ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он всё плакал и плакал, сидя на пеньке, чувствуя на себе приход вечера с начавшимся похолоданием. На небе появились тучи, закрывая небо тёмной пеленой. Всё было готово к началу дождя.

— Откуда слёзы? — на дереве сидел кот, облизывая свои лапы.

— Варфоломей, ты всегда появляешься, когда мне совсем худо, — слёзы текли ручьём.

— Что за слёзы?

— Я хочу быть обычным. Я уже не колдую. Но куда бы я ни пошёл, всё заканчивается смертью. Она меня преследует. Варфоломей, я хочу быть обычным.

— Мессир, но колдовать — лучше, чем быть обычным.

— Ну, я не хочу. Пойми. У меня была далеко не идеальная жизнь, но я справлялся. А теперь…

— А если я скажу, что всё это — испытания? — кот облизал свою морду.

— Что?

— Испытания, говорю. Вы же верите в Судьбу?

— Поясни, пожалуйста, — всхлипнул парень.

— Вы хотите всю историю? Или вкратце? Но учтите, что если целиком, то по-арамейски.

— Давай коротко.

— Вы вернулись сюда неспроста.

— Нет?

— Нет. Всё было подстроено. Конечно, здесь есть и Ваша вина. Отказались надевать корону на церемонии. Но, в основном, это дело рук одного человека.

— Кого?

— Не знаю. Но так поговаривают королевские трепальщики.

— И что мне делать?

— Не поддаваться.

— Но люди умирают вокруг!

— Мессир, Бог дал, Бог взял…

— Эээ…

— Даже Высшие Силы разделились во мнениях.

— Я узнал, что убили одного мальчика из-за того, что он стал свидетелем странного события. Это важное. И оно меня касается. Не знаю, как объяснить это, но я просто чувствую. Даже уши горят. Это Гурий убил подростков из детского дома?

— Да Вам уже всё известно и без меня, — кот спрыгнул на землю, усевшись у ног Кирилла.

— Я видел ещё в палате у Доброслава, как Королева говорила о чём-то с…

— Ах, Вы о том? Подростки из детского дома № 14 были не первой попыткой…

— Попыткой чего? Спасти Доброслава?

— Оу, мессир, что за мысли? Тем более, конец уже близится.

— Варфоломей, не понимаю снова тебя.

— Ваш путь ещё не закончен. Следуйте за знаками.

— Но Доброслав…

— При всём моём уважении, завершайте свои дела…

— Что я ещё должен сделать?

— Вы должны разгадать главную Тайну. Не исключено, что меня уже разыскивают. А вдруг, бедного Варфоломея кастрируют?

— Что делать???

— Детский дом номер 14, — кот улыбнулся и, будто что-то увидел, прыгнул в траву.

* * *

Вечерело. Кирилл думал о словах кота, снова направляясь в злосчастный детский дом номер 14. Всю дорогу парня сопровождали каркающие вороны, кружащие и какающие. Но мимо.

Ему казалось, что Варфоломей многого не договаривал. Передвигаясь по лесу, юноша отгонял наглых комаров и мошек, которые так и норовили впиться в его тело.

Призрак Пров летел неслышно над землёй, не обращая внимания на бешеных птиц. Просчитав на два шага вперёд, куда направляется Кирилл, он сделал сальто в воздухе, умудрившись задеть двух ворон, которые переговаривались о своих вороньих делах.

Пров появился возле здания за несколько минут до прихода парня. За это время он успел надрезать поливной шланг, лежащий на земле у входа, и приоткрыть на кухне окно. А затем сесть в невидимом состоянии на крыше, наблюдая за происходящим с появившимся в руке напитком горячего шоколада.

Через секунду появился и Кирилл. Понимая, что может попасть на глаза озлобленных подростков, он двигался в полусогнутом состоянии. Парень заглянул в окно одной из спален, убедившись, что все подростки находятся в своих постелях. Многие из них хохотали. Где могла находиться комната Филиппа? Кирилл глянул в окно кухни и сильно удивился. Леокадия Львовна не то, что не умерла, она была живее всех живых. Сидела, попивая шампанское с поварихой.

А дальше всё пошло по плану. Разорвавшийся шланг, брызнул со всей силы прямо на дверной замок, от чего тот зазвонил, вызвав к себе воспитательницу. Повариха сказала, что сходит пока в туалет. А затем… открытое окно, через которое смог влезть Кирилл. И спустившаяся на кухню… Лилия, которая пожелала выпить на ночь молока. Стечения обстоятельств, мастерски подстроенные Провом.

— Ты жива!!! — шёпотом произнёс Кирилл, застыв от удивления на подоконнике.

Лилия сразу узнала в парне своего полуночного знакомого. Она подошла, погладила его по голове, как давно пропавшего дворового пса Борьку.

— Мне нужна твоя помощь, он спрыгнул на пол. То, что парень находился в такое время на кухне в трусах, Лилию не смущало.

— Эй! — замахал он руками перед её лицом, чтобы девушка начала читать по его губам. Но та была сонной, поэтому лишь отмахнулась. После последней встречи с Кириллом она странно себя вела. И ни разу не покидала своей комнаты, пока парень жил в детском доме. Даже нужду справляла в бидончики, оставляя их у себя под кроватью.

— Помоги мне! Где находится комната Филиппа? — торопил её парень, пока Леокадия Львовна боролась со шлангом, а повариха, прячась в уборной, ела сыр.

Лиля закрыл глаза, расставив перед собой руки, будто пыталась получить тепло от солнечных лучей. Она повернулась в сторону, затем снова повернулась, зашагала по коридору, затем по лестнице наверх, остановившись перед дверью в комнату.

Кирилл убрал задвижку, войдя в совершенно пустое помещение. Они оборачивались по сторонам. Абсолютно ничего.

Девушка покачала головой, позвав парня за собой. Неслышно они снова прошли по коридору, а затем вошли в комнату, где жила Лилия. Она пустовала — из-за вони, исходившей из бидончиков, другие девочки не хотели с ней жить.

Кирилл сделал вид, что ничего не чувствует. Но завтрак сам собой вырвался наружу. Лиля положила на рвоту старый выпуск газеты, а затем поставила на столе… ту самую обгорелую доску Уиджи, достала из ящика чистый лист бумаги и почти пустую шариковую ручку.

«Ты должен вслух прочитать заклинание-просьбу», написала она.

— Я не могу! — прошептал парень. — Это равносильно самоубийству!

«В этом я бессильна! Я же глухонемая! Ты не видишь?»

— Чёрт! Но это — в самый последний раз!

«Высшие Силы, прошу мне, рабу Божьему Кириллу, вызвать того-то и того-то. Читай, с кем говорить будешь!»

— Высшие Силы, прошу мне, рабу Божьему Кириллу, вызвать дух Филиппа, — не успел парень дочитать слова, как неимоверный холод ворвался в комнату, инеем приклеившись к весящей на потолке лампе.

Указатель показал букву «Ф», затем «И», «Л», «И», «П», «П». Лилия быстро записывала буквы, превращавшиеся в слова. Когда указатель остановился, они вместе посмотрели на текст.

«Филипп, Павел, Степан, Тихон, Епифан, Ермил, Лучезар, Марк, Ипполит, Андроник, Ираклий, Мир, Казимир, Константин. Призовите нас!»

— Как? — произнёс Кирилл.

«В доме твоего друга. Пентаграмма», — ответила доска.

— Но дом сгорел! — неведомая сила снова начала его вытягивать из тела.

«А пентаграмма осталась».

— Спасибо! Я отпускаю вас. Ты со мной? — обратился он к Лилии. Та набросила на себя простыню, дала в руки Кириллу доску, накрыла его второй простынёй. И тут, по велению Прова, зависшего под потолком, с полки на пол упала книга. Девушка взяла и её.

Ребята также неслышно покинули дом. Два белых пятна на фоне чёрного леса.

* * *

Они сидели на развалинах разрушенного дома, глядя на наблюдающие за ними звёзды. Тучи прошли стороной. Уплетая одну за другой плюшки, украденные с подоконника соседской старушки Лады, они размышляли, с чего же начать приготовления к вызову духов детей. Лилия была несерьёзна. Расположив свечи по периметру несгоревшей в коморке у Мишкиной бабушки пентаграммы, она жгла свои волосы в ожидании чуда.

Вороны, будто слетевшись со всей округи, расселись на траве, став невольными зрителями Лилиных проделок. Они не каркали. А возможно, просто ждали подходящего момента, чтобы продемонстрировать свои певческие данные.

На измазанном сажей не догоревшем стуле девушка раскрыла книгу сказок. Перелистывая страницы, она пыталась найти отрывок из романа, в котором ярко описывались любовные пристрастия главных героев. Кирилл в это время проглатывал плюшку, оглядываясь по сторонам, боясь гнева недовольных деревенских соседей.

48
{"b":"117261","o":1}