ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вели усмехнулся, когда Эллери прошел через французское окно.

— Все еще идете по горячему следу, а?

Эллери не обратил на него внимания.

— Пошли, Никки.

— Куда? — Никки выпрямилась на стуле.

— В офис. А вы думали, на пляж?

— Но я считала, что свободна на весь день. Я хотела пойти с Шейлой к ней домой. Вы же не думаете, что я оставлю ее одну. Кроме того, мы даже не обедали.

— Пожалуйста, мистер Квин, — взмолилась Шейла, — позвольте Никки пойти со мной.

Конечно он позволит. Все решено. Эллери вздохнул.

— Ладно. Но вы не возражаете подвезти меня до офиса?

Когда автомобиль отъехал от тротуара перед отелем, Эллери вдруг потребовал:

— Дайте мне вашу пудреницу, Никки.

Не задавая вопросов, она протянула ему пудреницу и весело посоветовала:

— Положите чуть-чуть пудры на нос, Эллери. Не переборщите, а то будет заметно.

Машина свернула на 66-ю улицу. Держа зеркальце перед глазами, Эллери уставился в него.

— Он ужасно тщеславен, — сказала Никки Шейле. — Обожает смотреть на себя.

Эллери был слишком занят, чтобы прислушиваться.

— Так я и знал! — воскликнул он вскоре. — Когда мы вышли, Бретт наблюдал за нами из аптеки. Потом он сел в машину и теперь едет следом. — Наклонившись вперед, Эллери обратился к водителю: — Когда подъедете к Мэдисон-авеню, сверните направо. Там горит красный свет, но это не важно — я уплачу штраф, если нас остановят. Потом поезжайте на полной скорости, сверните на 66-ю улицу, там замедлите, чтобы я смог выскочить, и можете ехать дальше. Не останавливайтесь!

Глава 7

ДРУЖЕСКАЯ ИГРА

Когда такси свернуло на 66-ю улицу, Эллери Квин выпрыгнул из машины. Такси помчалось дальше, но остановилось на Пятой авеню, ожидая зеленого света. В это время с Мэдисон-авеню выехал автомобиль Бретта.

Сидя в такси, стоящем у обочины, Эллери видел, как водитель машины Бретта замедлил скорость, очевидно увидев впереди автомобиль, ожидающий на перекрестке.

Загорелся зеленый свет, и транспорт двинулся в западном направлении.

— Поезжайте за ним, — сказал шоферу Эллери. — Не упускайте его из виду.

Когда они ехали по Пятой авеню, Эллери подумал, что Бретт едва ли заметит слежку. Он был слишком поглощен наблюдением за машиной, в которой сидели две женщины и — как ему казалось — Эллери Квин.

Добравшись до 8-й улицы, автомобили свернули на запад. Потом они поехали по Шестой авеню и снова повернули направо на 4-ю улицу.

— Помедленнее, — велел Эллери, склонившись вперед. — Первая машина остановится где-то здесь.

Его пророчество сбылось. В середине третьего квартала автомобиль остановился у кирпичного дома, и Никки с Шейлой вышли. Шейла, по-видимому, передала шоферу деньги через окошко. Стоя на тротуаре, она протянула руку за сдачей. Машина Бретта проехала мимо на черепашьей скорости.

Эллери очень хотелось бы знать, что почувствовал граф, увидев, что его добыча испарилась. Или его целью было узнать, где живет Шейла? Очевидно, ему понадобилось время, чтобы обдумать план дальнейших действий. Машина еле ползла по Восьмой авеню, а затем устремилась вперед с внезапной энергией. Такси Эллери держалось следом. Доехав до 50-х улиц, они свернули на запад.

— Вроде бы парень впереди собирается остановиться, — заметил шофер Эллери.

Передняя машина замедлила ход и подъехала к обочине.

Эллери передал водителю пятидолларовую купюру.

— Спасибо. Помните, что я вам говорил.

— О'кей, босс, — ответил шофер.

Эллери скользнул на пол, когда такси впереди остановилось у обшарпанного жилого дома. Тем временем его автомобиль медленно подъехал к машине Бретта.

— Привет, Бад, — сказал шофер Эллери другому водителю. — Не знаешь, где тут ближайшая заправка? У меня бензина осталось на донышке.

— Через пару кварталов по Десятой авеню, на северо-западном углу.

— Спасибо. Как идут дела?

— Паршиво.

— Не вешай нос — похоже, собирается дождь.

Машина рванулась вперед, повернула на Десятую авеню и остановилась. Эллери поднялся с пола и быстро вышел.

— Ваш парень позвонил во второй звонок снизу в последнем ряду, — сообщил ему водитель.

— Спасибо. — Эллери зашагал назад к дому.

В парадном было четыре вертикальных ряда звонков. На карточке у второй кнопки снизу в последнем ряду было написано карандашом: «Р.М. Смит». Эллери заглянул сквозь стеклянную дверь в коридор, освещенный тусклой лампой без абажура. На этаже было четыре квартиры. Эллери рассчитал, что квартира Смита должна находиться на втором этаже сзади. Дом был старый — построенный в девяностых годах прошлого века. Это к лучшему, так как здесь не могло быть внутренних пожарных лестниц — только наружная, на задней стене.

Эллери двинулся по узкому проходу между домом и складом. Проход был частично загроможден мусорными ящиками. Во дворе он посмотрел на окна второго этажа. Железная пожарная лестница, нижняя секция которой висела над землей на высоте около двенадцати футов, тянулась вверх в центре стены. На каждом этаже справа и слева от окон находились зарешеченные площадки. На всех площадках верхнего этажа сушилось на солнце постельное белье, но одна из площадок второго этажа оставалась свободной. Шторы на окнах справа, особенно интересовавших Эллери, были приспущены почти до пустых цветочных горшков, расставленных на подоконниках.

Подойдя к проходу, Эллери вернулся с одним из мусорных ящиков. Встал на него и дотянулся до нижней ступеньки. Уцепившись за нее, Эллери подтянулся и поднялся по лестнице к цветочным горшкам. Изнутри доносились странные щелкающие звуки. Кто-то кашлянул.

— Поднимаю до десяти, — произнес хриплый голос.

— Ах, у тебя черви! — послышался раздраженный ответ.

Эллери решил, что горшки поставили с целью помешать соседям подглядывать, в то время как в комнату проникал воздух, благодаря опущенным не до конца шторам. Он с удовлетворением отметил, что это пойдет на пользу и ему. В щели между горшками можно было подсматривать, оставаясь незамеченным изнутри.

— Черт бы тебя побрал, Р.М., — снова послышался хнычущий голос.

Кто-то хрипло расхохотался — очевидно, Р.М.

Щелк! Щелк! Щелк!

Эллери осторожно поднял голову и приложил глаз к щели между двумя горшками.

В дальнем конце комнаты сидел граф Бретт, с усталым и рассеянным видом листая журнал. За исключением стола, стульев и сломанной вешалки у стены, мебель в комнате отсутствовала. Голый пол был засыпан пеплом, окурками сигар и сигарет и пробками от бутылок. На шнуре, свисающем с потолка, болталась лампа, ярко освещая помещение.

Мужчины за столом играли в покер. Фишки были разделены не поровну. Четыре стопки голубых, белых, желтых и красных фишек стояли перед широкоплечим субъектом с длинным острым носом и массивным перстнем с печаткой на толстом пальце. Слева от него сидел хорошо одетый, но явно нетрезвый мужчина, у которого вовсе не было фишек. Очевидно, он все проиграл. Рядом с ним, спиной к Эллери, сидел маленький человечек с редкими рыжеватыми волосами и лысиной на макушке. Эллери не мог видеть его фишек. Слева от него поместился еще один пьяный в мешковатом твидовом костюме, рубашке с расстегнутым воротом и ослабленным галстуком. У него была стопка белых фишек, очень мало голубых, несколько красных и всего одна желтая. Оба пьяных, несмотря на неряшливый вид, были единственными из игроков, которые походили на джентльменов. Судя по одежде, они были преуспевающими бизнесменами.

— Твоя сдача, Р.М. — Человек, сидевший спиной к Эллери, собрал карты и передал их мужчине с перстнем вместе с большей частью фишек.

Очевидно, Р.М. был тем самым Р.М. Смитом, чье имя значилось на карточке у звонка в вестибюле. Он трижды перетасовал колоду и сдал карты с ловкостью профессионального игрока. Хотя движения его пальцев были едва заметны, карты аккуратно ложились перед четырьмя игроками.

— Что скажешь, Риттер? — спросил Р.М., почесывая длинный нос.

8
{"b":"117258","o":1}