ЛитМир - Электронная Библиотека

Матей сел, сжал виски руками и просидел так довольно долгое время.

Вдруг раздался голос Прекупа, заставивший вздрогнуть Матея. Радист повторял призыв, адресованный станции связи. Но и на этот раз в диффузоре приемника не было ничего слышно.

* * *

Жизнь на астероиде вошла в свою колею, без заслуживающих внимания событий.

Установка искусственного климата доставляла путешественникам много неприятностей. Распределение кислорода не было равномерным: то его было слишком много, то слишком мало. Несколько раз пришлось прибегать к защитной одежде и прозрачным шлемам, даже в самом убежище.

И температура теперь не была более постоянной. Несколько часов все как будто бы шло отлично. Потом вдруг делалось страшно жарко, а затем так холодно, что приходилось одеваться в теплую одежду.

В часы отдыха надо было по очереди дежурить, чтобы предупредить несчастье.

Астронавты храбро выносили все эти неприятности. Только Андрей Преркуп беспрестанно ворчал:

— Вот ведь ерунда какая! То жарит, как в печи, то как будто в леднике сидишь!

Вчера, когда нас разбудил товарищ Чернат, чтобы сказать, что температура по-сумасшедшему опять лезет вверх, я со сна вовсе ничего не понимал: напялил на себя шубу.

Во всяком случае, на этот раз наши специалисты не на высоте!

— Вот ведь болтает человек по-пустому! — рассердился на него инженер. — Я ж тебе сотни раз объяснял, что у нас не хватает частей и что сами мы их здесь сделать не можем.

— Ладно, ладно! Не сердитесь, я молчу!

— Правду сказать, — вмешался Динкэ, — не очень-то приятно то дрожать от холода, как заливное, то поджариваться, как жаркое.

Дни проходили незаметно. Добре продолжал заполнять целые тетради. Чернат и Динкэ неустанно работали над установкой искусственного климата, а Прекуп, через строго определенные промежутки времени, передавал сообщения, остававшиеся без ответа. Анна Григораш все еще разбирала материалы, собранные во время экспедиции, и тщательно изучала интересные образцы.

Зачастую можно было слышать, как Скарлат что-то бормочет о явлениях электризации, поминает о Юпитере, о несовершенных вычислениях, и слова эти зачастую прерывались восклицаниями: «Невозможно!.. О чем я думал?… Потерять такую оказию!.. Это непростительно! Совершенно непростительно!»

Время от времени Чернат подымался на поверхность астероида и глядел в маленькую подзорную трубу. Добре часто вышучивал его за это:

— Ты, брат, как те матросы Колумба, которые влезали на мачты, надеясь увидеть берег!

Женщина-врач была всецело поглощена заботой о том, чтобы укрепить здоровье астронавтов. Она давала им медикаменты, которые должны были пополнить недостаток пищевых концентратов, и ежедневно подвергала их некоторым гимнастическим упражнениям и облучениям.

Маленькая планета с каждым днем все больше приближалась к земному шару. До точки максимального сближения с Землей, оставалось лишь две недели, и последней надеждой обитателей астероида оставались призывы, которые настойчиво передавались станции связи на искусственный сателлит Земли.

* * *

В пещере на Копернике все спали. Только Матей и Скарлат бодрствовали, сидя у стола, заваленного целыми кипами виноиновых листов. Оба были погружены в какие-то выкладки. Маленькая лампа бросала слабый свет, ложившийся на их работу круглым, бледно-желтым пятном Все остальное помещение было погружено в темноту.

Оба ученых были закутаны в шубы, с кашне на шее, так как последнее время температура в убежище упала до -2°.

— Вне сомнения, — начал Матей, — что астероид уже находится на точке максимального сближения с Землей. До сих пор мы еще не сообщали нашим товарищам точной даты, чтобы не пугать их в случае опоздания помощи. Но, к сожалению, это нисколько не меняет положения.

Лицо молодого ученого было измучено. Он как-то постарел, черты его лица заострились, стали более резкими, а на лоб легли глубокие складки. Он не отрываясь глядел на Скарлата, как бы надеясь, что тот станет ему противоречить.

Вместо ответа профессор принялся снова пересматривать вычисления, набросанные им на лежавшем перед ним белом листе.

— Да, товарищ Бутару, вы правы: 5 часов 34 минуты тому назад, мы миновали точку максимального сближения. И ни откуда ни звука. Так и знайте, наши передачи не доходят.

— Я уже думал об этом. Может быть, Прекуп ошибся, заверяя нас, что передатчик работает отлично. С его склонностью к преувеличению…

— Нет, не думаю. Что касается его работы, он был всегда в высшей степени корректен…

— Не знаю, что и думать. Завтра утром надо посоветоваться и с другими. Я не стану от них ничего скрывать. Они показали, что умеют спокойно и стойко глядеть в глаза опасности… А теперь, пожалуй, самое подходящее, немного отдохнуть. Через два часа рассвет…

* * *

Астронавты собрались в большой комнате. У Матея, не спавшего всю ночь, лицо было подтянуто, а под глазами легли темные тени.

— Друзья! — начал он. — Вести, которые я должен вам сообщить, — далеко нерадостные. 7 часов 36 минут тому назад Коперник прошел через точку наибольшего сближения с Землей, а помощь, на которую мы надеялись, не прибыла.

— С каждым часом мы отдаляемся более чем на 100 000 километров от земного шара, — добавил Скарлат. — Мы против воли предпринимаем новое путешествие на астероиде. И несчастье в том, что мы не в состоянии принять участие в этом путешествии. Вы знаете, в каком положении наши установки, все наше оборудование…

— Да и еды у нас не хватит на более продолжительное время. Концентраты кончаются, — прервал его Динкэ.

Сообщение Матея произвело на всех глубокое впечатление. Каждый реагировал по-своему.

Прекуп глубоко ушел в кресло; руки радиста нервно впились в его ручки; на обычно бледном лице выступили два красных пятна.

Аурелиан Добре стал пунцовым, глаза его метали искры. Он сжал кулаки и, казалось, готов был сразиться со всем миром.

Инженер нервно вертел между пальцев белокурую прядку своих волос и упорно следил за движением стрелки стенного хронометра.

Сабина Турку и Анна Григораш казались спокойными. Только на лбу женщины-врача легли глубокие морщины, а Анна, казалось, внимательно прислушивалась к чему-то, пригнувшись к диффузору радиоприемника.

Одно время в подземном помещении было слышно только скучное потрескивание атмосферных помех. Аурелиан Добре первым прервал молчание. Голос его звучал твердо и уверенно:

— Даже если мы теперь удаляемся от Земли, у нас еще остается надежда, что нас нагонят. Если наши призывы дошли, я уверен, что нас спасут.

— Я того же мнения, — сказал Чернат.

— И даже если предположить, что наши призывы не были приняты, — вмешалась Анна, — даже и в этом случае я уверена, что за нами придет космический корабль, чтобы вывести нас из этого положения. Мы же знаем, с каким вниманием следил весь мир за нашей экспедицией, знаем, что нас окружает всеобщая любовь и сочувствие. Они придут к нам на помощь, я не сомневаюсь в этом, непременно придут!

— Но, в таком случае, почему же они не пришли до сих пор? Вот вопрос, — вмешался Скарлат. — Почему они пропустили самый благоприятный момент?

— На это трудно ответить, — задумчиво сказала девушка. — Еще несколько дней, и мы узнаем и это, и будем смеяться над нашими сомнениями. Не надо забывать одного: как мы ни одиноки здесь, на этом космическом острове, — с нами миллионы людей.

— Правильно! — почти единогласно подтвердили присутствующие.

Матей Бутару обвел всех глазами и с невыразимой радостью констатировал, что ни одно лицо не носило печати отчаяния. Даже Андрей Прекуп, и тот приободрился, видя, как относятся другие к создавшемуся положению.

— Собственно говоря, — сказал он, стараясь придать твердость своему голосу, — ракета может догнать нас, даже если мы уйдем вперед на 70–80 часов. Я буду все время непрерывно передавать призывы, и может быть, в скором времени, наш приемник не будет больше молчать.

73
{"b":"117268","o":1}