ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джорджетт Хейер

Муслин с веточками

I

Миссис Уэтерби с восторгом отнеслась к утреннему визиту своего единственного оставшегося в живых брата, но первые полчаса после его прибытия ей не была дарована возможность заговорить о чем-либо серьезном – только и удалось обменяться несколькими банальностями поверх голов своих шумных отпрысков. Сэр Гарет Ладлоу прибыл на Маунт-стрит как раз в тот момент, когда компания школьного возраста, состоящая из мисс Анны, весёлой девицы, дебютантки будущего года, мисс Элизабет и мистера Филиппа, возвращалась с прогулки в парке под опекой своей гувернантки. Как только эти деликатно воспитанные дети узрели высокую, элегантную фигуру своего дяди, они отбросили в сторону все правила приличия, так заботливо вбиваемые в их головы мисс Фелбридж, и с пронзительными воплями:

«Дядя Гари, дядя Гари!» – бросились сломя голову по улице, настигнув его на пороге своего дома. К тому времени, как мисс Фелбридж, снисходительно кудахтая, догнала их, дворецкий уже открыл дверь, и восторженные юные родственники втащили сэра Гарета в дом. Его забрасывали вопросами, тут же делились секретами, старшая племянница любовно повисла на одной руке, младший племянник пытался привлечь его внимание, яростно дергая за другую, но он освободился ровно настолько, чтобы протянуть руку мисс Фелбридж, произнося с улыбкой, которой всегда удавалось привести в трепет сердце в ее целомудренной груди:

– Как поживаете? Не браните их. Это исключительно моя вина – хотя почему я должен производить на них такой потрясающий эффект, понятия не имею! Вы совсем поправились? Когда мы виделись последний раз, вам сильно досаждал скверный приступ ревматизма. Мисс Фелбридж вспыхнула, поблагодарила и все отрицала, думая, как это похоже на милейшего сэра Гарета – помнить такую мелочь, как ревматизм гувернантки. Всякий дальнейший обмен любезностями был прерван появлением на сцене мистера Лея Уэтерби, который извергся из библиотеки в дальней части дома с воплями:

– Это дядя Гари? О, клянусь Юпитером, сэр, я дьявольски рад вас видеть! Мне как раз кое о чем хочется спросить вас!

Затем вся компания затащила сэра Гари наверх, в гостиную, разговаривая во весь голос и благодаря этому не слыша безуспешных попыток со стороны мисс Фелбридж удержать своих питомцев от того, чтобы они ворвались к своей маме таким совершенно неподходящим манером.

Настаивать, конечно, было бы бесполезно. Молодые Уэтерби, начиная с Лея, претерпевающего суровую муштру, долженствующую обеспечить ему вступление в университет в конце года, и кончая Филиппом, сражающимся с крючками и палочками, были единодушны в выражении своего решительного мнения, что нигде не найдется более восхитительного дяди, чем сэр Гарет. Попытка выставить молодых членов семьи в классную комнату могла окончиться только неудачей или, в лучшем случае, длительным периодом дурного настроения.

Как изысканно выражался мистер Лей Уэтерби, сэр Гарет был самым шикарным парнем, когда-либо родившимся на свет. Известный коринфянин, он никогда не считал ниже своего достоинства показать племяннику, старающемуся походить на денди, как повязать галстук. Мистер Джек Уэтерби, которого такая ерунда нисколько не заботила, тепло отзывался о его щедрости и полном понимании самых насущных потребностей молодых джентльменов, претерпевающих жестокие лишения в Итоне. Мисс Анна, ни в коем случае еще не выезжающая в свет, не знала большего источника радости и гордости, чем приглашение, сидя рядом с ним в коляске, сделать круг-другой по парку, к зависти (по ее убеждению) любой другой, не такой удачливой девицы. Что касается мисс Элизабет и мистера Филиппа, они считали его источником таких головокружительных наслаждений, как посещение амфитеатра Остли или Большого фейерверка, и не могли признать за ним никаких недостатков.

В этом они не были исключением: очень немногие находили недостатки у Гарета Ладлоу. Наблюдая, как он ухитрялся, снова и снова демонстрируя по настоянию маленького Филиппа волшебные свойства своих часов с репетиром, выслушивать особые проблемы, волнующие Лея, миссис Уэтерби думала, что не так-то легко найти более привлекательного мужчину, и пожелала, уже в тысячный раз, отыскать для него невесту, достаточно очаровательную, чтобы вытеснить из его сердца память об умершей возлюбленной. Богу известно, как много усилий она приложила для выполнения этой задачи за семь лет, что прошли со времени смерти Клариссы. Она знакомила его со множеством подходящих женщин, некоторые из них были столь же умны, сколь и красивы, но ни разу не смогла обнаружить в его глазах хотя бы намека на тот взгляд, что согревал их, когда они обращались на Клариссу Линкомб.

Эти размышления были прерваны появлением мистера Уэтерби, надежного вида человека лет сорока с небольшим, который, крепко пожимая руку шурину, отрывисто произнес: «А, Гари! Рад тебя видеть!» – и моментально отправил своих отпрысков заниматься их собственными делами. Покончив с этим, он заявил жене, что ей не следует поощрять детей в приставании к дяде. Сэр Гарет, овладев своими часами и моноклем, сунул первые в карман, повесил второй на шею на длинной черной ленте и сказал:

– Они не досаждают мне. Пожалуй, я возьму Лея с собой в Кроли Хит в следующем месяце. Хорошая схватка даст ему возможность думать о чем-нибудь другом, кроме покроя сюртуков. Да, я знаю, ты не одобряешь профессиональный бокс, Трикси, но если ты не позаботишься, мальчик постарается стать денди.

– Ерунда! Не хочешь же ты обременить себя каким-то школьником! – ответил Уоррен, не слишком удачно пряча свое удовольствие от приглашения.

– Да, хочу: мне нравится Лей. Ты не должен беспокоиться, что я позволю ему что-нибудь натворить, я не позволю.

В разговор вступила миссис Уэтерби, высказывая вслух свои мысли:

– О, мой дорогой Гари, если бы ты знал, как я мечтаю видеть тебя балующим своего сына! Он улыбнулся.

– Правда, Трикси? Вот так уж случилось, что именно это и привело меня сегодня к тебе. – Он заметил выражение страшного испуга на ее лице и разразился смехом. – Нет, нет, я не собираюсь открыть тебе существование плода любви. Просто я верю, вернее, надеюсь, что мне скоро понадобятся твои поздравления.

Сначала она не могла поверить, потом с горячностью воскликнула:

– О, Гари, это Алиса Стоквелл?

– Алиса Стоквелл? – в удивлении повторил он.

– Хорошенькое дитя, которое ты подбросила на моем пути? Ну нет, моя милая!

– Я тебе говорил, – с тихим удовлетворением заметил мистер Уэтерби. Она не могла не ощутить некоторого разочарования, поскольку из всех ее протеже мисс Стоквелл казалась самой подходящей. Однако ей удалось очень успешно скрыть его. Она сказала:

– Тогда заявляю, что я не имею ни малейшей догадки, кто это может быть. Хотя… О, умоляю, скажи мне скорей, Гари!

– Ну, конечно, – ответил он, изумленный ее горячностью. – Я попросил разрешения у Бранкастера просить руки леди Эстер. Результатом этого заявления было некоторое замешательство. Уоррен, в этот момент вдыхавший понюшку табака, удивился настолько, что вдохнул слишком усердно и зашелся в приступе чихания; а его жена, уставившись на брата, как будто не веря собственным глазам, разразилась слезами, воскликнув:

– О Гари, нет!

– Беатриса! – произнес он, мешая смех с досадой.

– Гарет, ты разыгрываешь меня? Скажи мне, что это неправда! Ну, конечно же! Ты никогда не сделаешь предложение Эстер Тиль!

– Но, Беатриса, – попытался он разубедить ее.

– Почему ты относишься к леди Эстер с таким отвращением?

– Отвращение? О нет! Но девушка – девушка? ей, должно быть, не меньше двадцати девяти! – женщина, которая не устроилась за эти девять лет или больше, и никогда никого не привлекла и ее не привлек никто, не имела ни малейшего успеха… Ты, должно быть, потерял разум! Ты должен знать, что стоит тебе только бросить носовой платок… О Боже, как ты можешь такое сделать?

1
{"b":"11727","o":1}