ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Двойная звезда. Том 2
Искусственный интеллект. Большие данные. Преступность
Северное сияние
Вымпел мертвых. Балтийские кондотьеры
Женщина, которая умеет хранить тайны
Держи марку! Делай деньги! (сборник)
Змеиный гаджет
Токсичный роман
A
A

Марию потребовалось почти три года, чтобы победить Югурту. Пленение царя было осуществлено лично Суллой — одним из легатов Мария, его доверенным лицом и правой рукой. Совершенно различные по натуре и происхождению, эти два человека неплохо ладили между собой. Новая армия Мария, набранная из неимущих, хорошо показала себя в сражениях. Таким образом, Марий сумел заткнуть рот своим противникам-сенаторам.

* * *

Пока Сулла и Марий были заняты войной в Африке, возникла новая угроза Риму. Огромные полчища германцев — кимбры, тевтоны, херуски, маркоманы, тигурины — пришли в римскую провинцию Заальпийская Галлия (современная Франция) и нанесли несколько катастрофических поражений римским армиям, во главе которых стояли некомпетентные в военном отношении аристократы. Лучше всего характеризует этих «полководцев» тот факт, что на поле боя они отказывались общаться с людьми, которых считали ниже себя по положению!

Марий был избран консулом вторично. Избрание произошло в отсутствие кандидата — небывалый случай. Гай Марий возглавил армию в войне против германцев, несмотря на оппозицию в лице Метелла Нумидийского и Марка Эмилия Скавра, принцепса Сената. Весь Рим верил, что Марий — единственный, кто способен победить страшного врага, и отсюда это удивительное и совершенно непрошеное второе консульство.

В сопровождении Суллы и семнадцатилетнего Квинта Сертория, родственника Мария, в 104 году Гай Марий повел своих «неимущих» — теперь закаленных ветеранов легионов — в Заальпийскую Галлию и там стал ждать германцев.

Однако германцы не пришли. Тогда Марий занял войска общественными работами (в частности, строительством дорог), чтобы армия не разлагалась в бездействии. А Сулла и Серторий, решив выдать себя за галлов, покинули римский лагерь и отправились к варварам, чтобы выведать их планы. В 103 году Мария снова избрали консулом. Благодаря усилиям плебейского трибуна Луция Апулея Сатурнина состоялось и четвертое консульство Мария — в 102 году. Вот тогда-то и нагрянули германцы. Это произошло кстати для карьеры Мария, поскольку враждебно настроенные к нему сенаторы уже готовились избавиться от него навсегда.

Благодаря успешно проведенной разведке Суллы и Сертория Марий был предупрежден о поразительной стратегии германцев. У них был умный вождь по имени Бойорикс. Он разделил колоссальную орду варваров на три части и вошел в Италию «трезубцем». Один «зубец» — тевтоны — должен был двинуться вдоль реки Родан и ворваться в Италию через Западные Альпы; другой — кимбры — под предводительством самого Бойорикса направлялся к высокогорному перевалу Бренна в центральную часть Северной Италии. Третья часть варварской орды, разнородная по составу, должна была перейти Восточные Альпы и дойти до современной Венеции. Затем все три части объединятся, захватят полуостров Италия и свергнут власть Рима.

* * *

В 102 году вторым консулом, помощником Мария, стал один из Цезарей — Квинт Лутаций Катул Цезарь. Это был надменный аристократ, считавший себя превосходным военачальником. Но Марий знал, что в военном деле Катул Цезарь был полным профаном.

Решив остаться на прежнем месте — в районе современного Прованса, чтобы перехватить тевтонов, Марий вынужден был поручить Катулу Цезарю остановить кимбров. Третий отряд германцев, не добравшись до Восточных Альп, принял решение вернуться в Германию. Итак, предоставив Катулу двадцатичетырехтысячную армию, Сенат приказал ему идти на север и встретить кимбров. Марий, не доверяя Катулу, послал к нему Суллу в качестве заместителя главнокомандующего. Сулле было приказано сделать все, что в его силах, чтобы сохранить драгоценные войска вопреки грубейшим ошибкам, которые наверняка наделает Катул Цезарь.

В конце лета 102 года тевтоны в количестве свыше ста тысяч человек приблизились к позициям Мария. Его армия насчитывала около тридцати семи тысяч. В последовавшем сражении Марий уничтожил неорганизованных тевтонов. Уцелевшие разбежались. Угрозы Италии с запада больше не существовало.

Почти в то же самое время Катул Цезарь и Сулла с небольшой армией проникли в альпийскую долину реки Атес. Там они и столкнулись с кимбрами, которые появились с перевала Бренна. Поскольку для маневра в узкой долине не было места, Сулла настаивал на отступлении. Катул Цезарь категорически отказался. Тогда Сулла подговорил офицеров легиона поднять мятеж и таким образом все же отвел армию в долину реки По, расквартировав ее в Плаценции, в то время как десять тысяч кимбров вместе с женщинами, детьми и скотом заняли восточную часть долины По.

Избранный консулом в пятый раз благодаря славной победе над тевтонами, в 101 году Марий привел основные силы в Северную Италию и соединил их с легионами Катула Цезаря. Теперь в римских войсках насчитывалось пятьдесят четыре тысячи солдат. В середине лета произошло решающее сражение с германцами при Верцеллах у подножия Альп. Бойорикс погиб, кимбры были уничтожены. Марий спас Италию и Рим от германцев, которые после этого еще пятьдесят лет не могли собраться с силами.

Метелл Нумидийский, принцепс Сената Скавр, Катул Цезарь и прочие враги Мария стали еще непримиримее, поскольку Марий был провозглашен Третьим основателем Рима и его вполне могли избрать консулом в шестой раз.

В 100 году сражения перенеслись с полей битв на Римский Форум, который стал ареной кровавых разборок и яростных политических споров. Приверженцу Мария Сатурнину удалось пройти в Плебейское собрание вторично. Ради этой цели он и его сообщник Главция прибегли к убийству плебейского трибуна. Собрание, знаменитое своими радикалами и демагогами, провело в жизнь земельный закон для ветеранов армии Мария.

Одно обстояло плохо с этими ветеранами: у них не было никакой собственности, а на военной службе они получали совсем небольшое жалованье. И теперь, когда Рим больше не нуждался в их военных талантах, требовалось чем-то их наградить. Марий обещал им земельные наделы, однако не в пределах самой Италии. Его целью было распространить римскую культуру и римские обычаи по всем провинциям империи, число которых постоянно увеличивалось. На вновь завоеванных территориях имелись обширные участки общественных земель. Вот на этих-то участках, в новых провинциях, Марий и намеревался поселить своих неимущих ветеранов. Горячо обсуждаемый вопрос о предоставлении общественных земель ветеранам из низших классов общества фактически означал прямой путь к падению Римской республики, ибо Сенат, недальновидный и консервативный, упорно отказывался сотрудничать с военачальниками и выделить земли солдатам. Это означало, что по прошествии времени солдаты сочтут уместным в первую очередь хранить верность своим военачальникам — тем, кто обещает им землю и деньги; и только во вторую очередь — Сенату и Риму.

Оппозиция Сената двум законопроектам Сатурнина была ожесточенной, хотя у этого проекта нашлись сторонники и среди высших классов. Первый закон о земле был принят, но второй прошел только после того, как Марий принудил членов Сената дать клятву, что они утвердят этот закон. Метелла Нумидийского так и не удалось убедить дать такую клятву, и он добровольно отправился в ссылку, заплатив к тому же огромный штраф.

Однако принцепс Сената Скавр, хитрый, опытный старый политик, во время дебатов о втором законопроекте обошел неискушенного в подобных интригах Мария. Он заставил Мария признать, что оба законопроекта Сатурнина несостоятельны. И до сего момента преданный Марию Сатурнин теперь отвернулся от своего покровителя. Он замыслил свалить и Мария, и самый Сенат.

К несчастью, именно в это время здоровье Мария резко пошатнулось. Микроинсульт принудил его на несколько месяцев уйти с политической сцены. В этот период и начал новую игру Сатурнин.

Осенью в Рим должно было прибыть зерно нового урожая, но засуха, охватившая все Средиземноморье, стала причиной неурожая. Четвертый год подряд простой народ Рима вынужден был платить за хлеб очень высокую цену, поскольку зерна не хватало. Этим и воспользовался Сатурнин. Он сам решил стать Первым человеком в Риме — не как консул, но как плебейский трибун. Он мог управлять огромными массами народа, которые теперь ежедневно собирались на Римском Форуме, чтобы выразить протест против властей, которые ничего не делают ввиду надвигающегося голода. Зима обещала быть суровой. Когда Сатурнин внес свой законопроект о государственном финансировании зерновых поставок, он постарался расположить к себе отнюдь не самые низшие классы. Фактически он действовал в интересах зерноторговцев и предпринимателей, чьи дела были поставлены под угрозу. Голоса низших классов ничего не значили, но голоса торговцев имели для него большое значение — при их поддержке Сатурнин мог бы свергнуть и Сенат, и Гая Мария.

2
{"b":"117219","o":1}