ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ладно, — перебила она парня, — собираемся. У нас много дел.

* * *

Кирилл снова сидел на заднем сидении медленно движущегося автомобиля зелёного цвета с красными флажками. Тёмно-коричневый костюм цвета спелой вишни и белые унты идеально подходили под его новую внешность. Ева сидела рядом, периодически записывая что-то в свой розовый блокнот. Иногда она зло бросала фразы и нагоняла проклятия на водителей, которые создавали пробки на дорогах. Шофёр делал вид, что не обращает внимания на происходящее. Он просто листал какую-то книгу, не подозревая, что скоро за это может серьёзно поплатиться.

Медленно падал снег.

— Известная ведьма, добровольно переехала в нашу страну из Франции, певица. Шесть букв, — успокаивала себя Ева, разгадывая кроссворд на последней странице местной газеты. — На «гн» начинается, на «ида» заканчивается. Чёрт! Кто бы позаботился о том, чтобы мы доехали без пробок!

Девушка расстегнула белую шубу и подула на свою грудь — в автомобиле было довольно жарко.

Затор из автомобилей потихоньку стал рассасываться, и Ева спокойно вздохнула.

— Думаю, мы успеем сделать все дела, — подбодрил её Кирилл и швыркнул носом.

— А вот этого делать не нужно, — тыкнула она указательным пальцем и сделала очередную запись в свой блокнот.

— Чего не делать? — вылетел из своих мыслей парень.

— Глотать сопли, пережёвывая их. Этого делать не нужно, — поправила свои волосы Ева. — Во-первых, это невкусно, во-вторых, некрасиво. И, кстати, не рекомендую разговаривать на людях. Несмотря на то, что мы говорим на одном языке, у Вас слышен акцент. Это Вас выдаёт. А здесь чужаков не любят. Я не говорю уже о простых смертных.

Пробка окончательно рассосалась, и автомобиль двинулся с места. Через окно Кирилл увидел страшное происшествие: два больших фиолетовых автобуса горели в центре перекрёстка. Они явно столкнулись лоб в лоб, превратившись в груду бесполезного железа. Снег, на котором лежали несколько десятков тел, накрытые покрывалами, превратился в кровавое месиво.

— Давайте поскорее объедем это, — закрыла глаза Ева. Казалось, девушку сейчас стошнит.

Автомобиль набрал скорость, объезжая несущиеся навстречу кареты «Скорой помощи», вой сирен которых эхом разлетался по округе. Лимузин заехал на длинный мост через канал реки и направился по шоссе.

Чем дальше ехал автомобиль, тем шикарнее казались улицы: театры, цирки, праздничные ярмарки, магазины, парки, кафе. Всё вокруг: деревья, столбы, белокаменные здания, были завешены яркими гирляндами. Город наполнялся людьми в шубах и унтах. Через граммофоны всюду звучали рождественские песни: многие жители города подпевали, услыхав знакомые слова.

— А что это за хе…, — начал было Кирилл.

— Это Родина-мать, — гордо заявила Ева, — статуя Анны Беатрисы Вельф, первой королевы нашей страны. Это она объединила все графства, прекратив войны и кровопролития. Сооружена, между прочим, более пятисот лет назад!

— А почему она тогда так похожа на… эээ… павлина? — спросил осторожно Кирилл, но понял, что ляпнул лишнее. Это было видно по резко изменившемуся лицу Евы.

— Она ассоциировала тело человека с птицей, — без эмоций произнесла девушка, — да и с головой она была не в ладах. Правда, в книжках об этом точно ты не найдёшь.

Ева со своей шутки громко хохотала несколько минут.

Тем временем лимузин въехал на Широкую площадь, окружённую белыми каменными зданиями с высокими башнями. Вдоль стен росли красивые высокие ели, которые также были украшены яркими гирляндами. Большая честь территории была ограждена небольшим забором, чтобы автомобили не мешали сооружать ледяную сцену, которую пока с натяжкой можно было назвать праздничной. Вдоль проезжей части стояли ледяные скульптуры в виде сосен. Они ничем не отличались от своих живых собратьев: снег накрыл их, и под ватным покрывалом различить творения человека от творений природы было практически невозможно.

На самой окраине площади стоял высокий замок. Он, будто старший брат, посадил соседние здания вокруг большого костра, рассказывая необычайно интересную историю об инвалидах графства Ракффее. Замок поражал своим видом: огромный, белокаменный, многоэтажный, с длинными башнями, в окошках которых горели жёлтые огоньки-светлячки, он был окружён железным забором, по всей длине которого стояли солдаты в красной форме и чёрных унтах.

— Ни одной одежды в стране не найдёшь из натуральной шерсти, — произнесла Ева. — Всё — магический заменитель.

Автомобиль остановился возле яркого строения, на котором красовались высокие рекламные чёрно-белые биллборды, предлагающие купить новые замечательные пылесосы от мадам Браун на третьем этаже по суперрождественской цене, волшебную лапшу от Валери Лапшиной и даже крем из дерьма енотов от известного енотоведа Митрофана!

Внутри здание было просто роскошным: длинный коридор, по которому шагал Кирилл с Евой, казался бесконечным. Со всех сторон располагались магазинчики, а миллионы переходов между этажами напоминали паутину, сплетённую гигантским пауком. Чёрной вдовой. На превеликое удивление, людей здесь было не очень много. Однако все, на кого обращал своё внимание парень, несли в руках бесчисленное количество красных пакетов с жирной золотой надписью ТЦ «Товарищ».

«Уважаемые айсградцы и гости столицы! На восемнадцатом этаже нашего торгового центра вы можете приобрести праздничные товары со скидкой. Первые посетители имеют возможность получить магические свечи всего по две кроны! Спешите! Количество товаров ограничено!»

Не успел приятный женский голос договорить через рупоры, как посетители, всё, как один, сломя голову кинулись на восемнадцатый этаж. Они выбегали из магазинчиков и сотнями, толкая друг друга, пробираясь чуть ли ни по головам.

— Я должна успеть. А Вы стойте здесь, — Ева схватила Кирилла за руку и потащила к ближайшей скамейке. — Халявные свечи, я иду к вам!

С криками девушка бросилась расталкивать покупателей, красные пакеты которых оказались растоптанные на полу. Все будто сорвались с цепи: какая-то леди пожилого возраста вцепилась в волосы дедушки, который в это время держал её подруг за шубы.

«Уважаемые айсградцы и гости столицы! Только при перерегистрации магического договора до первого января Высшие Силы гарантируют вам непрерывную магическую деятельность последующие семь лет. Напоминаем вам, что для упрощения получения прав доступа, необходимо произвести ритуал посвящения номер четыре. Оставайтесь с нами!»

Кирилл отвлёкся, слушая приятный гипнотизирующий голос. Ева, охваченная «золотой лихорадкой», исчезла из вида.

Атмосфера царила не очень праздничная. Кирилл решил подождать, пока всё утихнет, поэтому отправился бродить по первому этажу, заглядывая в разные магазинчики странной одежды, книг, продуктов. Денег у него не было, оставалось лишь ждать окончания эйфории. Юноша прошёл возле плакатов с изображениями парней и девчонок, рекламирующих лак для волос «Бедный Йорик»; возле магазинчика, где продавались самые последние пластинки и грамзаписи; расклеенных брошюр, призывающих смотреть патриотическое кино. Он успел проголосовать за неизвестного исполнителя — участника музыкальной премии «Золотая бобина», попробовать себя в танцах твист и рок-н-ролл, дважды записаться на съезд любителей петрушки и ненавидетелей Королевы.

— Королевский работник? — улыбаясь, произнесла рыжеволосая женщина за прилавком «Утреннего кафе».

— Начинающий, — соврал Кирилл, сняв верхнюю одежду и присаживаясь за столик у окна, выходящего на Белую Центральную площадь.

— Может, кофе? — зачем-то крикнула женщина.

— Было бы неплохо, — смутился парень, разглядывая лежащую на столике книгу-меню. Она была написана на непонятном языке.

— Что-то ещё? — женщина поставила чашку горячего напитка на стол и достала маленький блокнот. Кирилл обратил внимание на её розовую пачку. Как у балерины. Женщина стояла на носочке левой ноги. Вторую, задрав, держала возле головы. Жёлтые пятна были на самом странном месте её серых колгот.

15
{"b":"117261","o":1}