ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тоже латунь.

После этого Кит занялся пожарным ведром девятнадцатого века, содрав с него облицовку и подвергнув той же обработке. Корнелия скулила, как собачонка, Алистеры скалили зубы, доктор Торнтон и Линн явно скисли, Хьюго выглядел отомщенным, а инспектор плотно сжал губы. Сердце Джесси обливалось кровью.

— Настоящая латунь. — Кит атаковал предмет за предметом, игнорируя протесты Келлера, терзая, обдирая и разрубая их, словно Джек-потрошитель, покуда подъездная аллея и трава не покрылись искромсанными останками имущества Хендрика Брасса.

— Латунь, — подытожил Кит. — Только латунь, и ничего более.

— Попали пальцем в небо, Квин, — сказал Девитт Алистер. — Почему бы вам не удалиться в дом для престарелых?

Услышав столь вопиющую несправедливость, Джесси напустилась на него, но Ричард, остановив ее, пробормотал:

— Может, он прав, милая.

Последовало молчание куда более тяжелое, чем латунь, даже если бы она была золотом, которое отнюдь не облегчил насмешливый голос Вона:

— Ну, ребятишки, кончили играть? Вы, аукционист, займитесь своим делом. На сегодня развлечений достаточно. — И он стал хохотать, покуда Джесси не почувствовала желание исцарапать его в кровь.

Им оставалось только слушать Келлера, возобновившего свою литанию.[45] Мистер Филл Дж. Гэррет продолжал приобретать другие лоты, хотя лишенные латунного покрытия они стоили еще меньше. Люди постепенно расходились. Впрочем, появлялись и новые. Среди ушедших были двое местных репортеров.

Таким образом, второй из трех вопросов Торнтона также остался тайной.

Из чего состоит богатство?

В какой оно форме?

Если оно существует в какой-либо форме.

Глава 10

ЧТО И ГДЕ?

— Я бы хотел пару минут поговорить с вами наедине, — внезапно обратился к наследникам Ричард Квин.

— Опять? — невежливо осведомилась миссис Алистер.

— Вы хотите найти эти шесть миллионов или нет?

Этот аргумент говорил сам за себя. Заинтересованные лица последовали за инспектором в гостиную. Возникла заминка с шефом Флеком, но инспектор что-то ему шепнул. По выражению лица мужа Джесси понимала, что это какая-то выдумка, но она сработала, так как Флек кивнул и остался на прежнем месте. Вон с усмешкой наблюдал за ними. Казалось, он наслаждается происходящим. Ричард объяснил свои намерения.

— Мне кажется, этот трюк стоит попробовать, — закончил он. — Можете называть это догадкой. Но даже в случае неудачи вы не пострадаете. Я возьму всю ответственность на себя. Вам это не будет стоить ни цента.

— Но, дорогой… — Джесси выглядела встревоженной.

— Положись на меня, милая.

Все последовали за ним наружу. Во время их отсутствия подъехали пять автомобилей, возле которых стояли пять членов нерегулярной команды.

— Что вы здесь делаете? — осведомился инспектор.

— Мы посовещались, — ответил Эл Мерфи, — и решили, что один старик нуждается в помощи других.

— Мы здесь надолго, — сказал Джонни Криппс.

— И не станем слушать никаких «нет», — добавил Хью Джиффин.

— Благослови вас Бог, — сказал Ричард Квин и направился к аукционисту, который громко взывал:

— …Если вам не нужны эти формочки для пудинга и кастрюльки для яиц, подумайте, каким прекрасным подарком они станут для церкви или масонской ложи…

— Прекратите это, Келлер, — велел ему Ричард.

— Вышвырните его отсюда! — послышался мужской голос. — Что это за аукцион, скажите на милость?

— Что теперь? — огрызнулся Келлер.

— Наследники Хендрика Брасса только что провели собрание и уполномочили меня назначить общую цену за все содержимое дома…

— Подождите. По закону я не имею права вернуть уже проданные лоты…

— Ладно, мы их исключим. Позвольте предложить цену за все непроданные вещи, включая те, которые еще находятся в доме.

— Я не согласен с подобной сделкой! — завопил мистер Флюгл. — У моих клиентов есть права…

— И у моих тоже, — присоединился мистер Ченнинг. — Я не стану участвовать в сделке, которая может подвергнуть опасности удовлетворение их требований в полном объеме.

— Я понимаю вас, джентльмены, — сказал инспектор. — Мы намерены защитить ваши требования, как и требования подрядчика Слоуна. Общая сумма задолженности — включая пять тысяч Слоуна — составляет чуть меньше двенадцати с половиной тысяч. От имени наследников я назначаю цену в двенадцать тысяч пятьсот долларов за все содержимое дома минус уже проданные лоты.

— Ничего не выйдет, — заявил аукционист. — Эта сумма не учитывает гонорар, положенный мне по закону.

— Мы гарантируем вам гонорар, Келлер, сверх общей суммы.

— В таком случае… — умиротворенным тоном произнес аукционист и повернулся к двум адвокатам: — Вы одобряете это, джентльмены?

Флюгл и Ченнинг быстро посовещались.

— Мы заботимся лишь об оплате счетов наших клиентов, — сказал Флюгл. — Поэтому мы согласны на предложение.

Еще бы, подумал инспектор. Судя по результатам аукциона, выручка не покрыла бы и половины задолженности, а теперь они получали гарантию полной оплаты.

— Притормозите, папаша, — сказал Вон, подходя к ним. — Как душеприказчик, я тоже имею право голоса.

— Черта с два, — откликнулся Ричард. — Завещание Брасса предписывает продажу всего содержимого дома с публичного аукциона. Это не исключает наследников из числа покупателей — они тоже публика. Если они хотят скупить все оптом, Вон, вы не можете против этого возражать.

— В этом вы правы, папаша, — к удивлению Джесси, сказал Вон и отошел нанести очередной визит своей фляге.

Инспектор покачал головой.

— О'кей, ребята, думаю, мы можем быстренько это провернуть. Мистер… как вас там, сэр? — спросил Келлер.

— Квин.

— Мистер Квин предлагает двенадцать тысяч пятьсот долларов за все лоты аукциона минус уже проданные. Кажется, мистер Гэррет собирается предложить более высокую цену? Чувствую, вы не позволите этой великолепной коллекции голландских и раннеамериканских лотов уйти за жалкие…

Во время речи Келлера мистер Гэррет раскачивался на своих маленьких ножках. Его глаза бегали, как рыбешки.

— Тринадцать тысяч, — нервно произнес он.

Инспектор внимательно наблюдал за ним.

— Тринадцать тысяч сто, — сказал он.

— Тринадцать двести! — крикнул маленький человечек.

— Тринадцать пятьсот.

— Четырнадцать!

— Я предлагаю пятнадцать тысяч долларов, — сказал Ричард Квин.

Лицо Джесси казалось белее усов ее мужа.

— Ричард! — прошептала она. — Где мы возьмем…

Он стиснул ее руку, продолжая смотреть на маленького человечка, который вытирал лоб быстро намокающим платком.

— Не хотите предложить шестнадцать тысяч, мистер Гэррет? Взгляните еще раз на каталог, сэр, и подумайте как следует… — Мистер Келлер явно предвкушал комиссионные, превосходящие все его ожидания. — Пятнадцать тысяч раз…

Гэррет дико озирался. Внезапно он перестал паниковать и произнес спокойным четким голосом:

— Шестнадцать тысяч.

— Шестнадцать тысяч! — с энтузиазмом подхватил Келлер. — Мистер Квин, как насчет того, чтобы предложить семнадцать…

— Восемнадцать тысяч долларов, — сказал мистер Квин.

— Двадцать! — тявкнул маленький человечек.

— Двадцать одна.

— Двадцать две!

— Двадцать три, — сказал Ричард.

Гэррет колебался. Его глаза обшаривали небо и землю, остановившись наконец на лосином зубе, болтавшемся на часовой цепочке Келлера.

— Двадцать четыре тысячи долларов! — заявил он.

— Двадцать пять тысяч, — сказал Ричард Квин и добавил, когда маленький человечек открыл рот: — Одну минуту, мистер Гэррет. Вы намерены предложить большую цену?

— Почему вы спрашиваете? — В голосе Гэррета послышались скрипучие нотки, как будто на каких-то деталях его говорящего механизма истощилось масло.

— Потому что в таком случае я хотел бы попросить о перерыве, чтобы посоветоваться с моими доверителями.

вернуться

45

Литания — род молитвы, состоящей из вопросов священника и ответов паствы.

31
{"b":"117253","o":1}