ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Отвлекшись на нее, я пропустил момент, когда Эксплорер рванул назад, к блокпосту – видимо вытащили из Кугара уцелевших и рванули назад. Либо просто не хотят связываться, либо – за подкреплением. Лучше конечно первое, но, скорее всего – второе. Когда я навел на них перекрестье прицела, уцелевший Эксплорер был на расстоянии метров восемьсот от нас и постоянно петлял, делая попадание еще менее вероятным…

– Пит! Цел?

– Да цел, б… куда я денусь… – брат занял позицию у капота Хаммера, грамотно прикрываясь двигателем и держа наготове автомат.

Положив Барретт на крышу машины, я вылез наружу, глянул вниз. Е-мое… Пуля пятидесятого калибра вдребезги разнесла заднее левое колесо, машина накренилась набок. Присел, глянул – кажется, ступица целая, но колесо надо менять однозначно. На трех мы никуда не уедем… Рядом тормознул РейнджРовер, подняв облако пыли.

– Вы какого … не свалили?

– Решили посмотреть на героическое сражение – крикнула в ответ Энджи, улыбаясь (хотя смешного, б… тут ничего не было!) – что тут у вас?

– Колесо надо менять… Наскочили на гвоздь калибра пятьдесят… Прикрывай! Пит – давай вытаскивай все из багажника, грузи Рейндж по максимуму. И где домкрат, черт возьми…

За несколько дней до катастрофы Вашингтон, округ Колумбия Safe-house ФБР

25 мая 2010 года

– Сэр! – один из агентов ФБР, охранявших «безопасный дом» зашел в комнату, кивнул агенту Манчини, который допрашивал в который раз полумертвого от усталости Питера Маршала. Агент Манчини извинился, вышел из комнаты

– Ну?

– Сэр, научный отдел расшифровал информацию на флэшкарте. Они говорят, что не видели ничего подобного. Такой вакцины вообще не должно существовать, потому что нет вируса, для борьбы с которым она предназначена. Определить степень опасности биоматериалов, описанных на карте, они не могут, равно, как и воспроизвести процесс получения исходного вируса или вакцины. Но они говорят, что исследования надо продолжать, причем в максимально быстром темпе. Для этого потребуется несколько дней – это минимум даже с учетом того что…

Договорить он не успел – в абсолютной тишине, только тихо звякнуло стекло – на стекле первого этажа дома появилась небольшая дырочка с расходящимися от нее трещинами. Агент захрипел, опускаясь на пол, на его спине, по самому центру, на белой рубашке расплывалось ярко-алое пятно.

– Ложись! Ложитесь все! – агент Гарри Манчини провел больше года в Ираке, обучая местные силы безопасности, и прекрасно знал, как вести себя в случае обстрела здания снайпером. В падении он опередил подстреленного снайпером агента, перекатился ближе к окну, крикнул, предупреждая всех об опасности. Затем попытался подтащить к себе своего агента, чтоб понять можно ли ему чем-нибудь помочь. Не получилось – выругавшись, Манчини встал на четвереньки, чтобы не светиться в окне, подполз к лежащему без движения агенту, с трудом перевернул его на спину, приложил два пальца к шее, замер, пытаясь ощутить хоть слабое биение пульса. Пульса не было…

Выругавшись, Манчини вытащил из кармана портативную рацию, включил канал ФБР.

– Всем кто меня слышит, всем кто меня слышит! Говорит агент ФБР Гарри Манчини! Код десять-тринадцать, повторяю десять – тринадцать! Мы под огнем! Адрес…

Рация отозвалась немыслимым треском и шумом, весь канал был забит помехами. Манчини попытался нащупать полицейскую волну – но и на ней было то же самое. С ужасом он осознал, что похоже террористы глушат все радиостанции и помощи ждать не приходится.

– Майк, Тревор! – заорал он во всю глотку – сюда, ко мне!

Несколько пуль с противным стуком ударили в дверь – но дверь была бронированной и выдержала.

– Сэр, я на кухне! Они прорываются!

Еще несколько пуль ударили в стекло, оставив дыры и трещины… Манчини не поднимаясь, на четвереньках бросился на кухню, на помощь. Впереди, короткими очередями огрызался автомат…

Манчини подоспел как раз вовремя. Тревор Катер, один из специальных агентов отдела по борьбе с терроризмом, отстреливался из своего НК МР5К через выбитое пулями окно. С той стороны стреляли из бесшумного оружия, откуда – непонятно. Грохот автомата Катера был единственным хорошо слышимым звуком перестрелки.

Манчини занял позицию напротив Тревора, прикрывшись дверным косяком – и только он это сделал – с той стороны решили действовать активнее. В разбитое окно влетела канистра, плюхнулась на пол, запульсировала остро пахнущими желтоватыми струями из открытой горловины. Следом влетел какой-то самодельный факел – и разлитый бензин моментально вспыхнул…

– Давай наверх, на второй этаж!

Прикрывая друг друга, агенты бросились на второй этаж здания. Пожар – это плохо и для них, но и для нападающих ничего хорошего. Через пылающий ад кухни они уже не пройдут, пожар привлечет внимание, и соседи вызовут пожарных. А шума и лишних свидетелей нападающим явно не надо – стреляют с глушителями. Второй этаж все равно загорится не сразу, стены и полы здания усилены, на втором этаже есть огнетушители. В общем и целом – можно отсидеться до прибытия пожарных на втором этаже здания.

– Лестница!

Тревор направил автомат в сторону лестницы, Манчини осторожно пошел вперед. В этот момент, несколько оглушительных пистолетных выстрелов грянули на втором этаже здания, перекрывая треск и гул пожара…

– Давай быстрее – Манчини дошел до середины лестницы, занял позицию для прикрытия, теперь вперед пошел Тревор с автоматом. Группа захвата решила бы задачу за несколько секунд –здесь же двоим агентам приходилось продвигаться медленно, прикрывая опасные направления. Иначе можно словить пулю. Где-то вдалеке завыла сирена…

– Сэр, идите сюда!

Манчини, перепрыгивая через ступеньки, преодолел узкий лестничный пролет и потрясенно застыл. Дверь большой комнаты, в которой они допрашивали подозреваемого – настежь. В самой комнате, у двери на животе лежит агент Майк Фишер – высокий здоровяк, который все время подшучивал насчет своей жены. Именно он оставался на втором этаже прикрывать подозреваемого. Пошутить он уже не сможет никогда –голова разбита выстрелом из оружия крупного калибра, пол вокруг забрызган кровью. Окно выбито, рядом с ним у измазанной кровью стены сидит человек в маске и черной боевой униформе, которую обычно использует SWAT. Опаленные, истекающие черным дыры на снаряжении видны даже от порога, оружия у неизвестного нет. Но самое главное – подозреваемого нет нигде – ни живого, ни мертвого. Сирены выли уже совсем рядом, дым и раскаленный воздух просачивались с первого этажа, тошнота подкатывала к горлу…

Наплевав на опасность, агент Манчини пробежал через всю комнату, выглянул в окно. Кухня горела уже вовсю, едкий черный дым шел столбом, но даже сквозь космы дыма был виден еще один боевик из команды нападения, сломанной куклой распластавшийся на земле во дворике безопасного дома. Подозреваемого не было и там …

Пока тушили пожар – подвели краткие итоги. Двое убитых агентов ФБР и трое – неизвестных боевиков, одетые в одинаковую полицейскую штурмовую униформу. Ни у одного из боевиков нет документов – вообще никаких, ни настоящих, ни фальшивых. У одного нашли пистолет-пулемет HK UMP45 с глушителем и уничтоженными заводскими номерами, у двух других – оружия не нашли вообще. Но самое главное – подозреваемый, который укрывался в безопасном доме, во время перестрелки скрылся и организованная по горячим следам операция перехвата никакого результата не дала…

77
{"b":"117297","o":1}