ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Элизабет О'Мэйлли покачала головой, глядя на сына.

– Тебе лучше не выходить из дома без меня. Эта Эйлин – просто доходяга с одутловатой рожей. Я еще ни у кого такой не видела. В ней нет ни искорки жизни. Бог мой, а ведь она могла бы нарожать тебе кучу мяукающих выродков!

Джошуа не сводил глаз с огня в камине. На самом деле именно пассивность Эйлин привлекала его, но в одном мать была права: вряд ли разумно связывать свою жизнь с семьей Каванаг. Особенно сейчас, когда еще не улеглась вся эта заваруха.

– Эта Бриони – сущее исчадие ада. А ее сестрицы – бесстыдницы в юбках до пупа! – Элизабет истово перекрестилась. – Можно подумать, ты из их среды! Сынок, ты давно перерос это! Ты молодой человек, и у тебя впереди вся жизнь. Есть куча девушек, которые будут рады, если ты женишься на них.

– Мама, мне тридцать восемь лет. Меня с большой натяжкой можно назвать молодым человеком. И на всякий случай, если ты этого не замечаешь: у моей двери давно уже не стоит очередь страждущих женщин.

– Мужчины – глупцы! Им вообще не следует жениться раньше сорока. И даже тогда они должны быть осторожны. За прелестным личиком может скрываться множество грехов. Если эта Бриони Каванаг придет сюда и раскроет свою пасть, я попросту вышвырну ее вон. Пусть только притащится – увидит, на что я способна! Мой сын женится на той, которую захочет по-настоящему, черт побери! Но это будет не Каванаг. Только через мой труп! Ты слышишь: только через мой труп!

Элизабет О'Мэйлли разошлась не на шутку. В это самое время Бриони вошла через заднюю дверь в ее крошечный домик с террасой. Несколько секунд она постояла в буфетной, прежде чем дала о себе знать. Когда Бриони появилась на кухне, Элизабет О'Мэйлли, прикрыв рот рукой, прошептала:

– Святой крест, Иисусе Христе!

Бриони широко улыбнулась.

– Это надо понимать так, что вы не ожидали меня увидеть? Странно! Решили, что я позволю опозорить сестру и не потребую объяснений? Я-то думала, что вы сидите здесь, заперев двери на замок, и притворяетесь, будто вас нет дома. Но в любом случае вы оба заслуживаете хорошей взбучки. И начать надо с вас, миссис О'Мэйлли.

Джошуа, чуть приоткрыв рот, с благоговением взирал на маленькую женщину.

– Закрой пасть, Джошуа. У тебя такой вид, словно тебя поджаривают на плите на рынке Биллингсгейта. Правда, что ты бросаешь мою сестру после того, как обещал жениться на ней?

Мужчина молча таращился на Бриони.

– Я не собираюсь выяснять, что моя сестра нашла в тебе, Джошуа. Но она любит тебя и собирается стать твоей женой, понимаешь? Ты обхаживал ее, просил выйти за тебя, а теперь на попятный? Сейчас ты примешь ванну, принарядишься и в половине восьмого пойдешь к моей матери. Скажешь Эйлин, что все твои сомнения по поводу брака – просто разыгравшиеся нервы. Ты сделаешь так, как я говорю?

Джошуа кивнул.

– Славный мальчик. А теперь вот еще что. Я хочу, чтобы вы, миссис О'Мэйлли, не подходили ближе чем на десять миль к моей сестре. Если вы вздумаете навязывать ей свое общество, то я снесу вашу уродливую башку с плеч и отдам ее бродягам, пускай поиграют в футбол. – Бриони улыбнулась и заключила: – Что ж, спасибо за приятную беседу. Приятно, когда проблемы решаются так легко.

Томми сидел в клубе миссис Дикинс и думал о Бриони. Она снова уехала с Джонатаном и Рупертом, снова вдребезги пьяная вернулась домой в третьем часу ночи и устроила форменный погром. Это уже становилось традицией. Томми начал прикидывать, как помочь ей, и тут голос Бриони вывел его из задумчивости.

– Ты собираешься пить, Томми, или заказал виски для солидности? – Девушка уселась рядом, от нее веяло апельсиновой туалетной водой. – Я искала тебя.

– Правда, Бриони? А для чего? Чтобы снова назвать меня кастратом или попытаться дать мне в морду?

Бриони широко открыла глаза.

– Прости меня. Честно, Том, мне очень стыдно из-за того, что я вытворяла прошлой ночью.

При взгляде на ее невинное лицо он едва удержался от желания влепить ей пощечину.

– Ты делаешь из меня идиота, Бри, а я этого не потерплю. Это не смешно. Можно сколько угодно сидеть здесь, таращить на меня глазки и пытаться рассмешить, но, боюсь, на сей раз это не сработает. Ты и так попусту вертела задницей целый месяц. Наши заведения не дают того, что могли бы давать, с тех пор, как мы выкинули стариков. Либо ты исправляешься, либо я кончаю с тобой работать. Я все сказал.

Бриони выпрямилась на стуле.

– Ты прав. Я не работала как следует, но с этим теперь покончено. Я только немножко отдохну, и все. Я не хочу, чтобы ты бросал меня, не хочу нарушать наше партнерство. Я люблю тебя, Томми.

Бриони при ярком свете дня, да еще в таком многолюдном месте говорит, что любит его! Охваченный радостью, Томми нежно поцеловал ее руку и улыбнулся ей.

– Что же с тобой случилось, скажи честно, Бри?

– Не знаю, Томми. По-моему, меня испугало наше новое положение. И слишком много мертвецов… Просто все сразу навалилось на меня, и я не могла с этим справиться.

– А сейчас ты можешь с этим справиться?

– Да, думаю, да.

Томми сжал ее крошечную ручку в своей ладони и ободряюще улыбнулся:

– Я всегда буду рядом, дорогая, знай об этом.

Она ответила благодарным рукопожатием. Томми давно понял, что Бриони не такая жесткая и расчетливая, какой старалась выглядеть. Она просто молодая женщина, несмотря на свой приказной тон и деловую хватку. Ее потрясли смерть Жинелль и последовавшее затем кровопролитие, из-за которых она не спала много ночей. «Я должен помочь ей, поддержать ее. Она – моя женщина, моя мечта, и праведную она ведет жизнь или нет – я все равно отчаянно люблю ее».

– Ты знаешь, где я сейчас была? – весело спросила Брионии. Она рассказала ему о своем визите к Джошуа и его матери, превратив все в шутку, усиливая комический аспект и умалчивая о своих угрозах. После того как они вместе посмеялись, Томми решил, что Бриони смеется слишком уж громко, а ее веселье чересчур нервное, чтобы быть искренним. «Я всегда буду рядом с ней. Буду следить за ней, как ястреб. Никакая опасность не подкрадется к ней незаметно».

Глава 18

Генри Дамас сидел в постели и делал вид, что читает газету. Изабель прибирала его комнату и исподтишка наблюдала за ним.

– Что-нибудь интересное в газете, Генри?

– Да в общем-то нет, – покачал он головой. Изабель расправила стеганое одеяло.

– А как насчет этой новости, отправки людей в Австралию? Мне кажется, идея чудесная.

– Если это поможет избавиться от рабочего класса, тогда и в самом деле чудесная.

Изабель вздохнула. Синеватый шрам начинался со скулы Генри и исчезал в волосах. Когда он злился, как сейчас, шрам становился ослепительно белым. У Генри остались шрамы и на плечах, и на спине. Нападавшие явно стремились его изувечить. Сначала Изабель удивлялась, почему они не забрали его бумажник и часы, но в полиции объяснили, что, вероятно, грабителям кто-то помешал. Теперь сочувствие Изабель к мужу постепенно проходило. По мере того как ему становилось лучше, он превращался в прежнего Генри Дамаса.

– Знаешь, ты очень тяжелый человек. Даже доктора ты заставляешь волноваться. Раны твои зажили, ты достаточно окреп, чтобы встать с постели. Так почему же ты не сойдешь вниз и не пообедаешь в библиотеке? В саду так красиво.

– Изабель, сделай милость, оставь меня в покое. Я все еще чувствую себя плохо, и если предпочитаю быть в постели, так это мое право. Я не желаю сидеть в библиотеке и любоваться садом. Меня не интересуют дела маленьких людишек, которые собираются ехать в эту богом забытую Австралию. Мне все равно, что у нас на обед или на ленч. Мне плевать на то, что делаешь ты или эта развалина – твой отец. Короче говоря, ты меня достала. Пожалуйста, уходи.

Изабель поджала губы и поднялась. Но не успела она выйти из комнаты, как Генри окликнул ее:

– И держи этого ребенка и его бешеную овчарку подальше от меня.

38
{"b":"117263","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вендетта
Загадки сна
Харизма. Как выстроить раппорт, нравиться людям и производить незабываемое впечатление
Отзывчивое сердце. Большая книга добрых историй (сборник)
Монах, который продал свой «феррари»
Руки мыл? Родительский опыт великих психологов
Классические заготовки. Из овощей, фруктов, ягод
Одураченные случайностью
Десантник. Дорога в Москву