ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Перед рассветом
Исчезновение Стефани Мейлер
Сдаюсь на вашу милость
Практическая характерология. Методика 7 радикалов
Цепь
Нарушенный договор
Берсерк забытого клана. Книга 6. Врата войны
Метро 2035: Эмбрион. Поединок
Джейн Остин и деревянная нога миссис ля Турнель

К чему обманывать его или себя? После того поцелуя в Ясеневой лощине она желала Клэя с не меньшей силой, чем он ее. Она знала, что в ее глазах он может видеть отражение собственной страсти.

Клэй наклонился к ней, и она коснулась рукой его руки. Теплая ладонь сжала ее пальцы, и Ребекка шагнула в его объятия и поцеловала его. Ее будто окатило горячей сладостной волной. Он целовал ее настойчиво, все глубже и глубже, и ей уже едва хватало воздуха. Клэй отстранился от нее, но она прижалась к его крепкому, надежному, как стена, телу. Уткнувшись лицом в бронзовую грудь, Ребекка с наслаждением вдыхала запах мыла и его собственного тела.

– Мы же оба знали, что рано или поздно это случится, правда, Бекки? Почему ты так долго боролась с собой? – Его голос над ухом звучал хрипло, он искушал, соблазнял, околдовывал.

О да! Она знала, что этим все закончится. В ее мысли в последнее время все чаще и чаще просачивались эротические грезы. Ребекка погладила его плечи. Дрожа от удовольствия, она водила пальцами по перевитым мускулам, ощущала силу, заключенную в этой теплой плоти.

Она подняла голову, приглашая его поцеловать ее еще раз, и он ответил на ее желание. Страсть разожгла почти болезненную потребность в чем-то большем, чем просто поцелуй, намного большем. Мысли исчезли, остались лишь ощущения.

Прижимая ее к себе и не прекращая целовать, Клэй мягко опустил Ребекку на пол. Она задрожала, почувствовав, как он прижимается к ней всем своим сильным, большим телом. Клэй ласкал поцелуями ее шею и впадинку между ключиц, забираясь под подол рубашки, гладил бедра кончиками пальцев. Сгорая от нетерпения, Ребекка стянула с себя рубашку.

Несколько долгих мгновений Клэй с восхищением рассматривал ее обнаженное тело. Они с Чарли всегда занимались любовью в полной темноте, и Ребекка немного смутилась, хотя жадный мужской взгляд и разжег в ней еще большую страсть. Не в силах дольше терпеть, Ребекка притянула Клэя к себе.

Когда Клэй стал пальцами и языком ласкать ее грудь, с губ Ребекки сорвался стон чистого наслаждения. Она выгнулась навстречу ему и плотнее прижала его голову к себе, жадная до этой изысканной ласки.

Она не знала, сколько еще выдержит эту чувственную пытку. Поцелуи Клэя опускались все ниже, его руки и губы исследовали изгиб ее талии, плоский живот и добрались наконец до средоточия жаркого блаженства. Ребекка вновь и вновь приближалась к пику наслаждения, но не достигала его. Она знала, что он наступит, когда Клэй овладеет ею, и узы плоти свяжут их навеки.

Ладони Ребекки свободно скользили по его мускулистой спине от плеч до ягодиц. Как же славно ощущать его мощь и силу. Все в нем – воплощенная мужественность: горячие губы, шершавые от работы пальцы, волнующий запах мускуса.

Как же остро, как давно она жаждала этого момента! Не только в последние недели – всю свою жизнь, с момента первого венчания, Инстинкт подсказывал ей, что не важно, сколько раз Клэй, будто играючи, подведет ее к порогу высшего наслаждения, – он все равно не оставит ее неудовлетворенной, как любовник он даст не меньше, чем потребует взамен.

Внезапно она ощутила пустоту. Зачем она позволила призракам прошлого омрачить этот момент? Воспоминание о Чарли вызвало в ней холодное чувство вины, и желание, вспыхнувшее так быстро, вмиг отступило. Едва сдерживая слезы, Ребекка оттолкнула Клэя и села:

– Я не могу.

Клэй тоже сел. Ошарашенный, он смотрел на нее в полном недоумении.

– Почему? Неужели ты и правда хочешь жить без любви? Тебе так нужна независимость, что ты готова ради душевного спокойствия отказаться от потребностей плоти?

– Я должна. Как бы сильно я ни хотела тебя, я должна.

Его лицо исказилось от гнева, когда он понял, что она не шутит.

– Так ты хочешь поквитаться со мной, Ребекка?

– Клянусь, я ни о чем таком не думала. – Ее затошнило от стыда. Она натянула рубашку. – Ты ни в чем не виноват. Прости. Я вправду думала, что у меня получится, но я не могу.

– Не надо мне лгать. Тебе все это нравилось не меньше, чем мне, и ты хочешь меня так же сильно, как я тебя.

– Я знаю. Мне стыдно. Прости. Но что-то мешает мне…

– Слушай, может, для разнообразия стоит побыть честной с собой? Ты вот все говоришь про новую жизнь, Ребекка. Неужели ты и правда думаешь, что переезд сам по себе что-то изменит? Нет, милая. – Клэй поднялся на ноги и взглянул та нее сверху вниз с очевидным презрением. – Все перемены должны происходить изнутри.

Ребекка вскрикнула – Клэй схватил ее за руку и стащил с пальца обручальное кольцо.

– Для начала, например, избавься от этого! – Он отшвырнул кольцо. – Этот человек умер. Собираешься оплакивать его до скончания дней?

– Мое кольцо? Будь ты проклят, Клэй! – Ребекка разрыдалась и стала шарить по полу в поисках кольца.

Неприятно, резко прозвенел колокольчик. Клэй шагнул к двери в мужскую купальню и распахнул ее. На пороге он остановился и оглянулся на Ребекку.

– Сдается мне, ты никогда не была с собой честна, – бросил он и вышел, хлопнув дверью.

Ребекка, всхлипывая, продолжала искать кольцо. В конце концов, она заметила отблеск в дальнем углу. Ребекка никакие могла унять слез, надевая туфли. Нужно возвращаться в фургон. Быть с Клэем ей не хотелось, но больше идти некуда. Она не винила его за вспышку ярости: он имел полное право думать так.

Она спустила воду в ванне. Слезы наконец-то утихли, но Ребекка стояла неподвижно и смотрела в пустоту.

Их отношения с Клэем складывались с самого начала не лучшим образом, тогда между ними была взаимная неприязнь, но за грубость она могла заплатить ему той же монетой. Однако вскоре она стала уважать его, и после этого над ними нависла еще большая угроза – физическое притяжение. Оно крепло с того самого момента, когда они в Индепенденсе танцевали вальс, а словесные перепалки только разжигали страсть.

На этот раз ей повезло, но что будет в следующий? Как долго она сможет сопротивляться своим желаниям? Так или иначе, но ей придется это делать.

Как бы он ни злился на нее, это все равно к лучшему. Занявшись с ним любовью, она допустила бы непоправимую ошибку.

Ребекка перевела взгляд на зажатое в руке кольцо. Что бы сказал Клэй, узнай он всю правду о ее первом браке?

Глава 16

На следующее утро неловкость между Ребеккой и Клэем никуда не делась. Они старались не встречаться взглядами и обходили друг друга стороной, чтобы избежать прикосновений.

Когда вчера вечером Ребекка вернулась в фургон, Клэй уже спал – или притворялся спящим. Ребекка всю ночь глаз не сомкнула, снедаемая чувством вины. Она решилась еще раз попросить прощения за вчерашнее, но каждый раз, когда она вот-вот готова была завести об этом разговор, появлялся кто-то третий и мешал ей.

Теперь Клэй ушел в караул, а Ребекка решила, что, когда он вернется, она расскажет ему обо всем. Он имел право услышать объяснения, и, как бы трудно это ни было, она переступит через свою гордость и признает правду.

Она несколько часов только и думала о том, как бы лучше подойти к щекотливому вопросу. В конце концов, она решила просто все ему выложить. Клэй умеет слушать, умеет читать между строк, и незачем ходить вокруг да около. Она занимала себя стиркой и выпечкой, и вот после ужина наконец-то подвернулся подходящий для разговора момент.

Ребекка набрала в грудь воздуха и начала:

– Клэй, что касается вчерашнего; вечера…

– Да, я тоже все думаю об этом, – быстро проговорил он. – Зря я тебе столько всего наговорил, Бекки. В любом случае все начал я, а женщина, как бы там ни было, имеет право передумать.

– Ну, мужчина тоже.

– Не уверен. – Он криво усмехнулся. – В отношении этого вопроса такая мысль многим мужчинам никогда бы не пришла в голову.

– Правда?

– Конечно. – Он бросил на нее удивленный взгляд. – А что заставляет тебя думать по-другому?

Он сам открыл ей дверь – нужно только в эту дверь войти. Но теперь, когда настал решающий момент, мужество стремительно покидало Ребекку. Сможет ли она быть настолько откровенной, особенно с мужчиной? Этот вопрос она никогда не обсуждала ни с одной живой душой. Четыре года она несла бремя вины в одиночку.

31
{"b":"117264","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Психология влияния
Снежная Золушка
Ореховый Будда
Говори как английская королева / The Queen’s English and how to use it
Благословите короля, или Характер скверный, не женат!
Самые лучшие девочки (сборник)
М. Ю. Лермонтов Лирика. Избранное. Анализ текста. Литературная критика. Сочинения
Женщины Лазаря
О мой блог!