ЛитМир - Электронная Библиотека

Они манипулировали крокетными шарами с помощью молоточков и воротец, иллюстрируя свою сложную полемику, которая, очевидно, касалась надежного метода обезвреживания зловещего защитника каролинской команды — Остермура.

Мистер Уинг шепотом предупредил Родди при виде незнакомой ему фигуры мистера Квина, и тот ощутил себя шпионом во вражеском лагере. Но мисс Перис спешно поручилась за преданность Эллери делу Трои, после чего в течение некоторого времени звучали рождественские поздравления и представления, позволившие мистеру Квину познакомиться с двумя персонами, в которых он сразу узнал представителей рода постоянных гостей. Один из них — бородатый джентльмен с торчащими скулами, непонятным акцентом и русскими (досоветскими) манерами — носил титул великого князя Острова; второй была худощавая смуглая женщина с непроницаемыми черными глазами и, мягко выражаясь, необычным именем мадам Мефисто.

Оба, кратко кивнув мисс Перис и мистеру Квину, продолжали ловить каждое слово, слетавшее с уст мистера Перси Скуайрса Уинга с почтением послушников, сидящих у ног их святого покровителя.

Румяный цвет лица благородного «троянца», как предполагал мистер Квин, объяснялся либо постоянным пребыванием на воздухе, либо повышенным кровяным давлением. Вскоре он убедился в правильности обоих выводов, поскольку Папаша Уинг без излишней скромности заявил о себе как о завзятом рыболове, охотнике, альпинисте, яхтсмене, игроке в гольф и поло, а кроме того, он был юрким и возбудимым, как маленький мальчик.

Аналогия с мальчиком вновь пришла в голову мистеру Квину, когда «вечный студент» потащил его осматривать то, что он именовал «комнатой трофеев». Страхи мистера Квина подтвердились, ибо в огромном помещении со сводчатым потолком, где председательствовал мрачный, высохший и немногословный старый джентльмен, представленный как Гэбби Хантсвуд, ему пришлось обследовать такое фантастическое и многообразное собрание хлама, какое могло существовать лишь в детских мечтах.

Альбомы с почтовыми марками, флаги американских колледжей, головы диких зверей, коллекция спичечных этикеток, коробки от сигар, чучела рыб, армейские головные уборы всех стран времен мировой войны — все это находилось здесь. Сияющий Папаша Уинг бросался от одного экспоната к другому, поглаживая их с таким удовольствием, что мистер Квин с тоской вздохнул о своей ушедшей юности.

— Не являются ли эти вещи слишком… э-э… ценными, чтобы оставлять их здесь подобным образом, мистер Уинг? — вежливо осведомился он.

— Нет-нет. Гэбби заботится об их безопасности еще более ревностно, чем я. Верно, Гэбби?

— Да, сэр, — ответил Гэбби, с подозрением косясь на мистера Квина.

— Он заставил меня установить здесь систему сигнализации. Ее не видно, но комната так же надежна, как сейф.

— Еще надежнее, — проворчал Гэбби, мрачно глядя на Эллери.

— Думаете, Квин, у меня не все дома?

— Нет-нет, — быстро ответил мистер Квин, подразумевая «да-да».

— Так думают многие, — усмехнулся Папаша Уинг. — Ну и пускай. Между 1904-м и 1924-м годами я не жил, а прозябал. А потом меня кое-что пробудило к жизни. Знаете, что?

Знаменитое дедуктивное мышление мистера Квина оказалось неадекватным предложенной задаче.

— Уверенность, что я делаю достаточно денег, чтобы уйти на покой нестарым человеком и наплевать на весь мир. И я так и поступил! Удалился от дел в сорок два года и начал заниматься тем, на что у меня не хватало ни времени, ни денег, когда я был юнцом. Я начал коллекционировать вещи. Это сохранило мне молодость! Подойдите-ка сюда, Квин, и взгляните на мою самую ценную коллекцию. — Он потянул Эллери к огромной стеклянной витрине.

Судя по гордому голосу хозяина дома, мистеру Квину предстояло увидеть нечто вроде коллекции корон царствующих домов Европы. Но вместо этого его глазам предстало множество старых и грязных футбольных мячей, аккуратно лежащих на подставках из черного дерева с надписями из листового золота. Первая попавшаяся на глаза Эллери гласила: «Розовая чаша», 1930 г. Университет Южной Калифорнии — 47, Питтсбург — 14». На других подставках были похожие надписи.

— Я бы не расстался с ними и за миллион долларов! — заявил великий человек. — Мячи в этой витрине представляют все победы «Троянцев» за последние пятнадцать лет!

— Невероятно! — воскликнул мистер Квин.

— Да, сэр, после каждой победы команда дарит Папаше Уингу футбольный мяч. Вот это коллекция! — И миллионер с благоговением уставился на весьма непривлекательные сплющенные сфероиды.

— Должно быть, в университете вас обожают.

— Ну, я, по-своему, служу своей альма-матер, — скромно произнес Папаша Уинг, — особенно в футболе. Я обеспечиваю стипендию для студентов-спортсменов, общежитие для университетских атлетов, рыщу по подготовительным классам, отбирая хороших ребят для университетской команды. Тренер — мой старый друг, а для старых друзей я могу сделать все, что угодно! — И он удовлетворенно вздохнул.

— Включая билеты на футбол? — быстро спросил Эллери, хватаясь за предоставленный шанс. — Должно быть, чудесно иметь такую возможность. Я уже несколько дней пытаюсь достать билеты на матч.

Великий человек окинул его взглядом:

— А вы обучались в…

— В Гарварде, — виновато ответил мистер Квин. — Но никто больше меня не восхищается «Троянцами». Хотел бы я посмотреть, как Родди Крокетт разделает под орех этих выскочек «Спартанцев»!

— В самом деле? — промолвил Папаша Уинг. — Тогда как насчет того, чтобы вы и мисс Перис были моими гостями в «Розовой чаше» в воскресенье?

— Я и надеяться не смел… — с притворной скромностью начал мистер Квин, радуясь про себя, что победил мисс Перис, так сказать, на ее же поле.

— Значит, решено. — Папаша Уинг обнял за плечи мистера Квина. — А раз так, я посвящу вас в маленький секрет.

— Секрет? — заинтересовался Эллери.

— Род и Джоан, — шепнул миллионер, — собираются пожениться сразу же после победы «Троянцев» в следующее воскресенье.

— Поздравляю. Он выглядит славным парнем.

— Лучше быть не может. За душой ни цента — сам пробивает себе дорогу, — но в октябре Род оканчивает университет, и к тому же он лучший защитник, какой когда-либо был в команде. Мы найдем для него какое-нибудь занятие. Да, сэр, это последняя игра Родди… — Великий человек вздохнул. Затем его лицо просветлело. — Как бы то ни было, у меня имеется для Джоани сюрприз на сотню тысяч долларов, который поможет ей поскорее выйти замуж и воспитать еще одного великолепного игрока для «Троянцев».

— Что же это за сюрприз? — спросил мистер Квин.

Но миллионер таинственно подмигнул:

— Давайте вернемся и решим, как нам справиться с этим парнем, Остермуром.

* * *

1 января выдалось теплым и солнечным. Мистер Квин испытывал странное чувство, готовясь заехать за Паулой Перис и сопровождать ее в поместье Уинга, откуда вся их компания должна была отправиться на стадион в Пасадене. На Востоке он привык, собираясь на футбол, надевать свитер, шарф и пальто, а здесь ограничился спортивной курткой.

— Калифорния, ты ломаешь все традиции, — пробормотал мистер Квин и поехал по оживленным улицам Голливуда к дому мисс Перис.

— Господи! — воскликнула Паула. — Вы не можете явиться к Папаше Уингу в таком виде!

— В каком именно?

— Без цветов «Троянцев». Мы должны поддерживать старика в добром расположении духа, по крайней мере, пока не окажемся в безопасности на стадионе. Вот! — И, ловко соединив два дамских носовых платочка, Паула смастерила Эллери красно-золотой платок для нагрудного кармана.

— Вижу, вы приготовились как следует, — не без восхищения заметил Эллери.

Фигура Паулы, служившая предметом тайной зависти многих знаменитых красавиц Голливуда, была облачена в нечто красно-золотое, выглядевшее для неопытного взгляда мистера Квина гибридом костюма и платья; на иссиня-черных волосах красовалась шляпка с пером, кокетливо сдвинутая набок, скрывая один блестящий глаз.

39
{"b":"117254","o":1}