, — а зачем же срывать этикетки?

— Чтоб они не прочли, что в бутылках, осел! Теперь им придется отыскать напиток из лайма исключительно по зеленому цвету.

Сержант призадумался.

— Я бы во всех двенадцати, наверно, не разобрался.

— Безумие у нас в роду, — пробормотал Эллери.

Инспектор Квин бросился к письменному столу, в последний раз осмотрел бутылки, потер руки и крикнул:

— Ну, сержант, зови наших приятелей по одному. Первым Сила Парамора.

Вели открыл дверь в приемную, высунул крупную голову:

— Эй, Парамор, заходи!

Пухлую физиономию Сила Парамора прорезали мраморные прожилки холодного гнева. Он прошествовал в кабинет, потряс перед инспектором стиснутыми кулаками:

— Долго вы меня еще тут будете мурыжить? У меня есть права! Я налоги плачу! Я гражданин Соединенных Штатов…

— Никто не сомневается, — сочувственно заверил инспектор, жестом велев сержанту закрыть дверь. — Всего один вопрос, и ты свободен… возможно.

— Я просидел целый час ради одного вопроса? — завопил Сид. — Что происходит? У меня дела!

Инспектор опустился в кресло, ткнул пальцем:

— Видишь бутылки с содовой?

Парамор впервые обратил внимание на бутылки, подозрительно взглянул на инспектора:

— Ну?..

— Выбери бутылки с лаймом.

— А?

— Я сказал, найди зеленые!

— Шутите?

— Угу, мы тут в игры играем, — честно признался инспектор и рявкнул: — Давай!

Сид передернул плечами, подошел к столу, ткнул в две зеленые бутылки:

8
{"b":"117215","o":1}