ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Двойное проклятие. ч2

Родители часто контролируют своих чад, намереваясь детскую жизнь сделать идеальной. Они хотят, чтобы те не совершали ошибок, которые родители совершили в своей жизни. Но стоит ли препятствовать тому, что должно произойти?

Доброслав не любил постоянное внимание, которое окружало его со всех сторон. В детстве за ним бегал дворецкий, опасаясь, что маленький шкодник может забраться на дерево. В частной школе попятам за ним ходили двое военных, сопровождая на занятия. Даже когда ему исполнилось восемнадцать, напор внимания не становился слабее. Единственной возможностью остаться в одиночестве — было запереться в ванной комнате. Но и тогда его караулил постовой.

Любой житель страны, о которой идёт речь, хотел бы занять его место. Однако не каждому дано унаследовать корону.

В старом шкафу дальней комнаты Александрийского дворца раздался хлопок, и весь четвёртый этаж начал наполняться белым дымом. Он стелился по холодному каменному полу, разрастаясь во все стороны. Из вида пропала любимая статуя Королевы. Растворился в белене письменный стол Короля. Напуганные горничные, сбросив с себя одежду, сбегали по лестнице на другие этажи. Они звали на помощь, размахивая руками.

Воспользовавшись суматохой, принц Доброслав быстро пробежал по коридору, минуя на своём пути обнажённых девиц, тянущих его поскорее покинуть этаж. Отмахиваясь от них, темноволосый юноша кашлянул, и вокруг него образовалось густое облако белого дыма. Шарахнувшись, горничные сняли с себя последние трико и с новыми порциями криков о помощи потерялись из вида.

Не теряя времени, молодой парень погнал в сторону своей комнаты. Он бежал по коридору более десяти минут, кашляя, вызывая туман.

Не намереваясь никого встретить, он разогнался до такой скорости, что уже не успел остановиться, увидев в маленьком проходе старушку в пуантах. Она хотела отойти в сторону… Закрыв глаза, принц разогнался изо всех сил: он наклонил голову как бык, нападающий на тореадора. Старушка в розовом закричала, а парень замычал, мчась на всех парах. Внезапно крик оборвался.

Доброслав почувствовал что-то мягкое и приятное. Он открыл глаза — это была его кровать, мирно парящая у стены. Уткнувшись носом в свою любимую подушку, он сладко потянулся и уже решил вздремнуть, мечтая отдохнуть от пережитых нескольких прошедших дней, но хриплый мужской голос заставил вздрогнуться.

— Lje al'min h'i. Тебе нужно больше практики. Твои заклинания по-прежнему барахлят. Да, твоя мать вернулась.

К тому времени кровать уже успела принять своё обычное горизонтальное положение. Доброслав, зевнув, сел на ней, уставившись на своего отца. Он не нашёл, что ответить, поэтому просто сказал:

— Чего-то так мороженого захотелось…

— Она не в настроении, — продолжил седоволосый, слегка лысоватый старик. Было видно, что глаза его добры, но слегка вызывают обеспокоенность.

— Обязательно вишнёвое мороженое, — продолжил свою мысль немного растрепанный и не бритый парень.

— И она захочет узнать, где ты пропадал всё это время.

Мужчина подошёл ближе, усевшись на кровать возле своего сына, — та немного опустилась к полу, затем снова вернулась назад.

— А можно и просто вишню, — улыбнулся Доброслав, — без мороженого.

Парень обратил внимание: глаза у его отца было как никогда добрые. А это означало, что можно не волноваться.

— Ну, как её зовут? — улыбнулся король, крутя в руке свою корону.

— Паа… У тебя галстук…

— …идеально сидит, — добавил тот, — ну!

В этот момент куранты на часах пробили шесть раз. Король поднялся. Поправив свой серый пиджак и красный галстук, он вышел на широкую лоджию. Собирая своими белыми унтами пыль, вернулся обратно к сыну.

— Итак… Ma shmah…

— Катя. Её зовут Катя… — пробормотал принц.

— И она из… — помогая жестом Доброславу продолжить.

— В том-то и дело, — бормотал принц, — она не отсюда.

— Принц Александрийский не может влюбиться в простолюдинку, — глаза короля превратились в две маленькие голубые бусинки, — это абсолютно исключено.

— Паа…

— Да что я? Я абсолютно «за». — Король толкнул сына в плечо. — Но твоя мать тебя убьёт.

— Не говори ей! Прошу! Это, возможно, мои последние деньки. Дай прожить их счастливо.

— Не будем говорить о днях. А относительно Катерины… Думаю, твоя мать уже обо всём знает. И мне подсказывают в ухо, что некая Катерина Канарейкина недавно прибыла во дворец и сейчас бродит по городу в сопровождении работников службы безопасности. Ещё имеется секретная информация. На ней печать Королевы. Думаю, ничего интересного.

— Чёрт, паа…

— Мне нужно бежать, — Король быстро направился к выходу. — Ты парень умный. Уверен, что сумеешь выкрутиться.

— Но паа!!

— А меня посол Швеции ждёт.

С этими словами король надел корону на голову и, улыбнувшись, скрылся за дверью.

— Блин, — Доброслав завалился на кровать, размышляя, как бы выйти сухим из воды.

А выкрутиться было невозможно, учитывая то, что его мать знала всё, что хотела знать. Занимая пост Королевы, перед ней открывались замечательные возможности. Используя свой потенциал, она была практически неуязвима.

Неизвестно откуда в комнате появился чёрный кот. Виляя хвостом, он вытирал запачканную морду о плед на кровати Доброслава.

— До меня дошёл слух, — заговорил кот человеческим голосом с французским акцентом, — что Катерина-то Ваша уже и вовсе не Ваша.

Кот нагло облизывался, вытирая свою шерсть до блеска.

— Варфоломей, то ты имеешь в виду? — парень подвинулся ближе к своему питомцу, приготовившись слушать.

— А то, что план, милорд, о котором я Вам рассказывал, действительно существует…

— Что? Варфоломей, говори!

Кот перестал облизываться, запрыгнув на колени своего хозяина.

— Милорд. Вы прекрасно понимали, что Ваша мать не даст просто так…

— Ну же, продолжай!

— Я поговорил с соседской кошкой. Милая персидская самочка. Какая шерсть. А какая грудь. Упругая. Она подслушивала у двери Вашей матери, когда та приехала. Злая, кстати. Ругалась, что неправильно применяете заклинания. Говорит, что ей надоели штрафные квитанции. Больше всего их было из-за взрыва, который пришлось списать на очередное нападение ракффейских бунтарей.

— Варфоломей, ты отошёл от темы…

— Прошу прощения, милорд, — кот запрыгнул парню на спину, уткнувшись мордой в ухо. — Они сделают то, что задумали!

— И тогда…

— …последствия будут непредсказуемыми, — закончил кот.

Глава десятая

Репетиция бала

За 3 дня до Нового года

Пока она дымится, разговор останется тайным…

Ева Астахова очень любила розовый цвет. Он окружал её повсюду. Темноволосая и всегда элегантная, она носила только розовые деловые костюмы. Даже стены в её квартире на четвёртом этаже здания, окна которой выходили на площадь Анны Беатрисы Вельф, где стояла пресловутая статуя женщины-павлина, были выкрашены в ярко-розовый цвет. И огромная коллекция цветов, которая занимала большую часть помещения, была… розовая. Да. Ева раскрашивала свою жизнь любимыми красками.

В этот вечер девушка сидела у окна в своём маленьком кресле, допивая сладкий кофе. Её вещи были уже собраны. Два чемодана, стоявшие у двери, были готовы к отправлению. В дверь постучали. Ева, мысленно прощаясь, последний раз осмотрела свою квартиру. Она встала, пройдя в туфлях на высоких каблуках по дубовому полу, и вытерла слёзы.

Колдунья опустила голову, поправив свой воротник, и произнесла какие-то слова. Свет в помещении погас. Розовые обои превратились в чёрные, мебель исчезла, а цветы завяли.

Служба депортации уже ждала у подъезда…

* * *

Город и за окном Александрийского дворца был окутан сумерками. Одна за другой включались праздничные иллюминации. Снег медленно сыпал, скрывая следы прошедшего дня.

24
{"b":"117261","o":1}