ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Норт МакАртур Драйв Александрия, штат Луизиана

24 июня 2010 года

– А хватит инерции эту кучу то согрести? – так отвлеченно, словно мы находились на каком-нибудь приеме в посольстве спросил Мик, показав рукой на машины на стоянке, за которыми занимали позиции стрелки.

– Хватит…

Удар оказался чудовищным – но не для нас, пристегнутых ремнями безопасности, а для тех, кому не повезло оказаться на пути многотонного бронированного монстра… Перед ударом машина шла на пределе, на ограничителе – шестьдесят миль в час – и таранный бампер, несколько миллиметров закаленной стали, приваренных к раме машине, сделал свое дело…

Целился я специально – между двумя машинами так, чтобы удар пришелся по багажнику первой и по капоту второй. Первой оказался старый «Шеви-Каприс» в полицейской раскраске, давно полицейскими не используемый – его не просто отбросило. От удара он буквально встал на капот и с грохотом рухнул на стоящий рядом Форд пикап. Машина выглядела так, будто на нее наступил великан, а багажника и вовсе – не было.

Вторым пострадал Шевроле Сильверадо с закрытым кузовом-кунгом редкого, бледно-лимонного цвета. Тот, кто прятался за ним, был не так проворен, а сам пикап был слишком тяжел, чтобы летать, подобно Капрису. Удар пришелся по моторному отсеку, машину развернуло и припечатало к стоящему следом джипу, а один из стрелков с дробовиком, вовремя не просекший наших серьезных намерений, оказался расплющен между ними…

Остальные открыли огонь, один даже успел попасть в лобовое стекло броневика – пуля стекло не пробила, но отставила неслабую отметину. Пара десятков таких вот отметин – и дорогу из-за них просто будет не видно. Хреново…

Те, кто прятался за машинами на стоянке, выстрелили по разу, большей частью не попали и, спотыкаясь и падая бросились прочь от несущегося на них монстра. Шквальный огонь открыли с крыше склада, где засели снайперы, пули пришлись, прежде всего, по кузову-сейфу и по крыше кабины. Любую небронированную машину – неважно легковую, трак или грузовик такой шквал огня остановил бы. Нам же он показался грохотом града по крыше – совершенно неопасным…

Разбросав по сторонам автомобили баррикады, мы за пару секунд преодолели стоянку, я снова крутанул вправо руль и мы, снеся по пути неудачно запаркованную у обочины малолитражку вырвались на оперативный простор – на Мейсон стрит, больше похожую на деревенскую улицу, чем на улицу немаленького южного города. Незадачливые бандиты провожали нас разнокалиберным грохотом, волновавшим нас не больше, чем скорость полет кометы Галлея…

У городского парка свернули на Масоник драйв. В парке явно кто-то был – стояли машины, жгли костры – но нас предпочли не заметить. И правильно – жить всем надо…

Проехали всю Масоник, по дороге сбили нескольких одержимых – красота! Раньше я бы поостерегся сбивать одержимых машиной – все таки риск повредить радиатор, а если туша одержимого вдруг ударится об лобовое стекло и ввалится в салон – так вообще красота будет… Сейчас же увидев одержимого просто давил на газ – даже если они были заняты едой и до нас им не было никакого дело. Лучший одержимый – мертвый одержимый, чем больше я лично их убью – тем скорее закончится все это дерьмо. Один из одержимых ухитрился ударить палкой по капоту за долю секунды до того, как попасть под колесо, еще кровью забрызгало стекло и пришлось включать дворники. Хорошо, в бачке омывателя жидкость была, перед выездом и не проверили, а выходить и протирать, как-то не было желания…

А впереди был торговый молл, одноэтажный, но огромный, с вывеской «Александрия». Вообще, с приходом федеральных торговых сетей, Юг сильно изменился. Если раньше здесь от всего веяло чем то деревенским, патриархальным – сонные городки, широкие улицы, деревянные магазинчики, которыми их владельцы владели Бог знает в каком поколении, и которые подавали местным покупателям товар, даже не спрашивая что им нужно – потому что знали, то теперь… Уродливые, похожие на цеха коробки, обшитые сайдингом, громкие названия, распродажи дешевого китайского дерьма… Что-то ушло, что-то необратимо изменилось, и я не скажу, что это было хорошо.

Молл был слева, для того чтобы хорошо был виден сам молл и реклама на нем, вырубили все деревья. Но мое внимание привлекло не это – привлекло так, что я аж притормозил. Стоянка перед моллом была забита машинами – самыми разными, в основном траками, на каких здесь ездят. Длинные ряды машин, припаркованных в основном аккуратно, четкими рядами. Но самое главное – там, на стоянке были люди. Много, человек двести….

Поднес к глазами бинокль – и чуть не выронил от ужаса и неожиданности… Мужчины, женщины, дети… Когда то, совсем недавно, они и были людьми, но сейчас… Рваная, перепачканная кровью одежда, раны на теле, на которые никто не обращал внимания… ТВАРИ…

– Ты куда-нибудь торопишься? – не дожидаясь ответа, я повернул руль, нажал на газ и броневик, отшвырнув с дороги старый Форд-Аэростар, влетел на заполненную припаркованными машинами и одержимыми автостоянку…

Удивительно – но не все одержимые бросились на нас! Некоторые бросились, наоборот, от нас – убегать! Вот это номера – раньше они перл напролом и ничего испугать их не могло – даже если на них пер бы каток – они все равно бросились бы под него. А сейчас – вы только поглядите! Видимо, пребывание в стаях запустило механизм обучения – с каждым днем одержимые становились все более и более опасными хищниками.

С теми же, кто не догадался отвалить, я поступил просто и жестоко. Машины на паркингах перед молами паркуются рядами, между рядами всегда оставляют пространство достаточное, чтобы проехала другая машина или магазинная тележка. Сейчас это пространство буквально кишело одержимыми – и я начал их буквально сгребать таранным бампером – часть попадала под колеса. Остаасть размазывалась по стоящим рядами машинам. Вой и рев был слышен даже в бронированной и звукоизолированной кабине. Один одержимый пытался заскочить на капот, но сорвался, и в следующую секунду его размазало между бортом броневика и багажником какой-то машины…

Проехав так метров триста – паркинг был очень большой, длинный, я начал крутить руль, пытаясь развернуться, и тут двигатель чихнул и … заглох! Нет не так – ЗАГЛОХ!!! Когда ровный рев дизеля оборвался, у меня чуть не случился сердечный приступ – сердце словно сдавила рука в холодной резиновой перчатке….

Медленно, мы с Миком повернулись друг, к другу, посмотрели друг другу в глаза. Лицо его было просто белым, словно обсыпанным мукой, я наверное выглядел не лучше. Вокруг машины бесновались одержимые, несколько уже запрыгнули на капот и теперь в бессильной злобе колотили кулаками, камнями и палками по толстому стеклу, пытаясь прорваться в кабину. Жутко – врагу такого не пожелаю. И что теперь. Оружие в кабине есть и патроны – но ведь через такую толпу не прорваться, задавят численностью, порвут на части…

– Спокойно. Давай, попытается запустить двигатель…

Стараясь не обращать внимания на облепивших машину одержимых, я, задержав дыхание, медленно повернул ключ в замке зажигания и, через долю секунды, двигатель ровно взревел… Ф-ф-ф-у…. Так и до инфаркта на самом деле дожиться можно…

Из-за облепивших машину, сидевших на капоте одержимых ничего видно не было, поэтому я поехал наугад, включив оставшуюся от самосвала пониженную передачу. С треском смялся кузов какой-то машины, под колеса упал один из одержимых, отшатнулись несколько других – но машина пошла. Пошла! Сминая и расталкивая оставленные на стоянке машины, сбрасывая с капота и кузова насевших тварей, броневик наискось пересек стоянку. О чем я тогда думал и о чем молился – чтобы не свалиться в какой-нибудь ров или канаву, огораживающую стоянку – тогда точно не выберемся. Этот броневик слишком тяжелый для бездорожья…

Вырвались – срезав угол и проделав проход в двух рядах машин наш броневик выполз со стоянки и, нарушая все правила, вывалился на МакАртур драйв, которая вела на выезд из города. Ехал я можно сказать наугад, дорога через заляпанное стекло было почти не видна, но главное – ехал, сваливал отсюда…

24
{"b":"117298","o":1}