ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Парень медленно пошаркал по своим же следам — его ноги окончательно промокли. Он ещё раз взглянул на девушку. Хотел было что-то крикнуть, но промолчал.

А снег тем временем падал всё сильнее, становилось всё холоднее. Ветер, играя со снежинками, падающими с потемневшего неба, то поднимал их вверх, то снова опускал вниз. Началась сильная метель, и мопс скрылся из вида — перед глазами у Кати вмиг выстроилась белая стена, похожая на мокрую густую пену. Девушка поднялась со скамейки и побежала в сторону, где недавно гуляла её собака.

— Пипси! Пипси! — закричала она в пустоту, — Пипси! Ко мне! — но собака не отзывалась.

Катя, боясь наступить на своего четвероногого товарища, остановилась. Снег повалил хлопьями, уже похолодало не на шутку. Только сейчас девушка поняла, что зря надела праздничные банты. Ну не дура ли?

* * *

Да, погода преподнесла подарок всем любителям зимы: закончатся сегодня последние занятия перед двухнедельными каникулами и детвора побежит кататься на санках, лепить снеговиков, играть в кучу-малу. Вот только уборочным службам прибавится больше работы. Подумать только, всего через несколько дней под бой курантов все жители столицы выйдут на главную площадь встречать Новый год.

Катя старалась мыслями перенестись подальше из мира, в котором замерзает. Лилипуты. Элли. Холодный поток воздуха заполнял лёгкие девушки, проникая всё глубже и глубже. Тяжелее становилось дышать с каждым вдохом. Она посмотрела в небо, стараясь разглядеть окончание снегопада, но замёрзшая вода, как назло, попала в её зелёные глаза и, вызвав боль, крепко склеила ресницы.

Девушка почувствовала на голове тяжёлую шапку из снега, растущую с каждой секундой, боль, исходившую из глубины её тела, и то, что… кто-то её обнимает. Прижимает к себе за плечи. Таков он, приход смерти, смирившись с неизбежным концом, подумала Катя. Но смерть явно не собиралась забирать девушку. Напротив, она обнимала её всё крепче.

— Это я, — прошептал кто-то Кате в ухо. — Не бойся, я не дам тебе замёрзнуть. Shinta njefalat…

— Я ничего не вижу, — произнесла она хриплым голосом, — снег за…

Девушка не закончила фразу, почувствовав тепло касающихся губ. Это тепло разлилось по всему телу. Сердце забилось сильнее, и Катя поняла, что ей больше не холодно. И… и она впервые в жизни небезразлична! Этот кто-то обнял её сильнее. Девушка не сопротивлялась единственной возможности оставаться целой и невредимой. Она ответила на поцелуй незнакомца, обняв его, гладя мокрые волосы. Прикоснулась оттаявшей ладонью к его лицу и…

— Ты не Гена, — оттолкнула она того, который только что её целовал. Девушка почувствовала легкую щетину на лице незнакомца. Хотела посмотреть на того, кто осмелился переступить черту дозволенного, но глаза не поддавались. Вода, превратившаяся в сосульки, сковывала ресницы. Катя упала на землю и заплакала.

* * *

— Эй! — кто-то прошептал на ухо Кате, — Вы меня слышите?

— Уйдите, я вас очень прошу, — проревела девушка, прикрывая глаза ладонями, стараясь растопить лёд на склеившихся ресницах.

— Эй! — кто-то сказал уже громче, — вам требуется помощь!

— Я же сказала, уй… — Катя услышала лай собаки, и… открыла глаза.

Девушка сидела на льду, на котором недавно так по-мастерски поскользнулась.

— О Боже! У неё кровь! Вызовите «Скорую помощь»! — крикнул кто-то из толпы собравшихся вокруг неё зевак.

Катя осмотрелась по сторонам — повсюду лишь незнакомые люди. Некоторые из них кричали и суматошно бегали. Другие рассматривали девушку, беспомощно сидящую на льду.

— У меня ужасно кружится голова и, похоже, я сломала ногу, — её нога действительно имела странный изгиб в районе коленки.

— Не волнуйтесь, доктор скоро подъедет, — успокоил мальчишка в коричневом пальтишке.

— Ей нужно оказать первую помощь! — запыхавшись, произнесла полная дама, зачем-то дважды перебежавшая через дорогу туда и обратно.

Какой-то парень снял с себя куртку и, сев возле Кати, укутал девушку, облокотив её на себя. Другой незнакомец укрыл Катю дублёнкой, а полная дама отдала только свою доброту.

— Нужно остановить кровь, — продолжила полная дама, — у кого-то есть чистый платок?

Но помощь уже не требовалась: голоса становились всё тише, сознание помутнело, Катя перестала чувствовать своё тело… Девушка растворялась в пустоте…

Глава третья

«Серебряный петушок»

В это время…

«Незнание правил и законов не освобождает от ответственности»

Учительница сельской школы Елена Михайловна Гулько в этот день была омрачена. Её сына вот-вот должны были исключить из лицея за постоянные прогулы, муж несколько дней не появлялся дома, а её подругу Ирину пригласили в Италию. Ну, как здесь не расстроиться?

Женщина сидела на остановке, ожидая автобус, не замечая промчавшегося возле неё сани-мобиля…

А зеленый автомобиль, похожий на лимузин, мчал по заснеженному шоссе всё дальше от незнакомого города, увозя с собой Кирилла. Парень не знал, радоваться ему или переживать: всё-таки такой крутой поворот судьбы, а впереди — неизвестность. Его мучили тревожные мысли: как можно было согласиться на поездку с незнакомым человеком, да ещё и непонятно куда? Такое приключение могло быть непредсказуемым и даже опасным. Бедняга облокотился на мягкую спинку кресла и старался расслабиться, однако в голову снова полезла очередная порция беспокойных размышлений: а что, если шофёр — это маньяк, о котором рассказывают во всех выпусках новостей? Что, если это ним каждый день пугают на страницах всех газет? Странный маньяк на санях… Санта Клаус! Ужас! Да, тяжело быть заикой: нельзя задать вопрос напрямик Андрею — «ты маньяк?». А может, там, за поворотом, его уже поджидает смерть в виде старых ржавых ножей, лезвий, скальпелей и вилок, готовых вонзиться в его тело? Получается, велика вероятность, что Кирилл, возможно, едет на добровольную собственную смерть на роскошном авто? А это значит, что он больше никогда не вернётся в прошлую гнусную и серую жизнь? Так радоваться или переживать?

Парень глянул в зеркало заднего вида на своего нового шофёра. Надеялся увидеть его глаза, но Андрей не поднимал голову — он смотрел вдаль, лишь изредка бормоча себе под нос какие-то непонятные слова.

Тем временем автомобиль выехал за пределы города. Об этом свидетельствовала огромная надпись на окраине дороги «Вы покидаете город-герой. Мы, может, даже будем скучать!»

Снег и не думал останавливаться. Видимо, у него были свои планы — за шесть дней до Нового года засыпать собою все улицы, дороги, да и людей с собаками и кошками в придачу… И пони Дашку из киевского зоопарка.

— Lje al'min h'i! Как только станет возможным, дайте знать, — еле слышно произнёс Андрей явно не Кириллу и, медленно притормозив у поворота к какой-то деревне, крикнул через плечо своему пассажиру, — впереди снова буря, придётся пару минут подождать. Пипикать не хотите? — Он выключил мотор автомобиля и зажёг свет.

— Э-э-э… — выдавил из себя удивленный Кирилл и, почесав затылок, посмотрел в окно. Вокруг стояли сосны, укутанные белым пуховым покрывалом. По трассе ездили машины взад-вперёд. А люди по-прежнему куда-то спешили. Они почему-то не обращали внимания на длинный зелёный, одиноко стоящий у обочины, автомобиль с санными полозьями вместо колёс.

В салоне стало теплее, и Кирилл снял куртку, достал из рюкзака старый отцовский нож и, засунув его в задний карман своих джинсов, продолжил следить за прохожими. Так спокойнее.

— Lje al'min h'i, Центральная, вас понял — еще раз еле слышно произнёс Андрей. Он повернулся к Кириллу и добавил уже более официальным тоном, — прошу Вас проверить ремни безопасности. Дорога будет не очень долгой, — обычно это около сорока шести минут, тринадцати секунд. Да, кстати, меня попросили передать Вам одну вещь. А если быть точнее, то три вещи. Они перед Вами.

7
{"b":"117261","o":1}