ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как убежать от любви
Уборщица. История матери-одиночки, вырвавшейся из нищеты
Зеркало для героев
Выбор офицера
Все мы творения на день
Земля случайных чисел
Прекрасный подонок
Часослов Бориса Годунова
Сбежавшая игрушка
A
A

— Пей.

Она глотнула.

— Давай рассуждать.

— Рассуждай, — вяло согласилась Алиса.

— Они стояли у машины. Так?

— Так.

— Ты успела их разглядеть?

— Нет. Зато ты успел, — она имела в виду, что Сэм осмотрел тела убитых, обыскал их и машину. При этом выдал еще и кучу указаний охранникам, что следует предпринять и на что обратить внимание.

— Успеть-то успел, да ничего не нашел. Никаких документов, кредиток, личного клейма… Оружие наверняка не зарегистрировано. Он что-нибудь сказал тебе?

Алиса нервно хихикнула:

— Не поздоровался, не представился — и сразу стрелять! За что он меня так невзлюбил? Налей еще!

Сэм налил и себе. Сел напротив Алисы на пол, скрестив ноги. Уставился на нее, изредка отхлебывая из своей кружки. Алиса зыркнула на него поверх края кружки.

— Ты меня гипнотизируешь?

— Алис… — непривычно мягко сказал Сэм, и она сразу насторожилась. — Ты и вправду ничего не помнишь?

— То есть?

— Может, что-нибудь когда-нибудь вспоминается? Сны какие-нибудь…

— Не снятся мне сны, — проворчала она. — Даже эротические.

— Давай попробуем гипноз, — предложил Сэм, — или ментальное сканирование.

Алиса сразу заинтересовалась.

— Где? В здешней клинике? Это откуда же у тебя такие деньги?

— Деньги будут. Алис, давай?

Она сердито отставила кружку.

— Слушай! Какие-то психи нас с кем-то перепутали, а виновато в этом мое прошлое? Думаешь, оно у меня такое бурное? У этих парней просто съехала крыша…

— Но убить-то хотели именно тебя.

— А Дарк?

— Его убили только когда он вмешался, да и то не сразу… такое впечатление… — Сэм замолчал.

— Что?

— Они не хотели его убивать. Застрелили ненароком, в свалке. Чем же он занимался?

— Так он здесь не случайно?

— Да. Из-за тебя.

— Меня?

— Пес охотился, — Сэм прищелкнул языком. — Но я не знал, что он охотился на тебя.

— Да отвяжись ты! — рассердилась Алиса. — Несешь всякое… Ты посмотри на меня! Смотри! Как я могу кому-нибудь навредить? Это психи, психи и только психи!

— Думаю, ей лучше пока оставаться у тебя.

Эйджелтянин, проводя тонкими пальцами по серебряному ободу чаши, в которой бесконечным разноцветным водоворотом струилась вода, спокойно согласился.

— Это будет безопасней. Пока.

— Выяснил что-нибудь о Дарке?

— С Дипа им было сделано всего два запроса. Один — во всемирный фамильный справочный центр. Второй… — эйджелтянии сознательно помедлил, и Сэм закончил:

— На Афрон.

— На Афрон.

— Куда именно?

— В Высокий Совет.

— Совет губернаторов? — Сэм сцепил на животе руки и уставился в пространство. — Звонок был сделан кому-то лично?

— Официально-анонимно. Любой из членов Совета мог получить сообщение.

— И что же Высокому Совету надо от старухи Алисы?

Эйджелтянин не отрывал взгляда от водоворота.

— Думаю, ты лучше меня знаешь цели и характер этого Совета.

— Если только она не пропавшая наследница… нежелательная для кого-то наследница…

— Или если она что-то знает, — предположил эйджелтянин. Сэм взглянул на него подозрительно.

— А что знаешь ты?

— То, что знаю я, я никогда не расскажу вокеру. Она была… — эйджелтянин помедлил, — добра. И я не желаю, чтобы ты ее обижал.

— Я тоже этого не желаю. Не веришь?

— Верю тебе, но не вокеру.

Теперь помолчал Сэм.

— Это одно и то же.

— Неужели? Когда дело дойдет до твоих клятв, какую из них ты выберешь — ту, что принес раньше, или ту, которую дал себе сам? Ты сам это знаешь?

Сэм глядел на него с иронией:

— Если хочешь, чтобы тебя поняли, эйджелтянин, говори на всеобщем языке.

— Я сказал то, что ты не хочешь или пока не можешь понять, и потому разговор наш бесполезен, как вообще бесполезны разговоры с вокерами. Иди и делай то, что ты сделаешь.

Алиса долго стояла за его спиной — пока хозяин не пожелал заметить ее присутствие.

— Входите, леди, — сказал эйджелтянин, не оборачиваясь.

— Вообще-то, я уже вошла, — проворчала она. Он толкнул кресло так, чтобы оказаться к ней лицом. При этом его руки, прикрывающие Глаз, лежавший все в той же прозрачной чаше, даже не шевельнулись. Алиса подошла, двигаясь по возможности бесшумней, словно опасаясь кого-то разбудить. Эйджелтянин чуть развернул ладони, чтобы она могла видеть слабо мерцавший Глаз. Некоторое время она зачарованно разглядывала его. Потом потянулась — коснуться — и замерла, испуганно взглянув на эйджелтянина. Тот спокойно смотрел на нее своими удивительными глазами.

— Вы хотели… — Алиса сглотнула — говорить мешал подступающий к горлу комок. — Вы хотели, чтобы я его вылечила, да?

Эйджелтянин хранил молчание, но веки его медленно опустились и так же медленно поднялись вновь.

— Но это… — она беспомощно развела руками. — Это не в моих силах. Вообще не в человеческих силах!

— Я знаю, — шепнул он. — Я знаю. Но мне так хотелось надеяться… И он попросил меня… Он так давно не был ничем и никем заинтересован… Он передает вам свою благодарность. Хотя его благодарность и так в вас.

Он потянулся, коснулся пальцем лба Алисы, потом ее груди. Она непонимающе смотрела на него.

— Он поделился с вами, — с почтением сказал эйджелтянин. — Теперь и в вас есть его частица — так же, как в любом из Хранителей. И это делает вас одной из нас. Пока жив хотя бы один Хранитель, он всегда придет вам на помощь. Я тоже хочу принести вам свою благодарность. Чего бы вы хотели?

— Я? — переспросила Алиса.

Эйджелтянин спокойно смотрел на нее.

— Все, что хотите, леди. Я сделаю это.

Все в детстве мечтали о волшебной палочке. Но что бы вы загадали, если б она так внезапно появилась у вас в руках? С одним желанием… всего с одним желанием.

Она протянула руку и почти коснулась Глаза. Пальцы ощутили тепло, легкое покалывание, слабое дуновение… или дыхание?

— Вы знаете, — отозвалась она рассеянно.

— Я знаю, но хочу, чтобы вы произнесли это вслух.

По-прежнему держа руку над Глазом, она подумала, что это похоже на приведение присяги над библией.

— Мне не нравится, когда рядом со мной гибнут люди — а я даже не знаю, почему. Верните мне память.

Пауза. Эйджелтянин не сводил с нее глаз.

— Вы действительно этого хотите?

— Да.

Алиса ощутила легкую дурноту — похоже, сейчас она выбрала одну из дорог. Опять, как в волшебной сказке: направо пойдешь — смерть свою найдешь, налево… как там дальше? Наверняка не чище…

— Ну что ж, — сказал эйджелтянин, опуская веки. — Вы выбрали. И я выполню ваше желание, хоть это и принесет вам боль.

Эйджелтянин открыл дверь и произнес — громко и почтительно — словно дворецкий:

— Леди, к вам гости!

Алиса вскинула голову.

— Что, Сэм, наконец, заявился?

Это был не Сэм.

Людей оказалось так много, и вошли они так стремительно, что у нее сразу закружилась голова. Судорожно цепляясь за поддающиеся подлокотники кресла, она поднялась.

— Что…

— Это она? — отрывисто спросил старший из вошедших — седой тяжеловесный мужчина, возрастом немногим ее младше.

— Да.

Мужчина склонил голову набок, рассматривая Алису.

— Ничего похожего!

— Разумеется, — отозвался эйджелтянин от двери. — То же самое говорилось и в сообщении искателя, не так ли?

Алиса изумленно оглядывалась: на нее смотрели так странно… Лишь лицо хозяина было по-прежнему непроницаемо-безмятежным.

— Что это еще за чертовщина? — поинтересовалась она, рукой обводя окружавших ее мужчин. — Похоже на выставку-продажу…

— Но вы уверены? — спросил старший, по-прежнему не сводя с нее зачарованного взгляда.

— Вы считаете, я связался с вами ради шутки? — вежливо поинтересовался эйджелтянин. Старший слегка поперхнулся.

— Н-нет… но…

— Забирайте ее и уходите, пока не явился ее… телохранитель.

11
{"b":"117267","o":1}