ЛитМир - Электронная Библиотека

— И что вы собираетесь делать? — беззвучно прошептала Никки.

— Во-первых, — объявил Эллери, — послать вас к костюмеру на углу Бродвея.

— Зачем, боже мой?

— За новой красивой формой медсестры.

Она схватилась руками за горло, широко раскрыла рот, из которого вырвался изумленный писк:

— Вы хотите сказать… — И умолкла, как бы воздерживаясь от чрезмерных ожиданий.

Эллери фыркнул:

— Я хочу сказать, что вы будете моей таинственной опытной сиделкой.

— Неужели? — вскричала Никки. — Вы шутите…

— Почему? Разве вам не хочется приключений? Вы постоянно жалуетесь на скучное существование в качестве моего личного секретаря. Я думал…

Она сорвалась с места и бросилась к нему с распростертыми объятиями:

— Ох, Эллери, какой вы милый!

Но он, угадав намерения мисс Никки Портер, поспешно ретировался в безопасную спальню. Она, не обращая внимания на его бегство, схватила пальто, шляпу и помчалась к костюмеру.

Глава 2

МИСТЕР ПИТЕР ДЖОРДАН

Через двадцать минут мисс Никки Портер победоносно вернулась с маленьким черным медицинским саквояжем, встретив полностью одетого мистера Эллери Квина в хорошо сидевшем консервативном деловом костюме.

— Дайте мне пять минут, чтобы переодеться, и я в вашем распоряжении.

Через обусловленные пять минут она представилась:

— Медсестра Никки Портер готова приступить к дежурству, сэр.

На ней был накрахмаленный белый форменный халат, пирамидальная шапочка на голове, плотная синяя накидка с красной подкладкой — вполне профессиональный вид.

Они доехали в такси до начала Парк-авеню, до фешенебельного отеля, плата за апартаменты в котором нередко превышала доходы жильцов. Швейцар доложил наверх об их прибытии и через минуту проводил к лифту. На полпути к десятому этажу Эллери заметил разливающуюся по лицу Никки бледность и ободряюще ей улыбнулся.

— Десятый, — объявил лифтер. — Номер мистера Джордана в конце коридора.

Дверцы лифта плотно сомкнулись.

— Эллери! — Никки схватила его за руку. — Я боюсь… Вдруг мне на ночь придется остаться? Ведь я не имею ни малейшего понятия, что полагается делать сиделке, а уж тем более медсестре!

— Бросьте, бояться нечего. — Эллери легонько подтолкнул ее к двери номера Джордана. — Если придется сидеть с ним всю ночь, я пришлю вам хорошую книжку. Утешились?

Она ответила испепеляющим взглядом:

— Вы не мужчина… вы — айсберг!

На звонок вышел истинно британский дворецкий:

— Мистер Квин? Эллери кивнул.

— Входите, пожалуйста. Мистер Джордан вас ожидает.

Войдя, они услышали великолепный богатый тенор, распевавший арию из «Аиды».

Эллери внимательно прислушался, тихо шепнув своей секретарше:

— Потрясающие рулады, а? Могу поклясться, это Роберт Кассини из «Метрополитен-опера».

— Роберт Кассини! — воскликнула она, но тут же умерила свои восторги, заметив предупреждающий жест Эллери, и тихо пробормотала: — Конечно. Он дает уроки Маргарет Джордан.

— Кто такая Маргарет Джордан? — уточнил он.

— Сестра Питера, — триумфально сообщила Никки. — Вы что, никогда не читаете светскую хронику?

— Сюда, сэр. — Дворецкий остановился перед дверью и стукнул три раза.

— Кто там? — послышался изнутри раздраженный голос.

Эллери с Никки переглянулись, и девушка, содрогнувшись, теснее прижалась к нему.

— Мистер Эллери Квин, — довольно громко объявил дворецкий, — с сиделкой.

— Да-да… — Голос за дверью зазвучал иначе, с нетерпением. — Минуточку, сейчас открою.

Из-за двери послышался грохот передвигаемой мебели, скрип, лязг болта. Створка медленно приоткрылась, явив сморщенного человечка, сидевшего в большой инвалидной коляске. На нем был роскошный фланелевый халат, ноги обернуты шерстяным одеялом. Эллери первым делом заметил неустанно жующие челюсти. «Жвачка», — подумал он, вспоминая липкое письмо, полученное нынче утром.

Лицо длинное, иссохшее, землистое, изувеченное долгой болезнью. Сухая кожа на непрерывно двигавшихся скулах натягивалась и опадала в ритме скачущей секундной стрелки.

Питер Джордан секунду подозрительно смотрел на Эллери с Никки. Однако в его взгляде быстро вспыхнуло дружелюбие, он приглашающе махнул рукой:

— Проходите, проходите! Значит, это та самая сиделка, о которой вы рассказывали? — Эллери не успел ответить, потому что Джордан бешено заорал на дворецкого, стоявшего в дверях: — Ну, Уинтерс, чего вы тут торчите? Я вам тысячу раз говорил, что не потерплю соглядатаев! Убирайтесь!

— Прошу прошения, сэр. — Дворецкий поспешно попятился, поклонился, закрыл дверь. — Прошу прошения…

Эллери заметил вспыхнувшую в его глазах искру, на губах намек на улыбку. Как только Уинтерс вышел, Джордан лихорадочно прошептал:

— Заприте дверь, мистер Квин! Заприте!

Тот выполнил просьбу, пожав плечами, думая, что старик совсем чокнулся, живя у себя в комнате за запертыми дверями.

— Это моя помощница мисс Портер. В чем проблема, мистер Джордан?

Он поманил их поближе.

— Я слышал, мистер Квин, что вы лучший частный детектив в Нью-Йорке. — Челюсти работали в полную силу. — Можете сразу же взяться за дело?

— В зависимости от обстоятельств.

— От гонорара? — Джордан стукнул кулаком по ручке инвалидной коляски. — Деньги не имеют значения!

— Нет, я говорю не о деньгах. Что это за дело?

Мужчина сощурился, склонил набок голову, повернул сначала направо, а потом налево, на мгновение перестав жевать. Открыл рот и вымолвил:

— Убийство!

Думая, что ослышался, Эллери извинился:

— Простите, не понял?

— Меня хотят убить.

Серьезность миллионера не вызывала сомнений. Несмотря на сомнительное выражение на лице Никки, Эллери видел что-то до жути реальное в его опасениях.

— Вас хотят убить, мистер Джордан? Кто?

Дрожавшее тело напряглось, застыло.

— Иностранец… певец… Кассини. Не один месяц планирует убийство.

— Обратите внимание, мисс Портер, — попросил Эллери.

— Обязательно, сэр.

— Хорошо, мистер Джордан. Дальше.

— Он тут постоянно толчется, притворяется, будто дает моей сестре Маргарет уроки пения!

Никки бросила на своего работодателя взгляд, означавший «что я вам говорила». Между тем Джордан продолжал рассказывать:

— Поэтому я вынужден запираться в собственной комнате. Поверьте, превратился в настоящего заключенного. Никуда не могу уехать в проклятой инвалидной коляске! — Он звучно шлепнул по ручке ладонью. — Кассини прослушивает мои разговоры по телефону, вскрывает почту, подкупает слуг! Дошло до того, что я боюсь прикоснуться к еде…

Эллери вытащил из портсигара сигарету и закурил.

— Он реально покушался на вашу жизнь?

— Пока нет. Умный, надо правду сказать. — Глаза Джордана лукаво сверкнули. — Только я тоже умный.

— Зачем ему вас убивать? Что он от этого выиграет?

— Женится на Маргарет, приберет к рукам мои деньги.

— Понятно, — пробормотал Эллери. — Мисс Джордан ваша единственная наследница?

— Да. — Мужчина потер руки, закрыл один глаз, а другим покосился на собеседника. — Но я внушаю Кассини сомнения. Заставляю призадуматься по-настоящему.

— Каким образом?

Джордан захихикал. На миг показалось, будто он избавился от всех своих страхов и вновь превратился в могущественного воротилу с Уолл-стрит, забрасывающего крючок с наживкой для очередной рыбки.

— Объясню: переписываю завещание! Да, сэр. То оставляю все Маргарет, то не даю ей ни цента, передавая капитал и недвижимость благотворительным фондам.

Эллери заморгал. Никки склонилась над блокнотом, делая заметки и пряча неудержимую улыбку. Поистине чересчур фантастично.

— Поняли? — возбужденно улыбнулся Джордан. — Держу Кассини на крючке. Он не осмеливается сделать решительный шаг. Допустим, убьет меня сегодня. Только точно не знает, кому достанется мой капитал в таком случае, Маргарет или благотворительным фондам… — Он вдруг развернул кресло, покатился к телефону, бросив через плечо: — Кстати, вспомнил, надо позвонить моему поверенному Торндайку.

2
{"b":"117216","o":1}