ЛитМир - Электронная Библиотека

— Паула, вы гений! — Внезапно физиономия мистера Квина вытянулась. — А как же студия, билеты?.. Bigre![36] Я передам в студию, что слег со слоновой болезнью, и телеграфирую папе, чтобы он забронировал места. С его влиянием в мэрии ему это удастся… Паула, не знаю, что я сейчас сделаю…

— Вы могли бы, — предложила мисс Перис, — поцеловать меня — на прощание.

Мистер Квин рассеянно повиновался. Внезапно он вздрогнул:

— Вовсе нет! Вы полетите со мной!

— На это я и рассчитывала, — довольно промолвила мисс Перис.

Поэтому в среду Паула и Эллери находились в открытой ложе стадиона за помещением команды «Янки».

Мистер Квин сиял и наслаждался. Покуда инспектор Квин с естественной для отца подозрительностью вовлек Паулу в исследовательскую беседу, Эллери посыпал ее и свои колени ореховой скорлупой, поглощал сосиски и содовую в немереном количестве, отпускал критические замечания по поводу внешности спортсменов, высмеивал «Янки», превозносил «Гигантов», заключал пари на пятьдесят центов с сержантом Вели — подчиненным инспектора — и с воплями вскакивал вместе с пятьюдесятью тысячами других фанатов при известии, что Карл Хаббелл, лучший игрок «Гигантов», будет противостоять сеньору Гуфи Гомесу, звезде «Янки».

— «Гигантов» разделают под орех, — предсказывал сержант, бывший неисправимым болельщиком «Янки». — А уж Гуфи покажет им, где раки зимуют!

— Четыре против одного, — холодно произнес мистер Квин, — что «Янки» не смогут справиться с Карлом.

— Идет!

— Я тоже участвую, сержант, — усмехнулся красивый мужчина, сидевший впереди них, у самых перил. — Привет, инспектор. Прекрасный день для соревнований, верно?

— Джимми Коннор! — воскликнул инспектор Квин. — Звезда эстрады собственной персоной! Джимми, вы, кажется, незнакомы с моим сыном Эллери? Мисс Перис, это Джимми Коннор — Божий дар Бродвею.

— Рад с вами познакомиться, мисс Перис, — сказал «Божий дар», принюхиваясь к орхидее в петлице своего пиджака. — Каждый день читаю вашу колонку «Увидеть звезды». Познакомьтесь с Джуди Стар.

Мисс Перис улыбнулась, и женщина, сидящая рядом с Джимми Коннором, улыбнулась в ответ. Рядом с ложей появились трое игроков «Янки», начав с усмешкой комментировать тот факт, что Коннору пришлось сесть прямо за помещением столь ненавидимой им команды.

Джуди Стар сидела неподвижно. Она была знаменитостью, которую открыл сам Флоренц Зигфелд,[37] — критики называли ее второй Мэрилин Миллер.[38] Изящная и хорошенькая, с дерзким профилем и глазами цвета меда, она завоевала сердца ньюйоркцев пением и танцами. Но время ее славы было на исходе. Глядя на Джуди, Паула подумала, что, возможно, именно это объясняет горькую складку около ее маленького рта, морщинки вокруг трагических глаз и напряженность позы.

Впрочем, Паула не была в этом уверена. В напряжении Джуди Стар скорее ощущался страх перед близкой и непосредственной опасностью. Паула огляделась вокруг и тут же прищурилась.

Прямо за перилами, в ложе слева от них, сидел высокий загорелый мужчина. Он уставился на поле в позе, удивительно напоминающей напряженную позу Джуди Стар, к которой мог прикоснуться, протянув через перила большую мускулистую руку. Слева от него сидела женщина, которую Паула сразу же узнала. Лотос Верн — киноактриса.

В действительности Лотос Верн звали Людовика Верникки. Приехав из Северной Италии, эта рыжеволосая пышная красотка с глазами цвета ртути сменила имя и впервые блеснула на голливудском небосводе в фильме «Женщина с острова Бали», где щедро использовала ресурсы своего смуглого соблазнительного тела. Вместе со славой пришла страсть к публичности, борзым собакам и высоким мужчинам с крепкими мускулами. Облаченная в ярко-желтое платье, она выделялась среди других женщин в ложах, как бабочка среди личинок. Маленькая Джуди Стар, одетая в алое, выглядела рядом с ней старой и поблекшей.

Паула подтолкнула локтем Эллери, который критически наблюдал, как «Янки» орудуют битами.

— Эллери, — тихо спросила она, — кто этот смуглый привлекательный мужчина в соседней ложе?

Лотос Верн что-то сказала упомянутому смуглому мужчине, а Джуди Стар — Джимми Коннору, после чего обе женщины обменялись взглядами, которыми пользуются представительницы прекрасного пола, не имея под рукой ножа.

— Кто-кто? — рассеянно переспросил Эллери. — Ах он! Это Большой Билл Три.

— Большой Билл Три? — с удивлением повторила Паула.

— Величайший левша-питчер[39] из высшей лиги бейсбола, — пояснил мистер Квин. — Шесть футов и три дюйма мускулов, с характером, таким же непредсказуемым, как полет мяча после его подачи, и переменой шага, которая в течение пятнадцати лет одурачивала лучших бейсболистов. Вот это парень!

— В самом деле, — улыбнулась мисс Перис.

— А что, собственно, вы имеете в виду? — осведомился Эллери.

— Требуется подлинное величие, чтобы сопровождать на бейсбол леди вроде Лотос Верн, — заметила Паула, — при этом обнаружить свою жену сидящей в соседней ложе и реагировать на это с таким самообладанием, какое демонстрирует ваш мускулистый мистер Три.

— Это верно, — кивнул Эллери. — Джуди Стар замужем за Биллом Три.

Он застонал, когда Джо Ди Маджо угодил мячом в часы на здании клуба.

— Забавно, — промолвила мисс Перис, чьи смышленые глаза по очереди обследовали четырех человек: Лотос Верн — голливудскую сирену, Большого Билла Три — экс-питчера в бейсболе, Джуди Стар — его жену и Джимми Коннора — звезду Бродвея и компаньона миссис Три. Две пары в соседних ложах — и никаких признаков того, что они хотя бы знакомы. — Судя по тому, как Три ухаживал за Джуди, можно было подумать, что их брак будет длиться целую вечность. Однажды вечером в «Зимнем саду» он выхватил ее из-под носа Джимми Коннора, увез в Гринвич-Виллидж со скоростью восемьдесят миль в час и женился на ней, прежде чем она успела перевести дух.

— Интересно, — вежливо поддакнул Эллери. — Не подкачайте, «Гиганты»! — завопил он, когда игроки его любимой команды вышли с битами на разминку.

— А затем что-то произошло, — задумчиво продолжала мисс Перис. — Три отправился в Голливуд делать фильм о бейсболе, повстречал там Лотос Берн, и она подцепила этого деревенского переростка тем же способом, каким он подцепил Джуди Стар.

— Вот это удар! — с энтузиазмом воскликнул мистер Квин, когда Мел Отт запустил мяч в ограду правого поля.

— Большой Билл умолял о разводе, но Джуди отказалась, так как, полагаю, любила его, — вздохнула Паула. — А теперь вот это!

Большой Билл Три слегка повернулся на сиденье, но Джуди Стар, по-прежнему бледная и неподвижная, уставилась медовыми трагическими глазами на подающего «Янки», отчего у того возникала иллюзия собственного величия. Джимми Коннор продолжал обмениваться ироническими приветствиями с игроками «Янки», но косился при этом на Джуди. Рука прекрасной Лотос Берн скользнула вокруг плеч Три.

* * *

— Мне это не нравится, — пробормотала мисс Перис чуть позже.

— Не нравится? — удивился мистер Квин. — Но ведь игра еще даже не началась.

— Я не имела в виду вашу игру, глупый. Меня тревожит ситуация с четырехугольником впереди нас.

— Послушайте, дорогая! — взмолился Эллери. — Я пролетел три тысячи миль, чтобы посмотреть величайшую схватку бейсболистов, какой не помнят даже самые старые болельщики. Я мечтал увидеть ее! Забавляйтесь вашим четырехугольником, но предоставьте меня моему бейсболу.

— Я всегда была очень чувствительной, — упорствовала Паула, не обращая на него внимания. — Это не к добру. Что-то должно случиться.

— Безусловно, — усмехнулся мистер Квин. — Потоп. Смотрите, он уже начинается.

Кто-то на трибуне узнал знаменитостей, и людское море хлынуло к двум ложам. Люди толпились в проходе, размахивая карандашами и блокнотами и умоляя дать им автограф. Большой Билл Три и Лотос Берн игнорировали их мольбы, но Джуди Стар с какой-то странной энергией подписывала листок за листком желтыми карандашами, которые совали ей поклонники, склонившись над перилами. Добродушный Джимми Коннор также ставил свою подпись.

вернуться

36

Черт возьми! (фр.)

вернуться

37

Зигфелд, Флоренц (1869–1932) — американский театральный режиссер и продюсер.

вернуться

38

Миллер, Мэрилин (1898–1936) — американская звезда мюзиклов.

вернуться

39

Питчер — подающий в бейсболе.

24
{"b":"117254","o":1}