ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Именно тогда, в маленькой комнате для допросов, оказавшись лицом к лицу с самым обаятельным представителем семейства Каванаг, инспектор по-настоящему понял, во что он ввязался.

Полицейскому констеблю Диллинджеру, тщедушному человеку с оттопыренными ушами, недавно исполнилось тридцать шесть. Он был холост, служил в полиции вот уже больше десяти лет и не претендовал ни на что большее, чем должность рядового полицейского. Сейчас у него на руках была главная улика против братьев Каванаг – рукоятка мотыги в пятнах крови. Ее взял из запертого шкафа в следственной лаборатории другой полицейский, детектив Раштон, и передал ему получасом раньше при встрече в парке. Теперь Диллинджер сидел в своей машине на глухой окраинной улочке и ждал того, кто заберет у него эту улику. В результате констеблю предстояло стать на пятьсот фунтов стерлингов богаче. Диллинджер уже точно знал, на что он потратит деньги.

Прежде всего он отправится в «Бервик Мэнор», где подцепит хорошенькую девочку и сыграет в рулетку. Затем отложит часть денег для матери и пятьдесят фунтов – на свадьбу сестры.

Стук в окошко машины вывел его из состояния мечтательности. Он вышел из машины, передал пакет, взял конверт с деньгами, снова сел в машину и тут же уехал. Не было сказано ни единого слова.

Улыбаясь сам себе, полицейский констебль Диллинджер направил машину по дороге, ведущей в «Бервик Мэнор» и лучшую жизнь.

Делия не показывалась из своей комнаты, ничего не ела и ни с кем не разговаривала. Бернадетт оставила ее в покое, так как боялась не совладать с собой и покалечить собственную дочь. Когда Бриони вошла в дом, Бернадетт быстро выбежала в коридор, едва не сбив с ног Кисси.

– Все в порядке, Бри?

Бриони улыбнулась. То была ее первая настоящая улыбка за день.

– Теперь все о'кей. Утром они будут дома.

Бриони сняла пальто и повесила его на перила лестницы.

– Кисси, голубушка, хватит таращиться на меня, сделай-ка лучше чайку покрепче и послаще. Где Делия, Берни?

Явно нервничая, Кисси бросилась готовить чай. Бернадетт проследовала за Бриони в гостиную и, запинаясь, произнесла:

– Она не спускалась. Я к ней наверх не пойду. Я могу ее просто убить. Никогда в жизни я не была так зла.

Бриони понимающе кивнула.

– Где Фэйти?

– Она спит, слава тебе господи. Я уложила ее примерно час назад.

– Я поднимусь к Делии. Она должна знать, что следует говорить. В любое время фараоны могут нагрянуть снова с ордером на ее арест. Они будут расспрашивать ее о драке с Джимми. Я хочу, чтобы она отвечала складно, когда они придут.

Бриони взбежала вверх по лестнице и ворвалась в спальню Делии.

От страха та подпрыгнула на кровати, увидев тетю, стоявшую в дверях, словно карающий ангел.

– Ты создала нам некоторые проблемы, моя девочка, но я счастлива тебе сообщить, что все уладила.

Голос Бриони был тихим и жестким, совсем не похожим на тот, которым она обычно разговаривала со своей племянницей. Делия почувствовала, как страх, разрастаясь, овладевает всем ее существом.

– О, тетя Бри…

Бриони жестом остановила ее и тяжело села на кровать.

– Заткнись, Делия. Мне не интересны твои объяснения, – во всяком случае, сейчас. Я хочу, чтобы ты выслушала меня внимательно, очень внимательно. Полиция уже приходила сюда, искала тебя. Твоя мать послала их к черту. Берни сказала им, что ты никак не можешь оправиться от шока. Они поверили ей, но они вернутся. Ты им скажешь, что вы с Джимми действительно подрались, но потом ты ушла из квартиры, пришла сюда и пробыла здесь со своими братьями и отцом весь день и всю ночь. Мы с твоей матерью подтвердим твое алиби. Кисси тоже все подтвердит. Она скажет, что готовила нам обед и накрывала на стол. Если мы все будем рассказывать одно и то же, они ничего не смогут нам сделать. Понятно?

Делия кивнула. Глаза ее были широко раскрыты от страха.

– Послушай меня, Делия, это серьезно, это все очень серьезно. Если мальчики и твой отец сядут, хлопот не оберешься. Ты понимаешь, о чем я тебе толкую? Ты – причина всего происшедшего, и ты должна приложить максимум усилий, чтобы помочь семье выпутаться из этой истории.

Делия кивнула с тем же перепуганным видом. Глядя на нее, Бриони поняла, что за ней нужен глаз да глаз, а иначе она может разрушить всю их тщательно выверенную комбинацию. Главной улики больше нет, от нее избавились. Ее исчезновение, конечно, вызовет сумятицу, но без главной улики полиция не сможет ничего сделать. Отпечатки пальцев близнецов нашли в квартире, где произошло убийство, но это естественно. Данную улику можно не принимать во внимание. Джимми Селларс являлся известным наркодельцом, его мог убить кто угодно – либо кредитор, либо должник. Итак, если все женщины семьи будут стоять на своем, к утру трое мужчин окажутся дома.

Руби Стенвэй уже работал над исковым заявлением, обвиняющим полицию в превышении полномочий. Оно пригодится в том случае, если сразу после исчезновения улики полиция попытается провести расследование. У Руби теперь имелась вся информация об орудии убийства и о ходе расследования – Томми позаботился об этом.

Если не считать Делии, причины всех бед, остальное было под контролем.

Бриони наставила свой тонкий палец на племянницу:

– Я совершенно точно знаю, что это ты, а не Джимми поколотила Фэйти. Этот парень умер из-за тебя. Никогда не думала, что мне придется говорить тебе такое, Делия, и все же: в будущем держись от меня подальше. Обходи меня за семь верст, потому что я сама не знаю, на что способна в отношении тебя. Ты меня понимаешь? Близнецы узнают всю правду о том, что ты наделала, и это будет справедливо. Ты использовала их, а семью нельзя использовать. Ты стала подстрекателем убийства отца собственного ребенка. Из-за тебя твой отец и двоюродные братья оказались за решеткой и обвиняются в убийстве. Поэтому послушай моего совета, девочка, действуй заодно со всеми. Подумай над моими словами и говори полиции то, что я тебе сказала сейчас. Веди себя так, будто ты в шоке и немного не в себе. Скажи, что у Джимми на почве торговли наркотиками имелось множество врагов. Он всегда подставлял людей. Только ты можешь вытащить своего отца из того дерьма, в которое его втянула. Только ты. Поняла?

Делия кивнула. Ее испуганные глаза были полны слез. Однако Бриони не чувствовала ни капли жалости к ней. Она с удовольствием отвесила бы Делии такую оплеуху, что у той еще долго звенело бы в ушах.

Она не верила Делии. И это огорчало ее больше всего.

– Что значит – «улика каким-то образом исчезла»? – Лиммингтон не верил своим ушам. Голос его стал высоким и пронзительным.

– То, что я сказал, мистер Лиммингтон. Ручка мотыги исчезла. Вот так.

– Что значит – «вот так»?

Лиммингтон начинал подумывать, все ли в порядке у парня с головой.

Молодой детектив вздохнул. Ему не хотелось докладывать об этом инспектору – он знал, что попадет под горячую руку.

– Вы помните ручку мотыги, сэр? Ту, что Каванаг использовали для убийства Джимми Селларса?

Лиммингтон кивнул.

– Ну так вот, где-то между поздним вечером вчерашнего дня и ранним утром сегодняшнего она исчезла из шкафа, в котором хранятся улики. Вместе со всеми записями, как будто ничего никогда не существовало. У нас нет ручки, нет записей, вообще ничего против Каванагов.

– Но я лично положил ручку мотыги в шкаф. Я так этого не оставлю. Я пойду к начальнику!

Полицейский кивнул, словно ожидал такого ответа:

– Он ждет вас, сэр.

Гарри Лиммингтон ураганом пронесся через все здание. Он дрожал, словно натянутая струна, не в силах поверить в то, что произошло. В кабинет начальника он вошел без стука, чего никогда не позволял себе раньше.

– А, Лиммингтон, милости просим.

Глава полицейского управления Кристофер Уайтсайд был приветлив и спокоен.

– Присаживайся. Плохи дела. Очень плохи. Я лично занимаюсь этим.

90
{"b":"117263","o":1}