ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мозг. Такой ли он особенный?
Хирург дьявола
Практическая хоумтерапия: как сделать дом своим
Ад под ключ
Монтессори для малышей. Полное руководство по воспитанию любознательного и ответственного ребенка
Кишка всему голова. Кожа, вес, иммунитет и счастье – что кроется в извилинах «второго мозга»
Нечто из Норт Ривер
За век до встречи
Ведьма по распределению

Но отступать нельзя. Ей стыдно признаться в этом, но Клэй, Ребекка чувствовала, никогда не предаст доверия.

– Есть кое-что, что ты должен знать о моем первом замужестве.

– Бекки, я вчера просто взбесился. Твое прошлое – это твое личное дело.

– И все же мне не следовало подталкивать тебя ко всему этому. Я знаю, ты решил, что я хочу тебе за что-то отомстить, однако вчера я желала близости с тобой, как никогда. Я не лгала, когда говорила, что хочу тебя, Клэй. Но проблема… проблема в… во мне. – Она тяжело сглотнула. – Видишь ли, Чарли не обладал особой страстностью, и он никогда не удовлетворял меня.

Выражение лица Клэя не изменилось, и Ребекка не могла понять, что он думает по этому поводу. Однако покончить с этим раз и навсегда необходимо. Сейчас Она слишком долго носила в себе чувство вины.

– Он вообще считал, что то, чего я хочу, недостойно, неприлично и неестественно. Из-за этого я чувствовала себя грязной, падшей женщиной и старалась подавить в себе все желания, когда мы занимались любовью. И мало-помалу я стала винить его за это. Но брак – это компромисс. Уверена, что он тоже чем-то бывал недоволен. А когда его убили, я ощутила такую вину за все эти мысли… Он был хорошим человеком, а я изводила его только потому, что больше всего заботилась о своих желаниях. А теперь уже слишком поздно, и я не могу сказать ему, как мне стыдно за себя.

– Бекки, Бога ради, он же был твоим мужем. Он отвечал за тебя. А другие мужчины… после его смерти? Ты пыталась… ну… я имею в виду…

– Конечно же, нет! Я не хотела снова проходить через эти муки стыда. Свой урок я получила. – Вот еще одна причина, по которой я решила выйти за тебя: в подобных обстоятельствах нам не пришлось бы спать вместе…

– Бекки, посмотри на меня. – Клэй нежно обнял ее за плечи.

Она была слишком смущена и стыдилась поднять глаза, поэтому он помог ей – осторожно приподнял пальцем ее подбородок. И взгляды их наконец встретились.

– Бекки, ты красивая, удивительно чувственная женщина. Все, что ты чувствуешь или делаешь, пронизано твоей страстью: радость, гнев, воодушевление, чувство юмора. Даже готовка и возня с чертовыми мулами и курами! Страсть – такая же неотъемлемая часть тебя, как светлые волосы или зеленые глаза. Было бы неестественно, если бы ты не привносила ее и в занятия любовью. Я не хочу говорить о покойнике плохо, Бекки, но если здесь кто-то и виноват, то это твой муж. Так как его потребности были гораздо слабее твоих, он предпочитал тебя и вовсе игнорировать, Большинство мужчин были бы счастливы обнаружить страстность в женщине, которую любят. Любовная игра с такой женщиной приносит и мужчине огромное наслаждение. В этом нет ничего постыдного или страшного. Акт любви – настолько всепоглощающее явление, что в нем стираются все рассуждения и запреты. Честно говоря, я думаю, что Господь Бог сделал его таким приятным для того, чтобы обеспечить бессмертие человечества. – Клэй улыбнулся. – Конечно, ты скажешь, что то же самое он даровал всем существам, которых создал, – и людям, и животным.

Ребекка не сдержала улыбки.

– Кстати, до сих пор не знаю, к первым или вторым отнести Гарта, – закончил он.

Ребекка расхохоталась.

Несмотря на эту попытку развеселить ее, она чувствовала, что Клэй искренен и серьезен. Она открыла ему душу, и он пролил на многие вещи свет. Выходит, Чарли виноват не меньше ее, а может, даже больше. И его печальная судьба не отменяет этого факта.

Слова Клэя убедили ее в том, что страстность не такая уж плохая вещь, и она часто проявляется в чем-то хорошем. Раньше Ребекка никогда не думала о ней в таком ключе. И ей нужно принять свою чувственность и никогда больше не пытаться ее подавить.

И с этого момента она только так и будет делать.

Она едва успела убрать после ужина тарелки, когда подошли Гарсоны, а вскоре к костру подтянулись и остальные.

Завтра утром поезд снимется с места. В форте они взяли хорошую передышку, но впереди – самая трудная часть путешествия. Люди были задумчивы и немного встревожены.

Внезапно воцарилось молчание: Майк Скотт и Гарт появились вместе с Орлиным Когтем и еще четырьмя индейцами.

Ореол опасности витал над вождем, и он посеял страх в сердцах людей. Скотти махнул рукой Клэю, чтобы тот присоединился к ним, и все вместе они стали о чем-то оживленно вполголоса разговаривать.

Ребекка поняла, что что-то не так. Орлиный Коготь часто указывал на нее и бросал выразительные взгляды. Что она такого сделала? Ясно только, что Клэй очень зол, и даже Гарт посматривает на нее озабоченно. Разговор внезапно оборвался: Орлиный Коготь и другие-индейцы в ярости ушли. Мужчины, которые вели переговоры, подошли к остальным.

– Что случилось? – спросила Ребекка.

– Ничего, – отрезал Клэй и зашагал прочь.

– Что значит «ничего»? Этот индеец все время смотрел в мою сторону и махал руками. Что я такого плохого сделала?

– Орлиный Коготь захотел купить вас у вашего мужа, – сказал Майк Скотт.

Слышавшие это ахнули.

– Купить меня? – в ужасе повторила Ребекка.

– Боюсь, что да. Он предложил вашему мужу пять мустангов.

– Но он не может… я хочу сказать, что Клэй не… Что сказал Клэй?!

– Разумеется, он отказался. – Скотт нахмурился. – Но я боюсь, что этим дело не кончится.

Этта и Хелена бросились к Ребекке и принялись ее утешать.

– Бекки, не волнуйся, – говорила Этта, – мистер Фрезер не допустит, чтобы с тобой что-то случилось.

– Да ну? Все мы знаем, как опасен Орлиный Коготь, – встрял Джейк Фаллон. – Он ни перед чем не остановится, пока не заполучит желаемое.

– Джейк, заткнись, – прервала его Хелена Гарсон. – Разве ты не видишь, что бедняжка и без того перепугалась до смерти?

– Всем нам стоит бояться, – заметил Фаллон. – Если Фрезер не отдаст ее этому краснокожему, весь поезд окажется в опасности. Он вождь, и не…

Гарт угрожающе двинулся к нему.

– Будь бы проклят, Фаллон, – проговорил он. – Если сейчас же не закроешь рот, я запихну твой поганый язык прямо тебе в глотку.

Скотт положил руку Гарту на плечо:

– Тише, сынок. Фаллон, чтоб я больше не слышал таких разговоров. Катись к своему фургону и помалкивай.

– А я скажу, что ее надо отдать до того, как он всех нас перережет. Помяните мое слово, индеец соберет свое племя и нападет на нас, когда мы меньше всего будем этого ждать!

Фаллон развернулся и потопал прочь. Скотт покачал головой.

– Ладно, ребята, – сказал он. – Советую вам расходиться. Впереди трудный путь, так что вам надо выспаться.

Люди побрели к своим фургонам. Многие о чем-то перешептывались.

– Он ведь не сделает этого, правда, Гарт? – Ребекка бросила на него умоляющий взгляд.

– У индейцев другая культура, Бекки. Но ты не волнуйся. Клэй не позволит, чтобы с тобой что-то случилось.

– Орлиный Коготь – очень опасный человек. Что, если слова «нет» для него не существует? О, Гарт, а вдруг он нападет на поезд? Тут же дети! – Она отвернулась.

– Эй, сестренка, – Гарт подошел и положил руки ей на плечи, – этого не произойдет. Орлиный Коготь слишком умен, чтобы нападать на такой большой поезд.

Ребекка смахнула слезы и развернулась к нему:

– А куда ушел Клэй? Почему он так разозлился? Он думает, что это я виновата?

– Конечно, нет. Он расстроен не меньше тебя. Я знаю своего брата – скорее всего он просто погуляет, пока гнев не остынет. Пойду схожу за ним. А ты пока послушай совета Скотта. Впереди трудный переход, тебе стоит пораньше лечь и выспаться. – Гарт поцеловал ее в лоб. – И ни о чем не беспокойся, Бекки, мы позаботимся, чтобы с тобой все было хорошо.

Ребекка проводила его взглядом, потом села к костру и вгляделась в темноту за кругом света. Может быть, Орлиный Коготь сейчас там, рыщет в тенях, наблюдает – и ждет, когда представится возможность сцапать ее. Ребекка вздрогнула. Ей внезапно стало холодно. Зачем она ему так нужна? Когда он заметил ее? Что будет, если он похитит ее? А что, если Клэя, Гарта или кого-то еще ранят или убьют, когда они будут ее защищать?

32
{"b":"117264","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Все мы смертны. Что для нас дорого в самом конце и чем тут может помочь медицина
Двое в животе. Трогательные записки о том, как сохранить чувство юмора, трезвый рассудок и не сойти с ума от радостей материнства
Ад под ключ
Если с ребенком трудно
После ссоры
Утиная семейка. Комиксы о родителях и детях
Дорога вечности. Академия Сиятельных
Настольная книга бегуна на выносливость, или Технология подготовки «чистых» спортсменов
Честь имею