ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

А он был жив, живучий, сучара. Несмотря на две пули в груди, он еще дышал, если бы его глаза умели убивать – то я бы сейчас мгновенно превратился в невесомую кучку пепла…

– Ты как подохнуть предпочитаешь – чудовищно спокойным голосом осведомился я, уперев ствол пистолета сорок пятого калибра ему в переносицу – сразу, или чтобы помучаться немного…

– Да пошел ты, гринго – булькающим – видимо кровь попала в горло – голосом сказал мексиканец

Энджи вывела опиравшуюся на ее плечо девочку из фургона, но как только она увидела лежащего на трассе мексиканца, как оттолкнув Энджи (та от неожиданности потеряла равновесие и ударилась о борт фургона) бросилась к мексиканцу и с силой, насколько ей этих сил хватало, ударила его ногой в бок. Мексиканец застонал.

– Э, не так… – я поймал девочку за талию, прижал к себе и вложил в руку Глок – давай вот из этого. Хочешь.

– Ты что, охренел! – Энджи рванулась вперед

– Назад!!! – гаркнул я так, что было чему поучиться и сержанту армейской учебки – назад!

Пистолет плясал в ослабевшей во время заточения руке девочки. Но я знал, что ей это было нужно – иначе кошмары не оставят ее в покое никогда. Казнить насильника собственной рукой – и все забыть. Раз и навсегда.

– Стреляй! – девочка судорожно даванула спуск, пистолет гулко грохнул и по ушам резанул истошный вопль мексиканца. Никогда не слышал, чтобы человек так мог кричать, тем более уже серьезно раненый. Тяжелая пуля попала в низ живота, разорвала позвоночник и мочевой пузырь. Выстрелив, пистолет она удержать не смогла, тот с грохотом упал на асфальт, чуть в стороне покатилась серебристая гильза.

– Забирай ее! – Энджи буквально выхватила ее у меня из рук и, матеря меня последними словами, потащила к Хаммеру. Подняв с дороги пистолет и засунув его в кобуру, я присел над мексиканцем, заглянул в его искаженное страшной болью лицо.

– А знаешь что, рабовладелец… Мне пули на тебя жалко. Подыхай так. Адьюс, амиго…

Подняв выпавший из его рук Кольт-45, похоже, производства Кимбер, я засунул его за пояс. Снял с пояса умираюшего мексиканца два пистолетных магазина в подсумках, положил в карман. Прогулялся мимо машин. Добыл у одного из бандитов Калашников и два магазина к нему (сам автомат похоже румынский – такой мне и на х… не нужен, но на обмен в самый раз). Ружье на … не сдалось – и так полно всего, класть уже некуда. Обыскал салон полицейского Эксплорера, нашел новенькую винтовку М16А4, на которой вместо ручки для переноски был установлен прицел ACOG, и пять магазинов к ней. Сойдет, может поменять придется на что… Но самое главное – две полицейские рации с зарядкой от прикуривателя – то что надо! Запасливый парниша был. Добычу отнес в РейнджРовер, бросил на заднее сидение – в Хаммере свободного места уже не было. Брат уже сел на водительское место и теперь смотрел на меня, в глазах плескался ужас.

– Такие дела, братан… – я дружески потрепал Пита по плечу, желая подбодрить – война есть война. Давай за нами и не кисни. Если переедешь ненароком этого урода – я несильно расстроюсь…

Лесной массив штат Аризона Пять километров от Флагстаффа

16 июня 2010 года

– Как тебя зовут? – я заглушил мотор и повернулся к девчонке, которую мы отбили у мексиканцев. Тогда, на дороге разбираться было не время, в любой момент могли появиться другие бандиты – а вот сейчас кое-что выяснить было нужно.

– Слушай! – тотчас окрысилась Энджи – а не пойти ли тебе такому крутому на всем известные четыре буквы (в английском языке матерные выражения в основном состоят из четырех букв, есть даже такое выражение «four-letter words» – прим автора) … Вали отсюда, по леску пройдись, а мы тут сами… Злой и добрый полицейский… Неплохо.

Вышел из машины, не забыв повесить на плечо ремень от винтовки, глубоко вдохнул чистый лесной воздух. Позади хлопнула дверь РейнджРовера, Питер, тоже с автоматом за спиной (выглядел и действовал он уже как заправский боец, все таки воспитание на военной базе не вытравить ничем, даже долгим сидением в научной лаборатории) подошел ко мне, чиркнул зажигалкой, нервно затянулся. Краем глаза я заметил, что руки у него дрожат.

– Ты чего так раскис? Дальше поедем, там еще и не такое дерьмо будет. Привыкай.

– Слушай – брат нервно затягивался сигаретой – ты вот мне скажи … Как же мы до этого всего дошли? Ведь у нас, считай средневековье – это у нас, в нашей стране, в двадцать первом веке…

– Так тебе же лучше знать, чем кому-либо на этой земле! – хохотнул я и тотчас понял, что перегнул палку…

– Слушай – начал я совсем другим, серьезным тоном – я не знаю ответа на твой вопрос. Честно, не знаю. Знаю только, что налет цивилизованности в нас очень тонок. И сейчас все то темное и злое, что исподволь копилось, прорвалось наружу, оно захлестывает нас. У нас задача простая – добраться домой, а там поглядим. Вот и все. И не грузись. За спиной хлопнула дверь, к нам подошла Энджи…

– Дай сигарету! – обратилась она к Питеру

– Ты что, куришь?! – изумился я

– Бросила. Дай сигарету…

– Питер вытряхнул из пачки длинную коричневую сигарету, поднес огонька. Затянувшись, Энджи сильно закашлялась.

– Слушай, отравиться ты успеешь – мягко сказал я, отнимая у нее сигарету и туша ее – тем более, сигареты скоро дефицитом станут. Отвыкла – и хорошо. Лучше расскажи, как зовут ту девчонку, которую мы вытащили из фургона. Она заговорила?

– Мари ее зовут … – мрачно ответила Энджи – ей всего семнадцать, два дня назад исполнилось. Хороший праздник, не правда ли…

– Ну, мы же ее отбили … Неплохой подарок на день рождения …

– Хорош ерничать … Короче тот парень – он коп.

– В смысле? – не понял я

– Ну, тот, в которого ты ее заставил стрелять. Он коп.

– Так я в этом и не сомневался. Вырядился под копа, сволочь и грабил на дороге. Интересно, где он машину и форму достал?

– Ты не понял. Он настоящий коп.

– Мать твою … – изумленно выругался я

История, которую рассказала Мари была простой и страшной. В их городке четыре года назад устроился на работу в полицию этот мексиканец, Хулио Суарес. Взяли его без проблем, желающих работать в полиции, особо не было, кого затащишь в такое захолустье – поэтому Суарес пришелся как нельзя кстати. Начальник полиции мечтал только о скорой пенсии, ни во что вникать он не хотел – поэтому Хулио, который никогда не отказывался от порученных ему дел, скоро стал правой рукой шефа полиции.

Примерно пару лет назад в городе стали появляться мексиканцы, один за другим. Один из мексиканец купил местную, загибающуюся от недостатка заказов лесопилку – и заказы чудесным образом появились. На лесопилку брали работать только своих.

Потом открылся и новый магазин. Испокон века, население городка отоваривалось в универсальном магазине мистера Джима Иглстона, этот магазин передавался в семействе Иглстонов по наследству. Но в одну из ночей он странным образом сгорел вместе с хозяином, мистером Джимом. Расследование, которое проводил Суарес, ничего не дало – и новый магазин открыли уже мексиканцы.

Чем дальше – тем приезжих мексиканцев становилось все больше, и вели они себя все наглее и наглее. Произошло два случая изнасилования, но ни одному не дали хода. Наконец, несколько месяцев назад, одного из жителей городка, который серьезно конфликтовал с приезжими, нашли в лесу с головой, размозженной пулей. Официальная версия смерти – случайная пуля охотника на оленей, хотя был не сезон.

А когда все это началось, несколько дней назад (как я прикинул, на седьмой день катастрофы), когда стало понятно, что власть отныне принадлежит тем, у кого есть стволы – ситуация резко поменялась. Оказалось, что у каждого приезжего заныкан как минимум один незарегистрированный ствол. Прочесав городок, мексиканцы расстреляли всех, кто им по каким-либо причинам не нравился, остальных же обратили в рабов. Так, на месте обычного американского городка в считанные дни было создано небольшое рабовладельческое государство. А поскольку боевиков было много, и им надо было чем-то заниматься – решили грабить на дороге.

38
{"b":"117297","o":1}